Подземный пожар
Фото: Stock.XCHNG

Ситуация в российском банковском секторе стабилизировалась — исчезли набеги вкладчиков, прекратилась череда громких разорений. Однако, скорее всего, мы уже наблюдаем первую, латентную фазу кризиса «плохих» долгов, напоминающую пожар на торфяном болоте: под землей выгорели целые пещеры, а на поверхности — один дым. Но в любой момент земля обрушится, и огонь вырвется наружу. Если не потушить «подземный пожар» «плохих» долгов, то возобновятся набеги вкладчиков и разорения банков.

ЦБ пока не опубликовал отчетность банков за март. Поэтому для понимания процессов, происходящих в банковской сфере, воспользуемся отчетами 24 из них, включая банки топ-20 (без ВТБ Северо-Запад и АК Барса).

Пока банковский состав катится под гору.

Основной убыток — у госбанков

Вывод об убыточности банковского сектора в марте сохраняется. Убыток за первый месяц весны по нашей выборке достиг 27,6 млрд рублей. Наибольшие убытки показывают банки, прямо или косвенно контролируемые государством: в совокупности 27,1 млрд рублей. Причем из семи этих банков только два (Россельхозбанк и Транскредитбанк) показали небольшую прибыль. В то же время из 17 банков, не контролируемых государством, понесли убыток за март только семь, причем совокупный убыток этих 17 банков составил всего 0,5 млрд рублей.

Вот первые строки мартовского рэнкинга по убыткам:

— ВТБ 14,8 млрд рублей;

— Газпромбанк 6,0 млрд рублей;

— Сбербанк 4,8 млрд рублей;

— Альфа-Банк 1,2 млрд рублей.

Однако санируемые банки могут внести коррективы в этот рэнкинг. Банкам, контролируемым государством, достается наибольший объем госпомощи, но, как видно, не в коня корм. Конечно, возможно и другое объяснение: грядет второй раунд «раздачи слонов» (вливаний госсредств в капиталы 1-го и 2-го уровня), а показывать прибыль и при этом просить помощь у государства как-то не с руки… Полезно прибедняться. В кризис за убытки не взыщут.

Просрочка

В связи с кризисом «плохих» долгов особое внимание в банковских оборотных ведомостях вызывает просроченная задолженность.

В целом по банковской системе она находится, если верить РСБУ, на вполне комфортном уровне — 2,8% на 1 марта 2009 года. Рост просрочки не столь комфортен — за февраль он составил 19,1%. Однако верить РСБУ не стоит по ряду причин.

Во-первых, в отчетах по МСФО за 2008 год банки признаются, что вовсю лонгируют кредиты. Так, в отчетности «Санкт-Петербурга» по МСФО говорится: «В течение 2008 года банк изменил условия договоров по коммерческим кредитам, которые в противном случае были бы просрочены или обесценены, на общую сумму 9 835 197 тысяч рублей». Кредитный портфель на конец прошлого года составил 144,9 млрд рублей — следовательно, 6,8% общего объема кредитов было реструктурировано.

Аналогичное чистосердечное признание есть и в отчете МДМ-Банка: «По состоянию на 31 декабря 2008 года группа изменила условия договоров по кредитам корпоративным клиентам в составе портфелей кредитов группы, которые в противном случае были бы просрочены или обесценены на общую сумму 16 400 млн руб. (на 31 декабря 2007 года: 572 млн руб.)». У МДМ-Банка кредитный портфель на конец года составил 186 505 млн рублей — следовательно, 8,8% портфеля было реструктурировано.

Во-вторых, «плохие» кредиты списываются или передаются другим организациям.
В-третьих, с 1 января «хорошими» признаются кредиты, просрочка по которым не превышает 30 дней для юрлиц и 60 — для физлиц, тогда как ранее эти сроки были 5 и 30 дней соответственно.

В-четвертых, к просроченной задолженности относится только непогашенная в пределах указанного срока часть кредита, хотя понятно, что если не погашена «очередная порция», то с большой вероятностью испорчен и весь кредит. Возможно, одна из причин стремительного роста просрочки по РСБУ — именно в этой бухгалтерской уловке. Новые неплательщики не появляются, а просто подходят сроки по новым платежам испорченных кредитов. Если это так, то, возможно, мы несколько переоцениваем размер проблемы «плохих» долгов — когда до конца подойдут сроки по старым испорченным кредитам, то рост просрочки резко замедлится.

Рост просрочки за март по клиентским кредитам в целом по выборке составил 11,8%. Наибольшие темпы показали Транскредитбанк (+116,7%), «Санкт-Петербург» (+65,1%) и БСЖВ (+27,6%).

А вот «Русский Стандарт» ухитрился за март существенно снизить просрочку — на 2,11 млрд рублей, или 9,2%, с 23,05 млрд до 20,94 млрд. Вероятно, он передал «плохие» кредиты — скорее всего, какой-нибудь своей организации, чтобы расчистить баланс. Кроме того, за прошлый месяц банк списал их на 680,3 млн рублей. Снижение резервов по клиентским кредитам на 2,13 мрд рублей позволило ему уменьшить убыток за I квартал до 1,6 млрд рублей и выйти на позитивный финансовый результат за март (204,5 млн рублей). Кроме того, отрицательная чистая валютная балансовая позиция (-28,5 млрд) дала «Русскому Стадарту» возможность получить прибыль от переоценки валюты на укреплении рубля.

Отметим образование в марте просрочки по валютным кредитам, предоставленным Сбербанком юрлицам-нерезидентам, в размере 6,4 млрд рублей. Не исключено, что речь идет о кредите офшору одной крупной российской структуры.

Рост просрочки органов власти

Симптоматичен рост просрочки по займам, выделенным субъектам РФ или органам местного самоуправления. По выборке он составил 15,8%, хотя в абсолютном выражении размер этой просрочки и невелик. Всего субъекты РФ или органы местного самоуправления задолжали на 1 апреля Райффайзенбанку 235,65 млн рублей (в том числе администрация Пушкинского района Московской области — 120,6 млн), а Сбербанку — 56 млн.

Некоторые региональные бюджеты уже не справляются с долговой нагрузкой. Если ситуация будет усугубляться, то можно ожидать дефолтов по облигациям субъектов РФ и органов местного самоуправления. Пока известны только технический дефолт по облигациям Клинского района Подмосковья и реальный дефолт по облигациям ОАО «Томск-Инвест» (финансовая структура администрации Томской области). Вспомним, что после суверенного дефолта 1998 года некоторые субъекты РФ отказывались платить по своим долгам.

Просрочка по рознице

Просроченная задолженность по розничным кредитам составила на 1 апреля у Сбербанка всего 2,4% (28,5 млрд рублей), тогда как у «Русского Стандарта» — 21,3% (20,9 млрд). В целом по выборке доля просрочки в розничном кредитном портфеле достигла на 1 апреля 4,0% при весьма умеренном по нынешним временам росте на 3,5% за март. «Русский Стандарт» интенсивно сокращает свой кредитный портфель — в прошлом месяце он уменьшился на 6,6% (на 6,9 млрд рублей).

Просрочка по валютной рознице

Просроченная задолженность по розничным валютным кредитам составила на 1 апреля у Сбербанка 22,9% (10,2 млрд рублей), а у «Русского Стандарта» — 21,2% (113,6 млн).

Ключ к разгадке столь большой разницы по доле просрочки рублевой и валютной розницы Сбербанка может крыться в конвертации валютных кредитов в рублевые. В результате такой конвертации доля «мусора» в портфеле валютных кредитов естественным образом возрастает, так как «хорошие» кредиты перетекают в рублевый портфель и, кроме того, происходит новация. Впрочем, доля валютных кредитов в розничных кредитных портфелях у этих банков невелика — у Сбербанка — 3,7%, а у «Русского Стандарта» — всего 0,5%.

Разброс по доле просрочки в портфеле розничных валютных кредитов вызывает удивление — от рекордов Сбербанка и «Русского Стандарта» (у ВТБ еще больше — 31,9%, но объем кредитов очень мал) до 0,3% у «Санкт-Петербурга».

У ряда банков доля валютных кредитов в розничных кредитных портфелях опасно высока: в нашей выборке лидируют «Глобэкс» (72,1%) и НРБ (70,2%), за ними следуют БСЖВ (53,5%) и Оргрэсбанк (49,7%).

Максим ОСАДЧИЙ, аналитик, специально для Банки.ру