Алексей Улюкаев: «Доллара за 15 рублей не будет»

Алексей Улюкаев: «Доллара за 15 рублей не будет»

2071

Курс российского рубля вскоре могут отпустить «в свободное плавание» — и тогда он может резко укрепиться по отношению к доллару и евро. Такие прогнозы уже не раз звучали из уст первых лиц Банка России. О том, каким именно будет курс рубля в ближайшие годы и как при этом государство будет бороться с инфляцией, в интервью газете «Известия» рассказал первый заместитель председателя Банка России Алексей УЛЮКАЕВ.

Вы можете сказать, какими темпами будет укрепляться рубль в ближайшие годы?

Рубль будет укрепляться и в среднесрочной, и в текущей перспективе. В этом году у нас укрепление реального эффективного курса будет порядка 10%. Сегодня у нас по десяти месяцам 9,3% роста реального эффективного курса. Не номинального, а реального.

Так какой именно будет курс рубля в ближайшие годы?

Сейчас многие путают реальный курс с номинальным. И когда мы говорим, что на 10% рубль будет укрепляться, некоторые делают вывод, что доллар будет стоить 26 рублей. Это неверно. Мы исходим из того, что скорее всего номинальный курс будет мало изменяться. Но разница по инфляции (одиннадцатипроцентная наша минус трехпроцентная мировая), если грубо считать, дает нам такой результат. Поэтому реальный курс будет несколько укрепляться и в краткосрочной, и в среднесрочной перспективе. Но это будет в разумных границах, то есть примерно не более 10% в год. Соответственно, не будет слишком больших колебаний номинального курса. И, уж конечно, не ожидается никаких движений к тому, что доллар будет стоить, как некоторые говорят, 15 или 20 рублей.

«Наше среднесрочное будущее — это укрепление национальной валюты»

Ваше недавнее заявление о том, что Центробанк может отпустить курс рубля «в свободное плавание», наделало много шума. Именно тогда появились разговоры про 15 рублей за доллар. Так какие у вас планы относительно рубля?

Сейчас Банк России проводит политику так называемого управляемого плавающего валютного курса. Это означает, что движение курса в основном соответствует ситуации на рынке, но Банк России устанавливает уровни поддержки и вмешивается, если рыночный курс выходит на них. Сегодня это обусловлено большим дисбалансом спроса и предложения — ежемесячно на 5—7 миллиардов долларов.

А что случится, если Центробанк просто уйдет с валютного рынка?

Если бы ЦБ не вмешивался, то произошло бы сильное укрепление национальной валюты. Кроме того, мы имели бы очень большие ежемесячные колебания курса рубля, потому что основной объем налоговых платежей приходится на последнюю декаду каждого месяца. И Банку России нужно сделать так, чтобы у нас не было такой ситуации, чтобы рубль к концу месяца укреплялся, а потом опять ослабевал. Массированное присутствие на валютном рынке не совсем методологически верно. Если посмотреть, как ведут себя центробанки других стран, то мы увидим уход от управляемого плавания, которое было популярно еще несколько лет назад. Сегодня денежные власти — особенно в развитых странах — выбирают в основном политику свободного плавания валютного курса, когда они практически не вмешиваются в ситуацию на валютном рынке.

Но в России получается, что «свободное плавание» невозможно? Что мешает?

Две вещи. Во-первых, очень большой дисбаланс внутреннего валютного рынка. До тех пор пока будет по сто миллиардов долларов в год положительного торгового баланса, мы не сможем отказаться от поддержки курсового соотношения. Иначе случилось бы слишком резкое укрепление рубля. В принципе панически бояться укрепления не надо, а то у нас уже жупел сделали из этого. У нас сейчас очень большой запас прочности по укреплению валютного курса, а рубль очень сильно недооценен — примерно в два раза, если смотреть по паритету покупательной способности или соотношению между резервными деньгами и золотовалютными резервами. Поэтому наше среднесрочное будущее — на годы — это укрепление национальной валюты.

Ваши оппоненты говорят, что крепкий рубль стимулирует импорт и мешает росту экономики…

Любые исследования о влиянии повышения курса на конкурентоспособность российской экономики, которые проводили мы или независимые аналитики, показывали, что для России сейчас нет статистически значимой зависимости между динамикой реального эффективного курса и экономическим ростом. Конечно, если курс укрепится на 50%, то изменения будут заметны. Но четыре, пять или десять процентов в год существенного влияния на конкурентоспособность экономики не оказывают.


«Говорили, что мы огурцами собираемся бороться с инфляцией»

Задача, поставленная президентом по снижению инфляции, не изменила ваших планов?

Нет, и мы очень довольны, что на уровне политического руководства страны задача по погашению инфляции тоже воспринимается как приоритет.

Инфляция волнует наших граждан не меньше, чем курс рубля к доллару. ЦБ заявляет, что для него задача снижения инфляции более приоритетна, чем курсовая политика. Не противоречит ли это конституционным задачам Банка России, где сказано только о защите и обеспечении устойчивости рубля?

Преодоление инфляции — это возможность нормального финансового планирования, это сохранение покупательной способности денег, это спрос на национальную валюту. В этом смысле все сходится к инфляции. Мы считаем ее в основном монетарным феноменом, просто ее монетарная природа не видна на коротком промежутке времени. Например, когда мы говорили, что инфляция зависит в том числе от цен на плодоовощную продукцию, над нами смеялись, говорили, что мы огурцами собираемся бороться с инфляцией. Конечно, пройдет дождь или не пройдет, вырастут огурцы или не вырастут — это не монетарный фактор. Но в течение долгого времени объем спроса на те же огурцы, его соответствие объему предложения будет определяться динамикой денег. Здесь прямая связь с монетарной политикой.

Но в этом году мы не выйдем за прошлогодний уровень?

Можно сказать совершенно смело, что в этом году инфляция будет ниже, чем в прошлом. В проекте основных направлений, который мы на днях окончательно внесли в Госдуму, написано, что инфляция может составить примерно 11%. Сейчас у нас 9,2% накоплено за 10 месяцев, а за первую половину ноября — 0,4%. Это в полтора раза ниже, чем недельная инфляция ноября прошлого года. И мы уже шестой месяц идем таким графиком. За июнь, июль, август, сентябрь, октябрь инфляция составила 1,9%. Поэтому 8,5% в 2006 году — вполне достижимая цель, если не допустить ослабления бюджетной политики.

Недавно депутаты предложили законодательно установить графический символ рубля. Вам какой знак рубля больше нравится?

Должен сказать, что Центральный банк никакие конкурсы не проводил, не проводит и не собирается проводить. Мы не предполагаем ничего такого делать. Конечно, никакого значения для экономической эффективности это не имеет.

Но, может, с точки зрения престижа это имеет значение?

Может быть, это и удобно для делового оборота — всем становится понятно, о чем идет речь. Есть же значок доллара, его все рисуют. Журналисты пишут об экономике, рисуют этот значок.

Но для этого нужно, чтобы валюта была востребована в мире. Неплохо было бы сначала добиться того, чтобы рубль был так же востребован в мире, как доллар, и его готовы были бы рисовать на клавиатуре, а потом уже и значок вводить.

Игорь МОИСЕЕВ

Фото: Newsru.com