Олег Сафонов: «Мы разделили профучастников по критерию надежности»

Олег Сафонов: «Мы разделили профучастников по критерию надежности»

1805

О том, зачем потребовалось вводить режим анонимных торгов на классическом рынке РТС, какие новые инструменты биржа предложит инвесторам и собирается ли менять тарифную политику, рассказал в интервью журналу «Финанс» президент НП «Фондовая биржа РТС» Олег САФОНОВ.

Олег Петрович, РТС рассчитывает вернуть себе статус ведущей российской биржи?

Я не считаю, что мы его когда-либо теряли. Вас, например, не удивляет, почему ведущие мировые и российские агентства транслируют именно индекс РТС, а не какой-либо другой?

Приходилось слышать, что во многом это дань традиции.

Дело все же в другом. Индекс РТС рассчитывается по данным о сделках на классическом рынке акций. Это реальные деньги, которые поступают в РФ через приобретение ценных бумаг российских предприятий. Наши клиенты — не спекулянты, совершающие сделки, руководствуясь, скажем, техническим анализом. Они покупают активы после детального рассмотрения фундаментальных показателей эмитентов, взвесив все риски. В котировках классического рынка отражается оценка, которую дают российским компаниям и стране в целом профессиональные аналитики. А ведь именно спрос на ценные бумаги со стороны серьезных инвесторов позволяет судить о состоянии всей российской экономики.

Но объемы торгов на ММВБ в несколько раз больше…

Однако природа торговых оборотов на нашей площадке и на других биржах разная. Участники классического рынка, повторюсь, не совершают по сто сделок в день с одной-двумя «голубыми фишками», чтобы заработать на незначительных колебаниях цен. Они выступают как портфельные или стратегические инвесторы, их капитал помогает российским эмитентам развиваться. Кроме того, в этом году у нас значительно вырос объем торгов. На классическом рынке ежедневно в среднем заключается сделок на $50 млн, и это лишь часть реально совершаемых операций. По разным оценкам, в системе регистрируется всего порядка 15—20% сделок, остальные происходят вне биржи.

Объемы растут за счет прихода новых игроков?

В том числе. Кстати, в этом месяце мы намерены провести встречу в Лондоне с десятью крупнейшими участниками международного фондового рынка и обсудить возможность их присутствия на классическом рынке РТС.

Это компании, которые еще не работали в России?

Некоторые из них совершают биржевые сделки с российскими активами через брокеров-посредников. Среди них распространено мнение, что технологии биржевой торговли в России настолько неэффективны, что нет смысла выходить на наши площадки напрямую. Мы постараемся убедить участников встречи, что после запуска режима анонимных сделок классический рынок РТС стал соответствовать западным стандартам. Другие биржи действуют на условиях стопроцентного предварительного депонирования активов. Однако это анахронизм, дорогая и неэффективная технология, которая практически не используется за рубежом. А при работе на «классике» РТС не требуется замораживать ценные бумаги и денежные средства в ожидании сделки. При этом иностранные участники не несут валютного риска, поскольку расчеты по сделкам можно вести в любой валюте.

Почему вы решили ввести анонимный режим торгов?

Два года назад к работе над этим проектом нас подтолкнул регулятор — тогда еще Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ). В том факте, что контрагенты получают информацию друг о друге, он усматривал возможность манипулирования рынком. Однако, решая эту задачу, мы ставили перед собой еще одну — обеспечить функционирование площадки по международным стандартам. Принцип «поставка против платежа» сохраняется, но теперь дилерам и брокерам, аккредитованным для заключения сделок в режиме анонимных торгов, не требуется устанавливать лимиты на каждого из своих коллег. Мы разделили профучастников по критерию надежности на шесть групп. Для каждой из них биржа установила лимит на заключение сделок без предварительного депонирования. Например, в первую группу входят очень крупные инвесторы, они могут в течение дня совершать операции на сумму до $30 млн. Подчеркну, что ограничения действуют только на операции, которые проводятся без заведения в биржевую систему денежных средств и ценных бумаг. Сверх этих лимитов в анонимном режиме торговля ведется в любом объеме на условиях преддепонирования. Для некоторых групп инвесторов не предусмотрена возможность заключения сделок без обеспечения.

Риск неисполнения сделки контрагентом берет на себя биржа. Мы сформировали фонд, с помощью которого сможем гарантировать выполнение обязательств. Он пока небольшой — 135 млн рублей, но в дальнейшем будет увеличен.

Многие участники подключились к анонимной «классике»?

Сейчас 35 дилеров и брокеров, в том числе ОФГ, «Тройка Диалог», «Ренессанс Брокер», Альфа-банк, «Уралсиб Кэпитал».

Как вы оцениваете деятельность ОАО «Фондовая биржа РТС»?

Эта площадка создана год назад и довольно успешно развивается. Торговля на ней ведется за рубли на условиях «поставка против платежа» со стопроцентным депонированием активов. Здесь сформирована ликвидность в широком спектре бумаг второго и третьего эшелонов. РТС традиционно сильна тем, что предлагает инвесторам широкий спектр ценных бумаг — сегодня в общей сложности порядка 1000 инструментов 800 эмитентов. Пока никто в России этого не повторил и, надеемся, не сумеет повторить в дальнейшем.

Как планируете развивать срочный рынок?

На Западе до 50% сделок на срочном рынке совершается с фьючерсами на страновой индекс, в нашем случае это индекс РТС, и на государственные ценные бумаги. Остальную долю занимают фьючерсы на ценные бумаги корпоративных и муниципальных эмитентов, товарные деривативы.

Фьючерс на индекс РТС запущен в августе, сегодня ежемесячные объемы торгов по нему приближаются к $1 млрд. Технически мы давно были готовы предложить фьючерс и на госбумаги, но этого не позволяла регулятивная база. Дело в том, что базисным активом для фьючерсных сделок по действующим нормам могут быть только те ценные бумаги, которые включены в котировальный лист какой-либо фондовой биржи. Однако в России госбумаги торгуются на площадке ЗАО «ММВБ», де-юре не являющейся фондовой биржей. Наша инициатива была поддержана ФСФР и НАУФОР, и в конце ноября регулятор внес соответствующую правку в действующие нормы. Когда она вступит в силу, РТС запустит фьючерс на госбумаги. Я уверен, что он будет востребован: прежде чем начать новый проект, мы всегда советуемся с участниками рынка, собираем инвесторов и спрашиваем, необходим ли им тот или иной инструмент.

Ниша товарных бирж в России практически свободна. Она интересна РТС?

Да, мы считаем ее очень перспективной. Крупные участники рынка пока хеджируются на Западе, а у мелких игроков нет такой возможности. Не случайно, например, сейчас много говорится о создании биржи нефти и нефтепродуктов. Мы могли бы выступать в качестве разработчиков технологии торговли, а также технического центра такой площадки. Тем более что один из членов группы РТС, а именно фондовая биржа «Санкт-Петербург», обладает опытом работы на товарном рынке.

Будет ли меняться ваша тарифная политика?

Группа компаний РТС создавалась и управляется профучастниками рынка. И если вы сравните расценки разных торговых площадок, то увидите, что наши тарифы являются самыми низкими. Причем по всем направлениям — начиная от платы за доступ к торгам, заканчивая комиссией за клиринговые услуги. В то же время мы прибыльная организация, не занимающаяся демпингом. В числе наших акционеров нет государственных учреждений, и вся капитализация РТС — это те денежные средства, которые самостоятельно заработаны группой за время ее существования. Например, в прошлом году мы получили $5,5 млн чистой прибыли.

На что направлены эти деньги?

На запуск новых проектов и увеличение фондов структурных подразделений РТС.

Олег МАЛЬЦЕВ