Йоханн Йонах: «С ИМПЭКСБанком мы смогли опередить других претендентов»

Йоханн Йонах: «С ИМПЭКСБанком мы смогли опередить других претендентов»

3027

Йоханн Йонах стал председателем правления «Райффайзенбанк Австрия» в январе этого года, а буквально через месяц главный акционер банка австрийская группа Raiffeisen International объявила о приобретении Импэксбанка. О том, как возглавляемый им банк будет взаимодействовать с новым партнером, Йоханн Йонах рассказал в своем первом с момента назначения интервью, которое он дал специальному корреспонденту газеты «Бизнес» Александру Бирману.

— Сохранится ли брэнд Импэксбанка после того, как он войдет в группу Raiffeisen International ?

— Мы заключили соглашение о покупке Импэксбанка, но пока сделка не закрыта. Еще не получено одобрение со стороны российских и австрийских регулирующих органов.

Мы ожидаем, что согласование будет завершено к середине мая и Raiffeisen International станет собственником Импэксбанка. Только после этого можно будет детально обсуждать вопросы, связанные с брэндом, интеграцией Импэксбанка в группу и т. п. Но в целом есть идея дать возможность банкам самостоятельно работать как минимум до 2007 года.

— В Импэксбанке достаточно высокие ставки по частным вкладам. Вы их сохраните?

— Этот вопрос тоже надо будет детально обсуждать. Импэксбанк привлек много частных вкладов, которые и нам интересны. Вопрос ставок еще не обсуждался.

— Как вы подстраховались на случай, если собственники Импэксбанка, решив, что продешевили, пожелают пересмотреть условия сделки или расторгнуть ее, подобно тому, как поступил владелец «Русского стандарта» Рустам Тарико с BNP Paribas?

— Мы считаем, что в нашем случае ситуация несколько иная. Есть детальный предварительный договор купли-продажи, который учитывает все подобные моменты. В нем оговорены сроки согласования сделки, сроки получения международного аудита за 2005 год и т. п.

— Сейчас с Импэксбанком аффилирован банк «Российский кредит». Вы не опасаетесь, что часть бизнеса Импэксбанка будет переведена в «Российский кредит»?

— У нас есть договоренность с владельцами Импэксбанка о том, что после перехода его под контроль Raiffeisen International «Российский кредит» не будет с ним конкурировать. Аналогичная ситуация была у нас на Украине, после того как мы купили там банк «Аваль». Экс-владельцы «Аваля» создали банк «Престиж’BB, который сосредоточился исключительно на private banking и инвестиционном бизнесе.

— Команда Импэксбанка может перейти в «Российский кредит»?

— Когда мы оценивали Импэксбанк, значительную часть выплачиваемой его владельцам премии определила высокая квалификация персонала банка. У нас очень серьезные планы в отношении Импэксбанка, и это должно удержать людей. Тем более что сейчас очень мало сфер, где «Райффайзенбанк Австрия» и Импэксбанк пересекались бы.

В Импэксбанке работает опытная и профессиональная команда, и мы уверены, что она внесет значительный вклад в дальнейшее развитие. До закрытия сделки акционеры Raiffeisen International надеются на продление контракта с Дмитрием Еропкиным и другими менеджерами Импэксбанка.

— Вы говорите об отсутствии пересечений с Импэксбанком по бизнесу. А как же розница? Во многих крупных торговых центрах банкоматы «Райффайзенбанк Австрия» стоят рядом с банкоматами Импэксбанка.

— Банкоматы рядом стоять, конечно, не будут. Это неэкономично. Но в целом «Райффайзенбанк Австрия» сейчас работает с несколько иным сегментом населения, нежели Импэксбанк. Мы пока ориентировались в основном на людей с достатком выше среднего. Это было обусловлено ограниченностью нашей филиальной сети. Импэксбанк работает в массовом сегменте.

Он весьма преуспел в потребительском кредитовании, а также в выдаче экспресс-кредитов в торговых точках, чем мы до сих пор вообще не занимались. Поэтому нет никакой необходимости в кардинальных изменениях.

— С чем же в таком случае связан уход Александра Колошенко с поста начальника департамента розничных программ «Райффайзенбанк Австрия»?

— Он решил взять тайм-аут. Он очень давно собирался это сделать. Это никак не связано с изменением в руководстве Райффайзенбанка или последними приобретениями. Мы вынуждены были его отпустить.

— Кто займет место Колошенко? Ушедший недавно из Внешторгбанка Мачей Лебковский или нынешний зампред Импэксбанка Павел Иванов?

— Мы ведем переговоры с разными кандидатами. Но окончательного решения пока нет.

— Приобретение Raiffeisen International Импэксбанка произошло буквально через месяц после того, как вы возглавили «Райффайзенбанк Австрия». Насколько верны циркулирующие в банковских кругах слухи о том, что контракт с вашим предшественником Мишелем Периреном было решено не продлевать из-за того, что он был сторонником органического роста группы?

— Органический рост для нашей группы является приоритетом. Те приобретения, которые были сделаны в течение последних лет, были связаны с тем, что возможности подобного роста в каких-то странах оказались исчерпаны или представилась возможность войти в регион, где мы до сих пор не были представлены. Как это случилось, например, в Албании.

Российский рынок для нашей группы самый перспективный. Поэтому было решено больше средств сконцентрировать здесь и задуматься о приобретениях. То, что сделка с Импэксбанком так быстро произошла,— это не случайно, хотя и неожиданно.

Мое назначение на пост председателя правления «Райффайзенбанк Австрия» было связано с тем, что акционеры хотели иметь возможность реализовать долгосрочные планы при наличии стабильного руководства. А Перирену, к сожалению, возраст не позволяет руководить банком еще 10 лет. Мишелю можно было бы продлить контракт максимум на два года, что акционеры сочли нежелательным вариантом.

— До того как возглавить «Райффайзенбанк Россия», вы долгое время работали в «Райффайзенбанк Украина». В чем на ваш взгляд сходство и различие российского и украинского финансовых рынков?

— Самая большая разница — масштабы. Емкость российского рынка гораздо больше. Но на Украине конкуренция в среднем выше из-за небольших размеров рынка. Кроме того, российский рынок растет быстрее украинского и в силу того, что страна более стабильна с политической точки зрения. Хотя это отражается скорее на корпоративном банкинге, нежели на рознице.

— Тем не менее за «Аваль» Raiffeisen International заплатила свыше $1 млрд, а за Импэксбанк — всего $550 млн.

— Да. Но в случае с «Авалем» был негласный тендер. Там было много конкурентов. С Импэксбанком мы, к счастью, смогли опередить других претендентов.

— До вас же был Deutsche Bank.

— Мы начали переговоры с владельцами Импэксбанка только после выхода Deutsche Bank из сделки.

— И в России, и на Украине в качестве владельцев приобретаемых банков выступают олигархи, чей бизнес несет на себе значительные политические риски. Каким образом вы учитываете этот фактор?

— Риски есть всегда. В России они специфические. Но в случае с Импэксбанком риски сведены к минимуму. Последние несколько лет банк в основном занимался розницей и работал со средним и мелким бизнесом. Это было решение руководства Импэксбанка — перестроить таким образом бизнес. По российским меркам — нетипичный случай.

Александр БИРМАН

Фото: www.auto-dealer.ru