Владислав Резник: «Банки не смогут избавиться от «токсичных» активов самостоятельно»
Фото: Эксперт

Владислав Резник: «Банки не смогут избавиться от «токсичных» активов самостоятельно»

1940

Весенняя сессия Госдумы продлится до 17 июля. Лето, с одной стороны, позволит подвести итоги полугодия и даст небольшую передышку перед ожидаемым осенним обострением кризиса. С другой стороны, именно летом необходимо провести рекогносцировку сил и подготовиться к событиям осени. Или хотя бы попытаться спрогнозировать ключевые из них. О работе Комитета Госдумы по финансовому рынку «Банковскому обозрению» рассказал председатель Комитета Владислав РЕЗНИК.

— Владислав Матусович, как вы оцениваете состояние банковской системы на фоне разговоров об ожидаемой второй волне кризиса? В частности, каковы, по Вашему мнению, ожидаемые объемы просроченной задолженности?

— По моему мнению, банковская система находится в удовлетворительном состоянии. Статистика за 4 месяца этого года показывает, что активы банков с начала года сокращались, и эти цифры говорят об ухудшении ситуации. В то же время суммарный финансовый результат остается положительным, и прибыльными остаются 983 банка из зарегистрированных в стране 1094 кредитных организаций.

Поскольку в настоящее время в российском банковском секторе проявляются смешанные тенденции, нельзя однозначно сказать, что новая волна кризиса неизбежна. Корректнее будет сказать так: она не исключена, поскольку банкам необходимо устоять перед риском в виде просроченной задолженности.

По прогнозам ЦБ РФ, объем просроченной задолженности к концу года составит 10—12%. АСВ оценивает этот показатель в 10—15%. Некоторые эксперты считают, что доля просроченной задолженности перед российскими банками может вырасти до 20%. Статистика свидетельствует, что на начало мая объем просроченной задолженности составляет около 4%.

Однозначно оценить объем просроченных кредитов сложно, так как банки умело скрывают эту информацию. Если ситуация начнет выходить за рамки прогнозов ЦБ, возникнет необходимость в докапитализации. По официальным оценкам и по результатам стресс-тестирования, на эти цели российским банкам потребуется от 500 млрд рублей на год.

— Как вы относитесь к идее создания фонда плохих активов?

— Отношусь положительно. Многие аналитики считают нарастающую просроченную задолженность по кредитам главной проблемой в ближайшие месяцы не только для самой банковской системы, но и для всей российской экономики. Создание такой организации позволит расчистить балансы банков. В случае, если такой фонд будет создан, можно будет запустить кредитование и вывести экономику из кризиса. Тем более что есть успешные примеры в этой области в других странах. Так, например, в начале 1990-х Швеция и Финляндия национализировали некоторые из своих крупных банков и основали «плохие» банки, куда аккумулировались «токсичные» активы. Такие примеры есть и в США.

Полагаю, что самостоятельно банкам не удастся освободиться от «токсичных» активов. Решение проблемы с просроченной задолженностью потребует от Центробанка изменения нормативно-правового регулирования. Такая тенденция уже наблюдается.

— Как все эти вопросы могут быть отражены в законодательной работе комитета по финансовому рынку?

— В том случае, если понимание с правительством будет достигнуто, комитет может стать инициатором ряда законопроектов.

Что касается новых законодательных инициатив комитета, то можно выделить следующие. Внесен законопроект, предусматривающий создание саморегулируемой организации актуариев. Законопроектом вносятся поправки в закон РФ «Об организации страхового дела в РФ». Как один из авторов законопроекта, отмечу, что СРО будет устанавливать правила и стандарты актуарной деятельности, в том числе методики расчетов страховых тарифов, страховых резервов, вырабатывать требования к страховым актуариям при осуществлении ими профессиональной деятельности.

Кроме того, были внесены поправки в закон «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы РФ». Законопроектом предусматривается реализация дополнительных мер по поддержке отечественной банковской системы, реального сектора российской экономики и обеспечивается предоставление необходимого финансирования ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» для поддержки рынка ипотечного кредитования.

Целью законопроекта является закрепление в закон нормы, предусматривающей предоставление Внешэкономбанком кредитной организации, ранее получившей субординированный кредит и вновь обратившейся за получением кредита, субординированного кредита без обеспечения в объеме, до трех раз превышающем сумму вновь привлекаемых кредитов в оплату взноса в ее уставный капитал от третьих лиц, а также долгосрочное кредитование ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» за счет средств Фонда национального благосостояния, размещенных на депозитах во Внешэкономбанке.

Кроме того, законопроект предусматривает увеличение процентной ставки по субординированным кредитам, предоставляемым банкам, с 8% годовых до 9,5% годовых, а процентной ставки по депозитам, размещенным во Внешэкономбанке за счет средств Фонда национального благосостояния — с 7% до 8,5% годовых. По ранее заключенным кредитным и депозитным договорам процентная ставка не пересматривается.

Поскольку в банковском секторе проявляются смешанные тенденции, нельзя однозначно сказать, что новая волна кризиса неизбежна. Корректнее будет сказать так: она не исключена.

— Скажите, тема создания в России мирового финансового центра еще актуальна?

— Да, большой блок законодательных инициатив в нашем комитете как раз касается реализации идеи создания в России одного из крупнейших мировых финансовых центров. Для этого потребуется с помощью законодательных и регулирующих мер развивать тесно взаимосвязанные фондовый рынок, рынок инвестиций, банковский сектор, страхование и иные сегменты финансового сектора. Законотворчество необходимо сконцентрировать на развитии действующих, а также создании новых институтов и инструментов рынка.

В частности, необходимо совершенствовать законодательство о биржах и организованных торгах с целью развития биржевой торговли. При этом важно простимулировать переход на расчеты по контрактам исключительно в рублях. Это станет важным шагом на пути к стабильной российской национальной валюте, а в перспективе может сделать ее одной из региональных резервных валют.

Важным представляется введение законодательного регулирования клиринга и клиринговой деятельности как одной из важнейших составляющих финансовой инфраструктуры. Необходимо ускорить разработку и внесение соответствующего проекта федерального закона.

Среди других мер — создание центрального учетного института фондового рынка, развитие производных финансовых инструментов, совершенствование норм законодательства о раскрытии информации на рынке ценных бумаг с целью ограничения распространения ненадлежащей и вводящей в заблуждение информации.

Да и конечно, в нынешних условиях исключительную важность представляет создание условий для использования современных информационных технологий во всех сегментах финансового сектора, в том числе создание условий для организации электронной коммерции и торговли.

Хотелось бы отметить, что многие меры, которые бы позволили решить поставленные задачи, уже предусмотрены в том или ином виде в соответствующих проектах федеральных законов. Какие-то находятся в стадии разработки и первичного согласования, какие-то уже внесены, какие-то приняты в первом или втором чтении. Однако многие законодательные инициативы, увы, нередко тормозятся на стадиях межведомственных и иных согласований.

Необходимо ставить вопрос о том, чтобы оставить Росфинмониторингу только аналитические и координационно-методологические функции, а надзорные — распределить по другим ведомствам.

— Какова ваша позиция по законам о платежных терминалах?

— Тот факт, что пакет законов, направленный на регулирование деятельности платежных агентов, подписан президентом России, свидетельствует о зрелости рынка терминальных платежей. Рынок станет более организованным и прозрачным для всех его участников.

Законами решается проблема доступности финансовых услуг для населения. Теперь можно будет совершать платежи не только в пользу операторов мобильной связи, поставщиков ЖКУ, интернет-провайдеров, но и погашать кредиты, оплачивать штрафы, госпошлины, налоговые сборы. Учитывая, что часть платежных агентов являются частными предпринимателями, это будет способствовать развитию малого бизнеса.

Важно то, что закон открывает возможности для аутсорсинга банковских услуг, повышая их доступность для населения. Считаю, что подготовленные депутатами законы — это большое достижение комитета.

— По вашему мнению, стоит ли вернуться к обсуждению вопроса об увеличении размера страхового возмещения по вкладам?

— Думаю, стоит. Я считаю, что страховое возмещение по вкладам необходимо увеличить. Действующий размер компенсации достаточный, чтобы покрыть возмещение примерно по 99% вкладов физлиц в российских банках. Вместе с тем настанет время, когда АСВ сможет компенсировать вклады, превышающие 700 тыс. рублей.

Как макроэкономический регулятор Центробанк работает отлично. А вот к деятельности Центробанка как регулятора банковской системы есть много вопросов.

— Как вы относитесь к введению безотзывных вкладов?

— Позиция сторонников принятия закона о безотзывных вкладах понятна: из-за кризиса вкладчики массово забирали деньги со своих счетов в банках, что привело к нестабильности всей финансовой системы. Поэтому банки стали активно выступать за принятие этого закона.

Сама же тема введения безотзывных вкладов уже давно обсуждается, но точку в этой дискуссии недавно поставил президент РФ Дмитрий Медведев, который заявил, что не считает возможным изменять Гражданский кодекс. Совершенно согласен с этой позицией, поскольку нельзя лишать граждан возможности забирать свои деньги из банков, когда они пожелают это сделать. Если ввести такие вклады, можно потерять доверие со стороны населения.

— Как вы оцениваете эффективность работы регуляторов банковского рынка — Центробанка, АСВ, ФСФР? Насколько эффективно профильный думский комитет взаимодействует с ними?

— Однозначно оценить эффективность работы регуляторов очень сложно. Что касается ЦБ РФ, то стоит отметить, что как макроэкономический регулятор Центробанк работает отлично. А вот к деятельности Центробанка как регулятора банковской системы есть много вопросов. Считаю, что надзорные функции мешают ему выполнять задачи макроэкономического регулирования, хотя у ЦБ есть противоположные этому мнению аргументы.

Оценивая деятельность Агентства по страхованию вкладов, отмечу, что у комитета есть претензии к его работе. Подкомитет по законодательству об инвестиционном рынке проанализировал работу АСВ и сделал ряд выводов, с которыми комитет согласился. В частности, депутаты отметили полную непрозрачность осуществляемой деятельности по предупреждению банкротства банков. Кроме того, учитывая, что практически все средства Фонда обязательного страхования вкладов инвестированы агентством в финансовые инструменты, очевиден неурегулированный конфликт интересов АСВ при осуществлении своих функций в качестве страховщика в системе страхования вкладов и в качестве института, осуществляющего меры по предупреждению банкротства банков, входящих в систему страхования вкладов. Полагаю, в ближайшее время Счетная палата РФ представит результаты проверки деятельности агентства и тогда можно будет снова вернуться к теме оценки эффективности деятельности этой структуры.

Что же касается ФСФР, то стоит отметить недостаточную работу ведомства по созданию инфраструктуры финансового рынка. Объективности ради, однако, надо сказать, что реализация этого направления зависит не только от ФСФР.

Наш комитет также постоянно и эффективно взаимодействует с Росфинмониторингом и Федеральной службой страхового надзора. Если затронуть деятельность Росфинмониторинга, то, с моей точки зрения, необходимо ставить вопрос о том, чтобы оставить за ведомством только аналитические и координационно-методологические функции, а надзорные функции стоит распределить по другим ведомствам.

Справка

Резник Владислав Матусович родился 17 мая 1954 года в Ленинграде. В 1976-м окончил биологический факультет Ленинградского государственного университета. Кандидат биологических наук. Работал младшим научным сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского технологического института антибиотиков и ферментов медицинского назначения.

В 1987—1989 годах — заместитель генерального директора ПТО «Русское видео». В 1989—1990 годах избирался заместителем председателя совета директоров банка «Россия». В 1990—1995 годах — председатель правления акционерной страховой компании «Русь» (Санкт-Петербург). С 1995-го — председатель совета директоров акционерной страховой компании «Русь». С сентября 1995-го по январь 1998 года — председатель правления государственной страховой компании «Росгосстрах». С 1995 года — член совета директоров ОАО «Оби-банк». С 1996 года — член совета директоров Мосбизнесбанка.

В 1999-м, 2003-м и 2007 годах избирался депутатом Госдумы РФ. Член президиума генсовета партии «Единая Россия». Председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку.

Женат. Имеет двоих детей.