Сергей Мавроди: «Бернарду Мэдоффу скинут 148 лет заключения»
Фото: Reuters

Сергей Мавроди: «Бернарду Мэдоффу скинут 148 лет заключения»

6271

Бернард Мэдофф, организатор самой дорогой в истории финансовой пирамиды — потери инвесторов составили $65 млрд, — приговорен окружным судом Нью-Йорка к 150 годам тюрем­ного заключения. О том, как Мэдоффу удалось обмануть столько людей и на такую сумму, в интервью The New Times рассказал главный российский эксперт в области пирамидостроения, экс-глава МММ Сергей МАВРОДИ.

Фонд Madoff Investment Securities был основан в 1960 году. Как вы полагаете, Мэдофф изначально собирался зарабатывать на пирамидальных схемах?

Мэдофф на протяжении всех этих лет выплачивал стабильно высокие проценты — больше, чем кто бы то ни было. Такого не бывает. Что бы там ни говорили, финансовый рынок — это в значительной степени рулетка, везение. Не может быть в принципе, чтобы кому-то так долго везло. Так что ответ на ваш вопрос однозначен: да, он изначально и сознательно выбрал строительство финансовой пирамиды.

Убытки фонда Мэдоффа объясняются только кризисом или сыграли свою роль какие-то другие факторы?

Убытки не имеют никакого значения. В пирамидах действуют иные законы — динамические. Пирамида убыточна с самого момента своего рождения, но это не мешает ей прекрасно существовать долгие годы и даже десятилетия! Пример Мэдоффа, кстати, это убедительно подтвердил: время жизни пирамид гораздо больше, чем принято думать. Так вот, значение тут имеет только скорость, а не какие-то там «убытки». Это как велосипед: можно только ехать, остановка — падение. Ну так и не надо останавливаться: вперед! Чем больше «убытки», тем быстрее надо ехать!

Мэдоффа погубил, конечно же, кризис. Подул встречный ветер. Ураган! Скорость движения его велосипеда сначала резко замедлилась, и в конце концов он вообще остановился и, соответственно, упал. Новых клиентов практически не стало, а у старых начались проблемы, и они стали срочно забирать свои деньги. На том все и кончилось.

Мэдофф обещал вкладчикам доход в два раза более высокий, чем принято в Америке, к тому же гарантированный. Как можно в условиях рынка сдерживать такие обещания? На что он рассчитывал?

Как раз пример Мэдоффа продемонстрировал на практике, что с помощью пирамиды сдерживать такие обещания можно! Выплачивал же он все до этого, причем десятилетиями. И если бы не кризис, его пирамида, похоже, еще пару десятилетий просуществовала бы. Многие в Америке сейчас это признают. Но если время жизни пирамиды исчисляется десятилетиями, то так ли она плоха? Чем она хуже, скажем, того же банка? Они же тоже не вечны, несмотря на все свои «инвестирования» и «гарантирования». И при крахе банка клиенты тоже все теряют. Так в чем разница-то?

Вас послушать, так получается, что финансовая пирамида — это сущее благо…

Пирамида по сути своей — паразит. Она паразитирует на других, здоровых структурах, занимающихся реальными делами. Но во-первых, раз паразиты существуют в природе, значит, они зачем-то нужны. И если всех их перебить, то экосистема нарушится и не известно еще, что будет. А во-вторых, если их немного, то и вреда от них тоже немного. Проблемы начинаются, когда их количество превышает некую критическую массу.

Короче говоря, участвуя в правильно и основательно построенной пирамиде (типа той, что создал Мэдофф), вы действительно можете получать сверхдоходы в течение очень долгого времени. Но имейте в виду: вы фактически паразитируете на других членах общества. Если у вас нет никаких моральных проблем в этой связи — участвуйте на здоровье!

В чем главная ошибка Мэдоффа?

Он не предвидел кризиса. А потом у него просто нервы сдали, когда начались проблемы. Все наверняка можно было еще продолжать. Попытаться договориться с клиентами, со­с­лавшись именно на кризис. Сейчас у всех проблемы с возвратами кредитов. Ну и что? Пролонгируют же их банки, идут навстречу заемщикам… Все же всё понимают, никто не хочет свои деньги терять. Что толку, если ты на него в суд подашь и разоришь? Я называю это «синдромом Кириенко», который в 98-м году пришел, увидел, перепугался — и объявил дефолт. Я до сих пор считаю, что ГКО спокойно бы существовали и дальше, если бы не этот финансовый вундеркинд, так ничего и не понявший. Но это так, к слову…

Однако Мэдофф глубоко раскаялся в содеянном — так он говорил на суде — и чувствует себя виноватым перед обманутыми вкладчиками…

В январе, находясь под домашним арестом, Мэдофф попытался отправить родным посылку с наручными часами и несколькими украшениями на $1 млн. Она была перехвачена, а Мэдофф возвращен в тюрьму. Вдумайтесь: человек, ворочавший десятками миллиардов, рискует свободой из-за жалкого миллиона. Это подтверждает мою гипотезу, что нервы сдали. Он даже не подготовился никак: ничего не припрятал и не передал родным. Раскаяние и признание в грехах было спонтанным. А потом опомнился, да поздно! Вчера были миллиарды, а сегодня арестовали все — и жить буквально не на что. Вот и начал часы в посылки паковать…

Считается, что в США строгая система контроля за финансовыми рынками. Как можно объяснить тот факт, что она пропустила такое крупное нарушение?
Да, считалось — до дела Мэдоффа. Однако выяснилось, что это не так. Но следует объективности ради признать: если человек знает систему контроля изнутри (а Мэдофф был ведь даже консультантом SEC — Комиссии по ценным бумагам и биржам), то, конечно же, он ее преодолеет. Теперь SEC должна сделать выводы из случившегося.

А как можно предотвратить создание таких пирамид?

Никак! Я уже говорил про паразитов: они неистребимы! Все, что можно сделать, это регулировать их численность. И не более. Да, можно настроить систему контроля так, чтобы вариант Мэдоффа больше не повторился. Но появится другой вариант, доселе невиданный, и он опять застанет всех врасплох. Так было и так будет. Преступность (финансовая в том числе) сопровождала человечество на протяжении всей его истории. Увы!

Как вы относитесь к приговору Мэдоффу — 150 лет тюрьмы?

Думаю, отсидит Мэдофф пару годочков, а остальные 148 ему скинут «за примерное поведение» или в связи с тем, что он больше «не представляет никакой опасности для общества». И все будут этим довольны. Потому что весь этот процесс показушный. Фарс просто! Если человеку 71 год, не все ли равно, сколько ему давать: 12 лет (как адвокат просил) или 150? Но если 12 дадут — обманутые инвесторы скажут, что мало, а 150 — они довольны. А штраф $171 млрд — это что, как не чистой воды показуха? Назначили бы уж $171 трлн, какая разница! Все равно таких денег не существует в принципе.

На что могут рассчитывать вкладчики пирамиды Мэдоффа: получат ли они какую-либо компенсацию?

У Мэдоффа изъяли $800—900 млн, кажется? Вот и все, на что они могут рассчитывать. Но хочу обратить внимание на следующее: почему все льют слезы по вкладчикам Мэдоффа, но не вспоминают о разорившихся клиентах Freddie Mac и Fannie Mae или AIG? И руководители их, насколько я знаю, большей частью прекрасно себя чувствуют и в тюрьме не гниют. А почему, собственно? Только потому, что эти структуры не были пирамидами? Интересно, легче ли от этого тем, кто там свои деньги потерял?

Биография

Сергей Пантелеевич Мавроди — российский предприниматель и финансист. Родился 11 августа 1955 года в Москве. В 1988 году основал АО «МММ», превратившееся к середине 90-х в крупнейшую в России финансовую пирамиду. По разным оценкам, от деятельности МММ пострадали от 10 до 15 млн вкладчиков. Осенью 1994 года избран депутатом Госдумы 1-го созыва. Через год лишен мандата за пренебрежение обязанностями депутата. В 1997 году объявлен в федеральный розыск, через год — в международный. Арестован 31 января 2003 года по обвинению в организации подделки документов и уклонении от уплаты налогов. 28 апреля 2007 года приговорен к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима, но практически весь срок он уже отбыл в СИЗО «Матросская Тишина». Отпущен 22 мая 2007 года. В настоящее время занимается писательской деятельностью.

Взлет и падение Великого Берни

«Моему поведению нет разумного объяснения. Я отдавал инвесторам деньги, которых на самом деле не было», — произнес 71-летний Бернард Мэдофф, когда его арестовывали 11 декабря 2008 года. Так закончилась история мошенничества, которое американская пресса назвала крупнейшим в истории. А ведь еще за полгода до этого все в жизни Мэдоффа выглядело совсем иначе.

Нью-Йорк, Манхэттен, Верхний Ист-Сайд. Здание в виде цилиндра, за свою форму прозванное в народе Lipstick («губная помада»). Здесь, на 17-м этаже, в офисе своего фонда Madoff Investment Securities, благообразный седовласый джентльмен принимал своих VIP-клиентов. Мэдофф лично распахивал перед вошедшим дверь кабинета и вел долгие доверительные беседы под кофе и сигары. Суть разговора, как правило, сводилась к тому, что хозяин предлагал гостям вложить средства в его фонд, обещая проценты в два раза более высокие, чем можно было заработать на фондовом рынке. После таких разговоров у посетителей — сплошь богачей и знаменитостей — не оставалось сомнений: Мэдофф — финансовый гений, ему можно довериться.

Как мухи, они слетались в его паутину: актер Джон Малкович и телеведущий CNN Ларри Кинг, бостонский филантроп Карл Шапиро и режиссер Педро Альмодовар, актер Кевин Бэкон и бейсболист Сэнди Куфакс. Этот кабинет помнит первых лиц крупнейших банков: французского BNP Paribas, британского HSBC, нидерландского Fortis, испанского Santander, японского Nomura Holdings Inc, руководителей пенсионных и благотворительных фондов, Американского еврейского конгресса. По слухам, на 17-й этаж к Мэдоффу заглядывали и российские олигархи: через австрийский Bank Medici они вложили в фонд около $2,1 млрд. Впрочем, Берни (так называли его близкие), работая по-крупному, не пренебрегал мелочами: деньги в его фонд несли и простые пенсионеры. Сегодня они стали нищими.

Бернард Лоуренс Мэдофф (Bernard Lawrence Madoff) родился 29 апреля 1938 года в Нью-Йорке в небогатой еврейской семье. Свои первые $5 тыс. он заработал, подрабатывая спасателем на пляже и монтажником садовых оросительных установок. Именно на эти деньги в 1960 году выпускник престижного Колледжа Хофстра основал инвестиционную компанию Madoff Investment Securities.

Дальнейшая его карьера головокружительна. Через 10 лет Мэдофф — уже один из столпов Уолл-стрита, пионер электронной торговли, отец-основатель американской фондовой биржи Nasdaq (1971), щед­рый филантроп. Берни вместе с супругой Руфью (своим бывшим бухгалтером) основывает благотворительный семейный фонд, который жертвует миллионы на медицинские исследования, театры, музеи, образовательные учреждения и общественные организации. «Если бы вы спросили меня, доверил бы я деньги парню, который жертвует на еврейские университеты и в фонд Стивена Спилберга, я бы поклялся самым дорогим — да!» — говорит сегодня один из пострадавших вкладчиков. Под чарами Мэдоффа клиенты забывали об элементарной осторожности. Нет онлайн-доступа к твоим текущим счетам? Ну и что, ведь Мэдоффу-то можно доверять: его фонд много лет приносил инвесторам стабильные 12—13% годовых.

Да и как не доверять фонду, в котором работают младший брат самого Мэдоффа, двое его сыновей, племянница и племянник? Именно сыновья Мэдоффа Марк и Эндрю, как утверждают американские СМИ, 10 декабря 2008 года сообщили ФБР о преступной схеме. Накануне отец признался им: все годы фонд работал по принципу финансовой пирамиды (деньги предыдущим вкладчикам выплачивались из поступлений от новых инвесторов), а отчеты о деятельности фонда, которые рассылались вкладчикам, были вымышленными. «Это все один большой обман», — сказал сыновьям Мэдофф. Молчать дальше он не мог: грянул финансовый кризис, и клиенты попросили вернуть в общей сложности $7 млрд. Возвращать было нечего.

Жертвами пирамиды стали около 3 млн человек. Пенсионер Аллан Голдстин, вложивший несколько миллионов в контору Мэдоффа, в свои 76 лет оказался на грани нищеты. Теперь он живет на мизерную государственную пенсию — около $500, не может расплачиваться по ипотеке и теряет дом. Чтобы свести концы с концами, на восьмом десятке Голдстин вынужден искать работу. А 65-летнего французского банкира Рене-Тьери Магона, вложившего в пирамиду $1,5 млрд, нашли в его нью-йоркском офисе с перерезанными венами: после сообщения о банкротстве Мэдоффа он всю ночь тщетно пытался найти деньги, чтобы вернуть их своим клиентам, которые остались ни с чем. Секретарша Мэдоффа Элеанор Сквиллари, 25 лет работавшая с ним бок о бок, вспоминает: накануне ареста ее шеф был крайне подавлен.

Он будто погрузился в кому, двигался медленно и тяжело, говорил еле слышно и не смотрел в глаза. 13 марта 2009 года на суде Мэдофф признал себя виновным по всем 11 пунктам обвинения, включая мошенничество в сфере безопасности, обман инвесторов, мошенничество с использованием электронных средств связи, лжесвидетельство, предоставление фальшивых данных о компании, отмывание денег. Приговор, оглашенный федеральным судьей Денни Чином, пострадавшие встретили овациями. Пресс-секретарь Белого дома Роберт Гиббс позже заметит: «Судья хотел послать очень важный сигнал для всех, кто занимается инвестированием чужих денег: на них лежит огромная ответственность перед вкладчиками и всей страной».

Беседовали Наталья АЛЯКРИНСКАЯ, Дмитрий ДОКУЧАЕВ