Владимир Родионов: «Нейва» — не клон «Северной Казны»
Фото: Пресс-служба банка «Северная Казна»

Владимир Родионов: «Нейва» — не клон «Северной Казны»

5099

Президент ЗАО «Урал-Авиа» Владимир РОДИОНОВ выводит на рынок новый региональный банк. В дело пошли деньги от продажи блокпакета акций «Северной казны». Ключевые роли распределены между бывшими владельцами банка.

Продажа банка «Северная казна» расколола команду его основных акционеров. Каждый лагерь готовит свою банковскую премьеру. Владимир Фролов в интервью «Деловому кварталу» анонсировал появление исключительно расчетного банка, который ничего общего с «Северной казной» иметь не будет. Группа во главе с г-ном Родионовым, владевшая блокпакетом (порядка 28%), на деньги от продажи акций купила КомНейвабанк, чтобы сделать его наследником бизнеса «Северной казны». Организацию из закрытого Новоуральска, которая обретается в конце девятой сотни российских банков, ждет ребрендинг и старт на рынке фактически с нуля. Владимир Родионов заявляет, что новый бизнес акционеры затеяли отчасти из эгоистических побуждений.

— ЗАО «Урал-Авиа» и аффилированную группу физических лиц полностью устраивала «Северная казна». Мы сами, наши предприятия, их контрагенты держали здесь счета, проводили все финансовые операции. Устраивал и набор услуг, и их технологический уровень. Вы прекрасно знаете, что еще в октябре мы не собирались продавать свои акции (сделка с Альфа-Банком состоялась в начале декабря 2008 г. — Прим. ред.). Когда мы были вынуждены их продать, встал вопрос, чтобы создать полноценную замену «Казне». Сегодня мы вынуждены обслуживаться в нескольких местах, чтобы получить весь привычный набор услуг. Поэтому надо скорее выводить наш банк на рынок. Эгоизм тут — важный стимул. (Улыбается.) Но не единственный. Очень жаль было терять массу замыслов, которые мы не успели реализовать в «Казне».

— Почему КомНейвабанк? Были другие варианты?

— Да, были. Но в КомНейвабанке не надо ничего ломать — только строить. Банк работал только с предприятиями и населением закрытого Новоуральска и никогда — на открытом рынке. По сути, мы купили чистую лицензию. Баланс незамутненный, не отягощенный плохими долгами, кредитами. Просрочка по кредитам на 1 января составляла 0,8% (сегодня она уже 0,7%). В нынешних условиях это немного.

— Как проходила сделка?

— 82% акций «Коммерческого Нейвабанка» принадлежали государству. Остальные в 2008 г. у частных акционеров выкупил Павел Чернавин (владелец холдинга «СК-Пром»). У него как акционера было преимущественное право покупки. И он стал владельцем 100%. Сейчас можно сказать, что он действовал в наших интересах. В этом году Павел Чернавин продал «Урал-Авиа» и группе физических лиц из числа акционеров «Северной казны» 99% акций КомНейвабанка, 1% оставил за собой. Сделка шла с февраля по апрель, зарегистрирована в ЦБ в мае. Номинальная стоимость акций — порядка 4,2 млн руб.

— Насколько продажная цена отличалась от номинала?

— Отвечу так (Улыбается.) Доля, которую Чернавин выкупал у государства, на тот момент стоила 80 млн руб. Естественно, цена нашей покупки была не меньше.
Вернемся к состоянию банка.

— Судя по просрочке, кредитный портфель маленький?

— 121 млн руб. — кредиты физических лиц, предприятий и межбанковские ссуды. На 1 июля активы банка составляют 201 млн руб. Чтобы было не так смешно, скажу, что по сравнению с 1 января рост на 60%. Фактически это сделано нами за месяц. А рост кредитного портфеля за то же время — 19%.

— Можно сделать вывод, что вы привели в банк каких-то клиентов.

— Да. Первую группу клиентов, начиная с самого «Урал-Авиа» и со страховой компании «Северная казна», где мы недавно выкупили контрольный пакет. Узнав, что мы приобрели КомНейвабанк и что хотим развивать идеи бизнеса, в котором работали многие годы, мне уже звонят знакомые. Спрашивают, когда открываемся. Раньше наши смежники обслуживались в «Северной казне» — а это довольно большая группа предприятий, совокупные обороты которой исчислялись миллиардами рублей. Теперь они приходят в «Нейву». Обороты не докризисные, но, скажем так, значительные.

— «Нейва» — это вы так название КомНейвабанка сокращаете?

— Так он будет называться, Центробанк дал положительное заключение на использование этого названия. Его решили далеко не уводить от прежнего, потому что у банка длинная и богатая история, ее мы зачеркивать не будем. Новый фирменный стиль уже разработали. В общем, юридически это пока КомНейвабанк, но ребрендинг — вопрос ближайшего времени. После запустим сайт, где обязательно будет форум, благо опыт прямого общения с клиентами у команды богатый.

— А выход на рынок?

— Все поэтапно. Мы вынуждены действовать в очень сжатые сроки, но все должно получиться. Сделано уже очень многое. Внедрена новая автоматизированная банковская система (АБС), идет внедрение электронного документооборота. В октябре-ноябре будет готов интернет-банк и заменен нынешний клиент-банк. Их обязательно отдадим клиентам на тест, это очень важно. Пока акцент сделан на работе с юрлицами, с января 2010 г. займемся внедрением продуктов для частных клиентов. В течение 2010 г. откроемся как полноценный универсальный банк.

— Почему не раньше?

— После существенного уменьшения капитала КомНейвабанка в конце 2007 г. — начале 2008 г. его лицензия на работу с вкладами физлиц была приостановлена. Но банк остался в Сис теме страхования вкладов. Чтобы возобновить лицензию, надо два квартала работать с прибылью. Прибыль будет: с внедрением новой АБС есть возможность привлекать клиентов с рынка на расчетно-кассовое обслуживание.

И мы начнем кредитовать — как бизнес, так и население. Пока делаем это очень осторожно, и, скажу сразу, экспресс-кредитов не будет. А будет, например, работа с физлицами через работодателей. Мы предлагаем предприятиям заключать генеральные соглашения, чтобы их сотрудники могли брать кредиты, а работодатели выступали бы поручителями.

— Звучит как утопия.

— Тем не менее уже есть примеры. Будут и обычные потребительские, и автокредиты. К январю мы рассчитываем уже возобновить лицензию на работу с вкладами.

— Однако сложно работать с банком, у которого два офиса и оба — в закрытом городе.

— Юридический адрес мы переносим в Екатеринбург. В июле открываем офис в районе улиц Декабристов — Степана Разина и еще один — в Каменске-Уральском. В Каменске — поскольку там есть клиенты и команда. Экс-директор филиала «Северной казны» будет главой этого офиса. Осенью появятся еще две точки в Екатеринбурге. Поскольку первый этап самый затратный, помещения пока будем арендовать. Но уже начали строить здание под головной офис — все на деньги от продажи акций «Казны». В районе перекрестка Декабристов — Чапаева заложен фундамент под четырехэтажное здание площадью 4,3 тыс. кв. м. Сдача объекта — через полтора-два года.

— Как известно, на ключевых постах в вашем банке — люди из «Северной казны». Вы постоянно ее вспоминаете. Будете клонировать прежний бизнес?

— Это не клон. Речь не о переносе технологий, а о преемственности философии бизнеса. Это будет идеологическое заимствование. Так, сис тема удаленного доступа — важная часть бизнеса. Но это лишь инструмент создания услуг, и «Нейва» не будет технократичным банком, где все обязаны обслуживаться удаленно. Мы ставим на комфорт и эксклюзивность услуг и внедряем идеи, которые не нашли воплощения к моменту продажи «Северной казны». Например, многие фишки в интернет-банке, возможности работы с карточными продуктами. Многое осталось в мыслях, планах.

— Как собирали команду?

— Очень быстро. (Улыбается.) Акционеры и специалисты «Северной казны» много лет работали вместе. Понимаем друг друга с полуслова, нет барьера в общении. Мы знаем, чего хотим, они — как это сделать.

Перед покупкой банка мы звонили ключевым специалистам и спрашивали: если будет новый банк, пойдете к нам? И все сказали «да». Хотя это профи высочайшего класса, а мы сейчас не можем платить адекватную их уровню зарплату.

— В чем тогда мотивация?

— По сути, это единственная возможность воплотить свои задумки, создать свой банк мечты. А теперь все зависит от того, что он заработает. Деление простое: треть доходов — на вознаграждения менеджменту, треть — на развитие и треть — на прибыль акционерам. Планы до конца года — рост капитала банка в два раза, до 180 млн руб., валюта баланса — миллиард.

— Люди не из «Северной казны» вообще есть в этом проекте?

— Почти все из «Казны». Председателем правления на днях назначен Олег Антонов. При шли Владислав Мяснянкин, который курировал IT-проекты и информационную безопасность, Павел Ефремов — специалист по рознице Те, кто работал с корпоративными клиентами, бухгалтеры, IT-специалисты Все это люди, известные в банковской среде. Я же стал председателем совета директоров.

— Как СК «Северная казна» будет взаимодействовать с банком?

— Хотелось бы, чтобы клиенты банка страховали свои риски в «Северной казне». В страховом бизнесе на повестке два вопроса — максимально режем расходы и внедряем новые услуги. Предприятиям, работающим с госконтрактами, необходимо иметь страховую гарантию возврата аванса. «Северная казна» будет такие страховки оформлять. И тесно сотрудничать с банком. Плюс мы рассматриваем вопрос вхождения в страховой бизнес новых акционеров.

— Переименовывать страховщика не хотите?

— Нет. У компании наработана репутация на рынке. Вообще, если мы о названиях Не раз говорилось, что «Северной казны» больше не будет. Ну и пусть. У других не будет, а у нас будет. Если мы, команда банка и акционеры, были «Казной», почему мы должны отказываться от своего прошлого?

История «Коммерческого Нейвабанка»

1957 г. — в Свердловске-44 (Ново уральск) открыто отделение Госбанка № 25384.
1988 г. — в связи с реорганизацией банковской системы отделение Госбанка вошло в систему Промстройбанка СССР.
1990 г. — на базе отделения Промстройбанка учрежден «Коммерческий Нейвабанк».
2005 г. — предприятия Новоуральска переведены на обслуживание в ВТБ.
2006 г. — «Коммерческий Нейвабанк» попал в список объектов, подлежащих приватизации.

Акции банка «Нейва» разделили экс-акционеры «Северной казны»
Участники ООО «КомНейвабанк»

Беседовала Татьяна АПРЕЛЬСКАЯ