Михаил Копейкин: «В первую очередь мы будем кредитовать предприятия реального сектора»
Фото: ВЭБ

Михаил Копейкин: «В первую очередь мы будем кредитовать предприятия реального сектора»

3919

Во второй половине июля завершился первый этап новой государственной программы по поддержке малого и среднего предпринимательства (МСП), финансовым координатором которой выступает Внешэкономбанк. В период с 19 июня по 17 июля проходил сбор заявок от банков, претендующих на участие в кредитовании небольших компаний в рамках этого проекта. В итоге в качестве партнеров ВЭБа отобрано около 60 банков. О сути нового механизма господдержки и перспективах его развития рассказывает заместитель председателя Внешэкономбанка Михаил КОПЕЙКИН.

О новом механизме

— Михаил Юрьевич, почему возникла необходимость в запуске новой программы поддержки кредитования малого и среднего бизнеса? Старая оказалась нехороша?

— Старая программа, которую наша дочерняя структура — Российский банк развития (РосБР) — реализовывала с 2004 года, отнюдь не была плохой. Она дала приличные, на мой взгляд, результаты. Мы оказали поддержку более чем четырем тысячам субъектов малого предпринимательства на общую сумму 26 миллиардов рублей. Поэтому я оценивают реализацию этой программы как безусловно положительную. Более того, могу вам сказать, эта программа продолжает реализовываться и сейчас: помощь в размере около 10 миллиардов рублей получают и получат около двух тысяч субъектов малого предпринимательства. Условно по старой программе, но исходя уже из новых требований мы оказываем помощь субъектам малого предпринимательства Кабардино-Балкарии, Астраханской области. В ближайшее время деньги получат представители малого бизнеса Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Калининградской и Магаданской областей. Хочу обратить внимание, что все эти регионы дефицитные, в них нет банков, которые удовлетворяли бы требованиям новой программы. Поэтому мы в рамках старой программы делаем такой переходный период. Она будет действовать до 2011 года, поскольку договоры с банками были заключены на три года.

— Тогда почему возникла необходимость смены программы? В чем принципиальные отличия от прежней?

— Одна из причин — расширение оказания господдержки субъектам малого предпринимательства. На эти цели выделили значительную сумму — 30 миллиардов рублей. Если к этой цифре добавить 10 миллиардов, которые ВЭБ из своего уставного капитала направляет в уставной капитал РосБР, и 10 миллиардов рублей от старой программы, то объем реальной помощи может быть доведен до 50 миллиардов.

Для распоряжения такой существенной суммой предполагается использовать принципиально новый механизм. Суть его заключается в том, что кредиты малому и среднему бизнесу будут рефинансироваться при условии передачи прав требования по ним. Сначала РосБР будет перекредитовывать региональные банки под фактически выданные кредиты. А затем РосБР, собрав пул кредитов по программе, будет обращаться за рефинансированием в Центральный банк. Принципиальная договоренность с ЦБ достигнута. Таким образом, получится замкнутый цикл по оказанию господдержки. Что это даст? Как минимум фактически удвоение средств, привлекаемых в рамках программы финансирования субъектов малого предпринимательства. И, по нашим оценкам, фактически утроение средств, которые выделяются на поддержку инфраструктуры малого бизнеса. Напомню, что из 30 миллиардов 25 пойдет на поддержку малого предпринимательства через региональные банки, а пять миллиардов — на поддержку инфраструктуры: речь о лизинговых и факторинговых компаниях, институтах микрофинансирования.

— Вы говорите об удвоении и утроении. То есть речь идет о рефинансировании в полном объеме?

— В случае если банк подтверждает, что кредиты, которые, перекредитовавшись, он будет выдавать, пойдут также на поддержку малого бизнеса, то они в полном объеме рефинансируются РосБР. На втором этапе рефинансирования, в Центробанке, обсуждается наличие дисконта. Полагаю, что он будет небольшим.

— Каков предполагаемый эффект от такой мультипликации средств? Позволит ли это удовлетворить спрос на кредитные ресурсы большей части МСП?

— Вряд ли это так. Но в рамках новой программы мы будем стараться охватить как можно больше регионов и субъектов МСП. Уже установлены региональные лимиты для субъектов РФ, а также региональные квоты для банков-партнеров. Фактически это обеспечит участие значительного числа банков в поддержке МСП. Квоты устанавливались исходя из экономического положения региона, в зависимости от уровня развития в нем МСП. Максимальный размер квоты 800 миллионов рублей, минимальный — 100 миллионов. Речь идет о том, чтобы все регионы, исходя из своих возможностей, получили шанс поучаствовать в этой программе. Хотя удовлетворить все потребности не удастся. Например, лимит на Москву составляет 800 миллионов рублей, а заявок на кредитование подано на 3,5 миллиарда. Спрос оказался выше предложения более чем в четыре раза. В Санкт-Петербурге превышение было в полтора раза, в Татарстане — в три раза. Впрочем, выявились и регионы, в которых даже минимальные лимиты оказались невостребованными.

— Кто же это такие самодостаточные? Может, тогда имеет смысл передать их лимиты тем, кто в них нуждается?

— Нет заявок от банков восьми регионов, общий лимит на которые составляет 800 миллионов рублей. Это Республика Алтай, Ингушетия, Калмыкия, Тыва, Чеченская республика, Чукотка, Ямало-Ненецкий и Ненецкий АО.

Мы вместе с Минэкономразвития планируем поработать с руководством этих регионов, понять причину их незаинтересованности в программе. Выяснить, какое там количество субъектов МСП, есть ли банки-партнеры. Может, в регионе просто нет банка, который удовлетворяет требованиям программы. Поэтому мы намерены сначала проанализировать причины. А после этого, если не найдем варианты, вынесем вопрос на заседание наблюдательного совета и, возможно, перераспределим средства.

О требованиях к участникам

— Вы заговорили о требованиях к банкам-партнерам. Каковы они и чем отличаются от прежних? Сколько банков соответствует этим требованиям?

— На стадии отбора заявок к нам обратился 161 банк из 75 регионов. Суммарно объем заявок составил 43 миллиарда рублей. В результате отбора с учетом уточненных требований осталось около 60 банков примерно из 70 регионов. Мы считаем, что для первого этапа получили достаточно хороший результат.

В рамках новой программы мы решили несколько изменить условия — в лучшую для банков сторону, ослабить некоторые свои требования к ним, поскольку ситуация сейчас непростая и в экономике в целом, и в банковской системе. Принципиальных послаблений два. Первое — это смягчение требований к активам банка. Изначально планка была установлена на уровне двух миллиардов рублей, затем было решено допускать в программу банки, у которых величина активов, взвешенных по уровню риска, составляет 1 миллиард 750 миллионов рублей.

Второе важное послабление связано с уровнем просроченной задолженности по кредитам. Прежнее требование — восемь процентов по кредитам, выданным МСП. Сейчас допустимый уровень задолженности 12 процентов, при этом речь идет уже не о просрочке по кредитам МСП, а о кредитном портфеле в целом. Это обусловлено, с одной стороны, тем, что некоторые банки не выделяют отдельной строкой задолженность субъектов МСП. С другой стороны, размер совокупной задолженности дает более четкое представление о финансовом состоянии банка. При этом мы понимаем, что сравнивать один банк с другим не всегда корректно. У некоторых вполне устойчивых банков задолженность именно по субъектам МСП может доходить до 14 процентов. Но мы решили допустить их к программе. Есть еще несколько послаблений полутехнического характера.

— По статистике ЦБ общий уровень просрочки по системе в целом составляет 4,2 процента. Либерализуя свои требования к банкам-участникам, вы исходили из того, что ситуация будет ухудшаться?

— Я считаю, что у банков, которые обслуживают МСП, устойчивость выше, поскольку портфель диверсифицирован. Просто уровень просрочки по системе в целом действительно растет, и мы полагаем, что он будет увеличиваться. Но мы считаем, что предложенное нами послабление не критично, это приемлемое требование, чтобы допустить некоторые банки в программу. Ну и потом, одна из целей программы — подпитать банковский сектор.

— Так приоритет программы все-таки предприятия или банки?

— Предприятия — это однозначно. И среди приоритетов я бы выделил еще один: в первую очередь мы будем все-таки кредитовать предприятия, которые заняты в реальном секторе экономики. Прежде всего транспорт, связь, промышленность, инновационную сферу и так далее. В рамках прежней программы более 60 процентов поддержки получили как раз представители этих сегментов. Хотя поначалу лидировали торговля и сфера услуг. Но мы методично стали проводить работу над тем, чтобы поворачивать кредитование в реальный сектор экономики. Реализуя новую программу, мы планируем действовать в том же направлении, будем готовить предложения, как создать еще более комфортные условия кредитования для развития инновационного сектора.

— Один из признаков комфортности кредитования — это простота процедуры получения средств. Для банков-партнеров вы либерализовали ряд ключевых требований. А для конечных заемщиков? Говорят, что бизнес-план, который банкиры запрашиваю у соискателей кредитов, по объему и уровню требований сопоставим с заявкой в Нобелевский комитет.

— Насчет Нобелевского комитета не знаю, но от заемщиков действительно требуют представлять серьезный пакет документов. Буквально на одном из последних заседаний наблюдательного совета мы приняли решения по упрощению подготовки и представления документов в РосБР от банков-партнеров.

— А конечные заемщики это почувствуют?

— Скажу откровенно, не думаю. Во всяком случае, скоро. Региональным банкам в этом году вряд ли удастся что-то серьезно поменять в своих продуктах. А в перспективе мы намерены рекомендовать региональным банкам минимизировать объем запрашиваемых документов. Малым предприятиям, в которых нет развитых юридических, экономических подразделений, сложнее всех готовить такие пакеты.

— Какая доля малых предприятий получает отказ в кредитовании именно потому, что не справляется с административными требованиями банков?

— Думаю, больше половины.

— Пожалуй, самый выразительный показатель доступности кредитования — это стоимость заимствований. Какова она будет?

— Это действительно ключевой вопрос. Мы полагаем, что ставка в рамках новой программы для конечного потребителя составит 13,5 процента. Для сравнения: по старой программе средний уровень ставки — 17,8 процента годовых.

Расскажу, из чего будет складываться новая ставка. Мы, то есть ВЭБ, получаем на депозит 30 миллиардов рублей под 8,5 процента. Далее, не устанавливая никакой маржи, переводим эти средства в РосБР. Маржу РосБР, его издержки по сопровождению программы, мы оценили в два процента. Таким образом, мы получили ставку в размере 10,5 процента, под которую РосБР и будет давать средства банкам-партнерам. А уже самим банкам-партнерам мы рекомендуем не раздувать маржу выше, чем три процента. В итоге для конечных заемщиков кредит может обходиться в 13,5 процента.

Более того, новая программа предусматривает для заемщиков дополнительные механизмы удешевления кредитов. Это, во-первых, возможность субсидирования процентной ставки — двух третей или даже трех четвертей — через региональные фонды поддержки предпринимательства. Во-вторых, возможность получения гарантий в региональных гарантийных фондах, на дополнительное формирование которых выделено 15 миллиардов рублей. Работа по уточнению функций этих институтов, по формулированию требований к ним сейчас ведется. Надеюсь, в результате удастся и минимизировать риски банков-партнеров, и значительно удешевить стоимость кредитных ресурсов для заемщиков.

О контроле

— Новая программа еще не запущена в полную силу, а уже известно о некоторых проблемах, с ней связанных. Так, утверждают, что не все банки-партнеры довольны ограничениями по марже.

— Могу сказать еще более определенно: значительное количество банков очень сильно недовольны тем, что им ограничивают маржу. Но наша позиция такова: если они хотят работать по более высоким ставкам, 20—25 процентов, то пусть самостоятельно привлекают деньги на рынке. Если же хотят работать с государственными деньгами, тогда пусть ориентируются на политику программы. И здесь можно заработать, но в здравых пределах. Я считаю, что ограничитель по росту процентных ставок должен быть.

При этом мы будем четко контролировать соблюдение наших рекомендаций. И если поступят сигналы, что ставка по кредиту завышена, это повлияет на объем выделения банку средств в последующем. Хотя мы не исключаем, что банки могут устанавливать какие-то комиссии, увеличивать процент за обслуживание.

— А если выяснится, что банк пренебрег вашими рекомендациями, каков инструмент воздействия на него? Тут можно только пожурить задним числом? Уже нельзя будет отнять выданные деньги?

— Действительно нельзя.

— То есть один раз «проехаться» за счет программы можно?

— Теоретически да. Но тут надо задуматься над последствиями. Те, кто хочет работать в ее рамках и дальше, должны вести себя корректно. Мы же все-таки выбираем для участия в программе надежные банки. Поэтому поведение по принципу «взял и убежал» практически исключено.

Об эффективности

— Объем государственных средств, выделенных на новую программу, существенный, но, по вашим же оценкам, недостаточен для удовлетворения сложившегося спроса на ресурсы. Будут ли для кредитования МСП привлекаться средства из других источников?

— Бизнес есть бизнес, средств не хватает всегда. Масштабы новой программы все-таки значительные, они предполагают кратное увеличение финансирования: с 10 до 40 миллиардов. Кроме того, активно ведут работу по кредитованию МСП и наши дочерние банки. Например, Национальный торговый банк выделил на эти цели 9,5 миллиарда рублей, Связь-банк — более трех миллиардов, Глобэкс-банк — около 0,9 миллиарда рублей. С учетом дочерних банков и кумулятивного эффекта рефинансирования получается более 100 миллиардов рублей.

Кроме того, мы работаем над привлечением к кредитованию МСП иностранных источников. В частности, подписано соглашение между Внешэкономбанком и немецким банком развития KfW на 200 миллионов евро. В программе участвует 14 российских банков, соглашения с половиной из них уже подписаны. Существует предварительная договоренность, что в следующем году объем этой программы может быть расширен до 400—500 миллионов евро. Схема ее такова: KfW выдает российским банкам деньги в валюте под гарантии ВЭБа. К сожалению, в этой ситуации нам приходится принимать на себя валютные риски. Но мы идем на это. Деньги в итоге получаются достаточно дорогие: для банка — порядка 10 процентов годовых в валюте, для конечного заемщика — около 13 процентов. Но спрос на этот продукт есть. Если экономическая ситуация в стране будет улучшаться, появится возможность и уменьшить ставку. Примерно такая же программа планируется с ЕБРР, который готов выделить кредитную линию на аналогичных условиях на один миллиард евро.

— Самым весомым источником поддержки МСП, получается, пока остается масштабное государственное финансирование в рамках новой программы. А по каким критериям предполагается оценивать эффективность новой программы? Например, способна ли ее реализация существенно увеличить вклад продукции МСП в ВВП?

— Мы предполагаем оценивать эффективность программы ежегодно. Но в цифрах это достаточно сложно подсчитать. У нас доля господдержки, по разным оценкам, составляет от одного до двух процентов потребности МСП в финансировании. Так что рассуждать об эффективности можно только в рамках этой величины. На вклад малого бизнеса в ВВП, программа, безусловно, повлияет положительно, но не думаю, что эффект получится кратный. В России доля ВВП, которая приходится на выпуск продукции субъектами малого и среднего предпринимательства, составляет 17—20 процентов. А в странах Западной Европы — 60—75 процентов. Где-то в три-четыре раза мы отстаем. Поэтому я полагаю, что, конечно же, эта программа свой вклад в развитие экономики внесет, но не думаю, что реально это будет слишком заметный результат.

Если первый опыт реализации программы окажется положительным — а я думаю, что будет именно так, — нужно и дальше расширять ее, используя так называемый кумулятивный эффект, за счет которого будут поддерживаться и малое предпринимательство, и региональные банки.

Беседовала Марина ТАЛЬСКАЯ