Роберт Груман: «Драматизм ситуации сейчас спадает»
Фото: Прайм-ТАСС

Роберт Груман: «Драматизм ситуации сейчас спадает»

2091

В последние несколько месяцев видны определенные признаки стабильности — как в США и в Европе, так и в России. Восстановление быстрым не будет, но позитивные знаки уже видны. В ближайшие 6—9 месяцев мы увидим более четкие признаки стабилизации экономики. Такую точку зрения в интервью агентству Прайм-ТАСС высказал партнер PricewaterhouseCoopers в России Роберт ГРУМАН.

Как вы оцениваете перспективы восстановления экономики в мире и в России в частности?

В последние несколько месяцев мы видим определенные признаки стабильности, как в США и в Европе, так и в России. Я не думаю, что это будет быстрое восстановление, но мы явно видим некие позитивные знаки. Мне кажется, что в ближайшие 6—9 месяцев мы увидим более четкие признаки стабилизации экономики. При этом мы не ожидаем серьезного роста, но верим в стабильность.

Какова, на ваш взгляд будет траектория выхода мировой экономики из кризиса V-образная или W-образная?

Конечно, периоды экономического роста и спада сменяют друг друга. И, наверное, в краткосрочной перспективе мы можем находиться на траектории подобной букве «W». Хочется верить, что если говорить о ближайшей перспективе, то это скорее будет горизонтальная линия — некая стабилизация, которая сменится постепенным ростом.

Могли бы вы дать оценку восстановления фондовых рынков в мире и в России? Сейчас на международном уровне обсуждаются правила функционирования финансовых рынков в пост-кризисный период. Какими на Ваш взгляд должны они быть?

Мы видим, что объем инвестиций постепенно растет. И очевидно, что при стабилизации ситуации в экономике и выходе на постепенный рост, денежные ресурсы будут более доступными. С точки зрения вопроса какими должны быть правила регулирования в пост-кризисный период, очевидно, что больше не будет таких легких денег, будет больше дисциплины и ситуация с регуляторами довольно серьезно изменится в сторону ужесточения правил. То есть, безусловно, изменится поход к оценке рисков и оценке долгосрочной прибыльности компаний в том числе.

Существует мнение, что Россия проигрывает соревнование в привлечении прямых иностранных инвестиций в экономику?

Действительно поток иностранных инвестиций в Россию резко сократился за первые 8—9 месяцев кризиса, поскольку экономика России еще считается высоко рискованной. Понятно, что когда всем было хорошо, многие инвесторы были готовы приходить в Россию, рисковать и их инвестиции были достаточно успешными. Но сейчас, когда у многих инвесторов проблемы в своих собственных странах, очень резко поднялись критерии оценки инвестиционных проектов.

В одном фонде прямых инвестиций мне рассказали о том, что они готовы инвестировать в Россию, у них сейчас есть средства для инвестиций и, во-вторых, Россия должна предложить проект, который после презентации создаст уверенность в его успешности и, конечно, обеспечит высокий уровень доходности. К сожалению, не все проекты в России являются таковыми и не всегда наши компании могут себя правильно представить и убедить иностранного инвестора в том, что этот проект действительно успешен.

Что касается дальнейшего, то драматизм ситуации сейчас спадает. По опыту работы в сфере сделок мы видим, как очень аккуратно в Россию начинают возвращаться иностранные инвесторы. Одним из привлекательных факторов российского рынка является то, что сейчас ряд активов можно купить за разумную цену. И в ближайшее время, когда спадет некий уровень неопределенности, можно ожидать прихода иностранных инвесторов. В первую очередь тех, кто начинал здесь проекты до кризиса и вынужден был остановить их по тем или иным причинам.

Кроме того, Россия остается привлекательной с точки зрения инноваций и технологического совершенствования. Инновации могут приходить в нескольких формах: это могут быть технологии, знания и обмен лучшими практиками, а также улучшение процессов и общее повышение эффективности в экономике. Россия славится своим сильным кадровым потенциалом и качеством человеческих ресурсов. Таким образом, одним из важнейших вопросов на сегодняшний день является обмен знаниями и опытом с лучшими международными практиками во всех областях.

Каковы первоочередные условия привлечения инвестиций, которых России сейчас не хватает? Что необходимо дополнительно сделать?

Важным компонентом привлекательности рынка является стабильная финансовая система. Она необходима сейчас для того чтобы стимулировать инвестиции в создание основных фондов. А чтобы система была стабильна на сегодняшний день перед российскими компаниями, в частности банками, стоит проблема очистки и вывода плохих активов. Но до тех пор, пока эта проблема не решена банки не будут предоставлять финансирования.

До кризиса оценка инвестиционной привлекательности была на очень низком уровне. Сейчас же перед Россией стоит задача развития института кредитных рейтингов и развития баз данных кредитных историй. Когда эта система будет работать и предоставлять адекватную информацию, инвесторам и банкам будет намного проще принимать решение.

В целом, по общему мнению инвестиционного сообщества, чтобы стимулировать приток инвестиций, валюта и макроэкономика должны быть стабильны.

Мы считаем одной из ключевых задач — работу над прозрачностью компании. Говоря о прямых инвестициях, основными аспектами будут оставаться открытость и прозрачность. Эти вопросы будут приобретать все большую актуальность по мере выхода из кризиса.

Россия рассчитывает на более тесные экономические отношения с США после прихода к власти администрации Барака Обамы. Насколько этот процесс сейчас развивается? Какие сферы, прежде всего, на ваш взгляд, были бы интересны для американской стороны?

Пока каких-либо конкретных шагов или существенных сделок мы не наблюдаем. Исторические взаимоотношения в экономической сфере складывались так, что в Россию приходили либо крупные американские компании, такие как Coca-Cola, либо это было сотрудничество в нефтегазовой сфере. Со стороны российских инвесторов были единичные сделки по приобретению активов, в частности стальных. Но в основном существовало отсутствие доверия с обеих сторон. Сейчас ожидается, что экономическое сотрудничество между двумя странами выйдет на новый уровень. На сегодняшний день с российской стороны есть большой интерес к инновациям и новым технологиям.

Для американской стороны интерес представляет получение доступа к капиталу, особенно тех компаний, у которых возникли финансовые трудности, а также получение доступа к человеческому капиталу. Кроме того, речь идет и о выходе на перспективный российский рынок, на котором сейчас не так много американских компаний.

Биография

Роберт Груман, партнёр, возглавляет консультационную практику PricewaterhouseCoopers в России.

Роберт родился в Калгари /Канада/ 21 марта 1967 г. В 1989 г. Роберт закончил бизнес школу в государственном университете Аризоны.

После окончания университета в 1989 году Роберт поступил на работу в компанию Conoco в должности финансового аналитика международного подразделения фирмы по добыче и разведке нефти. Впоследствии он занимал различные руководящие посты в Conoco в Северной Америке. С 1993 по 1996 годы Роберт работал в качестве менеджера по поставкам и логистике, затем — ведущим финансовым аналитиком компании Conoco в России, откуда был переведен на пост регионального финансового директора в США.

В декабре 1996 года Роберт ушел из Conoco и поступил на работу в PricewaterhouseCoopers на позицию ведущего консультанта и директора. Он работал в разных офисах PwC в США, а с июня 2000 года перешел на должность директора в PwC в Лондоне.

Через год Роберт стал партнером PricewaterhouseCoopers, а в 2004 году — управляющим партнером практики по оказанию консультационных услуг нефтеперерабатывающей отрасли в компании IBM в Европейском регионе ближнем востоке.

В октябре 2007 года Роберт вернулся в PwC, возглавив консультационную практику фирмы в России. Среди клиентов «Газпром», Chevron, BP, ConocoPhilips, «Роснефть», Marathon, «Ренессанс Капитал», ТПГ, «РусПромАвто», GM, ABB, Shell, TNK-BP и Home Credit.

Роберт женат и воспитывает двоих сыновей.