Филипп Дельпаль: «Мы не даем деньги всем подряд»
Фото: Rfinance.ru

Филипп Дельпаль: «Мы не даем деньги всем подряд»

4112

По данным международного рейтингового агентства Standard & Poor’s, BNP Paribas входит в число крупнейших банков мира. В его подразделениях в 85 странах работают свыше 200 тыс. сотрудников. Несколько лет назад он начал активно развивать розничный бизнес в России. Какие результаты достигнуты и что еще предстоит — об этом в интервью Банки.ру рассказал Филипп ДЕЛЬПАЛЬ, президент банка «БНП Париба Восток».

— Как проходит 2009 год? Со знаком «плюс» или «минус»?

— В этом году в России произошло очень многое — мы столкнулись с кризисом, с замедлением развития рынка. Так что это очень напряженный год для всех банкиров, и мы все старались преодолеть последствия кризиса в различных сферах бизнеса.

BNP Paribas в России работает по нескольким направлениям. Во-первых, это инвестиционный банк, который функционирует здесь уже длительное время, — мы начали активно развивать этот бизнес в России более пяти лет назад. Второе направление — розничные и корпоративные банковские услуги, а также потребительское кредитование, которыми я непосредственно руковожу. В сфере потребительского кредитования, кстати, наблюдается спад, сейчас выдается меньше кредитов и спрос на них падает.

Что касается обслуживания корпоративных клиентов, то если бы вы попросили меня назвать одно событие, на которое стоит обратить внимание за 2009 год, я бы сказал, что это рост просрочки по корпоративным кредитам. Все банки столкнулись со сложностями, связанными с погашением долговых обязательств корпоративными клиентами.

— Скажите, пожалуйста, как правильно произносить название банка? По-английски это «Би-эн-пи Париба», по-французски — «Бэ-эн-пэ Париба», что вернее?

— Это достаточно сложный вопрос… Я лично привык говорить «Би-эн-пи», потому что мы в качестве языка международного общения используем английский. А вообще история группы начинается со слияния Banque Nationale de Paris (Национального банка Парижа) и Paribas: оба в конце прошлого века объединились и стали группой BNP Paribas. Учитывая происхождение банка, в России легко можно использовать и тот, и другой вариант произношения.

— У вас очень интересная символика — улетающие звезды…

— Наш логотип обозначает движение. Вы видите, что звезды, действительно, как будто взлетают, и этим мы хотим показать клиентам, что BNP Paribas — это «Ваш банк в мире перемен» (таков наш слоган). Фактически это значит, что мы готовы адаптироваться и предвосхищать изменения в мире.

— В одном интервью вы сказали, что в России банки конкурируют не только друг с другом, но и с приятелями и родственниками своих потенциальных клиентов, поскольку у нас принято занимать у знакомых и у близких. Ситуация не изменилась? На какого клиента вы рассчитываете?

— На самом деле когда я сказал, что банки конкурируют не друг с другом, я это сделал в основном для того, чтобы напомнить: российский банковский рынок все еще отстает от среднеевропейского. В России пока мало банковских отделений на тысячу жителей, гораздо ниже уровень задолженности домохозяйств, и это одно из лучших доказательств того, что на данный момент конкуренция не так уж и высока.

Конечно, здесь существует множество банков, около тысячи, но большинство из них — это небольшие региональные банки. То есть на глобальном уровне конкуренция не сильная, особенно после кризиса, когда ряд игроков приостановили или, как в случае с международными банками, вывели бизнес из России, вернувшись в основные страны присутствия.

Да, то, что люди занимают деньги обычно не у банков, а у родственников или друзей, — чисто русская привычка. И хотя с наступлением кризиса на рынке появилось множество клиентов, которым нужны деньги (возможно, для покупки бытовой техники, для осуществления каких-то проектов), для многих пойти в банк за деньгами — далеко не всегда первый порыв. Но это изменится. Со своей стороны мы будем предлагать российским клиентам инновационные решения и участвовать в этих переменах, потому что в конце концов задача банка — поддерживать экономику и поставлять ликвидность в реальный сектор.

— Если не секрет, сколько клиентов сегодня у «БНП Париба Восток» и каков ваш кредитный портфель на данный момент?

— Наши цифры в той или иной степени конфиденциальны, но я могу дать вам общее представление. Cetelem и «БНП Париба», то есть розничные банковские услуги и потребительское кредитование, имеют в общей сложности более 150 тысяч клиентов — это всего за два года работы. По сравнению с теми цифрами, которые мы хотим увидеть, кредитный портфель пока невелик, и сегодня для обоих бизнесов он составляет порядка 700 миллионов долларов.

— Расскажите подробнее, что собой представляет система розничного кредитования Cetelem…

— Стратегия Cetelem в том, чтобы встречать клиента там, где у него возникает потребность в банковских услугах: когда, скажем, человек, придя в магазин, понимает, что хочет купить холодильник или машину и ему нужен кредит. Эта бизнес-модель работает под брендом Cetelem.

Это потребительское кредитование в центрах продаж, то есть кредиты можно оформить непосредственно в торговых сетях наших партнеров, например «М. Видео», «Карфур», «О’Кей» и других.

И есть вторая самостоятельная бизнес-модель: классический розничный банк, который работает через отделения, — «БНП Париба». Сегодня у нас уже 25 отделений (большинство из них — в Москве и Петербурге). Там мы стараемся дать клиентам возможность выбрать банковское решение, которое в наибольшей степени соответствует их потребностям. И речь идет уже не о специальном кредите на покупку, а о предоставлении полного спектра банковских услуг. Мы работаем через две бизнес-модели и рассматриваем их как два бизнеса, которые функционируют вместе, потому что клиент может прийти к нам через магазин, а потом мы сможем предложить ему другие услуги в банковском отделении. И наоборот.

Если уж вы спросили о Cetelem — потребкредитовании, то замечу, что конкуренция сейчас стала менее жесткой: многие игроки больше не имеют тех же возможностей по кредитованию клиентов, что до кризиса.

— Чем вы отличаетесь от конкурентов? Есть ли у вас специфический продукт, которого нет у других банков?

— Будет не очень-то скромно заявить, что у нас есть какой-то совсем уникальный продукт, но думаю, что у нас есть уникальный стиль работы: мы стараемся сделать посещение банка приятным для клиентов, хотим, чтобы они чувствовали себя как дома. Я часто слышу даже от других банкиров: «Филипп, мне нравится, какие у вас отделения — очень просторные, в светлом дереве, и мы не чувствуем, что на нас давит этот традиционный банковский стиль». Мы можем похвастаться тем, что у нас есть особый стиль отношений с клиентами, уютные офисы, общительный персонал. Поэтому когда вы входите в наше отделение — неважно, обычный вы клиент или VIP-персона, — к вам отнесутся с неизменным радушием. Я считаю, что нужно эффективно работать, улыбаться, радоваться любому клиенту. На российском рынке появляется все больше и больше банков, ориентированных только на клиентов высшего уровня… Мы не хотим быть таким банком. Мы хотим быть банком для всех людей, которые ведут активную жизнь и рассчитывают на стабильные отношения с банком.

Недавно мы начали продавать пакеты услуг (это комбинация основных продуктов — банковских карт, страховки и прочих) по специальной цене. Более того, приобретая эти пакеты, вы можете пользоваться большим количеством преимуществ: мы сейчас работаем с ресторанами, магазинами, фитнес-центрами, чтобы наши клиенты получали там специальные условия и скидки.

У нас есть также инновационные депозиты. Например, можно получить сумму процентов по вкладу сразу в день его размещения — такой депозит идеален, скажем, для людей, уезжающих в отпуск. С одной стороны, вы уверены в сохранности своих денег, потому что BNP Paribas — один из шести сильнейших банков в мире, с другой — можете сразу же использовать сумму процентов по депозиту, чтобы организовать, к примеру, прекрасный отдых. Когда мы запустили этот продукт, это было нечто новое на российском рынке.

— Филипп, правда ли, что когда вы приехали поднимать бизнес в Москву, в офисе работала лишь пара сотрудников?

— Отчасти правда: так, все было готово для потребительского кредитования — Cetelem, но нас было человек восемь.

Что касается «БНП Париба», то мы начали с приобретения очень небольшого банка, где работало всего 60 человек. Сегодня же у нас уже в общей сложности около 2 тысяч сотрудников в России. В таком стартап-проекте мне лично очень нравится то, что ты немедленно видишь результат своих действий и решений.

Я обычно говорю своим сотрудникам: «Знаете, выдавать деньги легко: выходишь на улицу, спрашиваешь, кому нужны деньги, и, конечно, тут же набегает толпа народа». Наша работа — продавать деньги людям, которые в состоянии погасить кредит, и мы хотим быть одним из лучших банков в России, способным адекватно оценивать риски и выдавать человеку тот объем средств, который наилучшим образом соответствует его материальному положению. Мы называем это политикой «ответственного кредитования». Мы не хотим быть банком, который дает деньги всем подряд. Мы стремимся соблюдать баланс в нашей работе.

— Интересы «БНП Париба» сосредоточены только в Московском регионе?

— Сегодня банк имеет отделения в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, в этом году они появились в Ростове-на-Дону и Екатеринбурге. Сегодня, когда многие международные банки закрывают отделения и кто-то уже покинул рынок, наш — один из немногих, кто продолжает экспансию и развивается дальше.

То же самое с потребительским кредитованием: Cetelem работает уже в 19 городах, и до конца года мы планируем прийти еще в три. Мы становимся все больше, ведь Россия — это не только Москва.

— Интересны ли вашей банковской группе дружественные поглощения?

— Да, но давайте сформулируем так: мы открыты для любых возможностей, которые способны ускорить наше развитие в России, позволяя сохранить правильный баланс рисков, этики, внутреннего контроля и общей философии ведения бизнеса. Если однажды мы увидим общий путь с другим банком, с российским партнером, большим или маленьким, то мы готовы к этому.

— Материнская компания активно поддерживает вас финансово?

— BNP Paribas — один из шести сильнейших банков в мире и один из 15 крупнейших по рыночной капитализации. У нас огромное желание развивать бизнес в России, и это делается шаг за шагом: начав с корпоративного и инвестиционного банка, который работал с клиентами прежде всего из числа газовых компаний и предприятий угольной промышленности, группа запустила здесь два года назад новые направления — потребительское кредитование, страхование, розничные банковские услуги. И это отличное доказательство того, что менеджмент и штаб-квартира группы оказывают постоянную поддержку нашему росту в РФ.

Мы не смотрим на Россию как на рынок с перспективой в один год. Мы пришли сюда надолго и поэтому следуем стратегии долгосрочного развития. Кстати, в России достаточно интересные долгосрочные макроэкономические показатели. Конечно, сейчас кризис, рынок все еще потряхивает, но в перспективе Россия останется одной из крупнейших экономик мира.

— В вашей трудовой биографии есть такая строчка, как Европейский центр ядерных исследований. Почему вы сменили направление деятельности?

— По образованию я инженер в области IT и телекоммуникаций, в начале карьеры, действительно, два года работал в этом исследовательском центре, одном из крупнейших в мире. Кстати, несколько его сотрудников — лауреаты Нобелевской премии по физике. Но я не был физиком, я работал в команде Тима Бернерса-Ли — это тот самый человек, который изобрел Всемирную паутину. Сегодня без нее никто не может жить, все ею пользуются, и вы тоже, ведь Банки.ру — очень известный веб-сайт. Но в самом начале протокол http и Сеть были изобретены в Женеве, в этом исследовательском центре. Я очень рад, что мне посчастливилось быть частью этой команды. Это, конечно, очень далеко от банковской сферы, но зато хорошо для профессионального развития, потому что ты изучаешь новые технологии, учишься быть точным во всем. И во многом логично, что именно после этого института я пришел в банковскую отрасль и занимаюсь банковским бизнесом в общей сложности уже 16 лет.

— По роду деятельности вы часто общаетесь с российскими банкирами. Что интересного вы заметили в их поведении, манере ведения дел?

— Мне нравится то, что банкиры в России очень эмоциональны. Всегда есть эмоции, когда положительные, когда отрицательные, но это всегда выражение чувств и активное восприятие. Русских банкиров очень волнует состояние экономики, с ними интересно беседовать, вы никогда не увидите печальные, равнодушные лица — это люди с очень активной жизненной позицией.

Еще мне нравится, что средний возраст банкиров здесь гораздо меньше, чем в Европе или в других странах. Это также придает больший динамизм всей системе, и в России все еще есть возможность для быстрого развития бизнеса — всего за пару лет.

Тем не менее меня не покидает ощущение, что в России пока что достаточно много бюрократических процедур, в особенности в банковской сфере. Я борюсь с этим в своем банке и пытаюсь донести это до других банкиров, потому что когда для осуществления простейшей банковской операции нужно подписать документ на десяти страницах практически ни о чем, это крайне неудобно. Нам нужно всем вместе найти какой-то способ сократить количество подписей, документов, бумаг, которые мы все постоянно подписываем.

И возможно, будет правильно, если мы все однажды перейдем к интернет-банкингу. В России пока достаточно сложно это сделать, хотя на самом деле большая часть операций может проводиться без обязательного присутствия клиента в банке.

Беседовала Елена ИЩЕЕВА, Banki.ru