Валерий Торхов: «Карта должна становиться полноценным платежным средством»
Фото: Пресс-служба банка «Авангард»

Валерий Торхов: «Карта должна становиться полноценным платежным средством»

2302

Рынок кредитных карт в России существует не так давно. У него есть возможность расти не в разы, а на порядок. Что мешает сегодня развиваться рынку кредитных карт и как отразился на нем кризис, в интервью Банки.ру рассказал заместитель председателя правления банка «Авангард» Валерий ТОРХОВ.

— Валерий Леонидович, как кризис повлиял на рынок кредитных карт в России?

— Влияние весьма заметно. С сентября прошлого года значительно снизился уровень потребления у граждан. Соответственно, тогда же начали падать и обороты по кредитным картам. Я думаю, это отметило большинство банков, в том числе и мы. Если оценивать объемы операций по оплате товаров и услуг, а это, на мой взгляд, наиболее правильно, то в среднем снижение оборота составляло около 8% в месяц. Максимальным оно было в феврале текущего года, затем началось очень медленное восстановление. В последние месяцы уровень потребления практически стал таким же, как до кризиса. В нашем банке клиентская база даже немного выросла по сравнению с докризисными временами. Но тут сыграл роль тот факт, что мы всегда очень консервативно относились к отбору заемщиков.

— Как обстоят дела с проблемной задолженностью?

— По рынку, да и у нас она выросла очень сильно — практически в два раза. Мы присутствуем более чем в 20 регионах России, и проблемная задолженность распределена по ним очень неравномерно. В отдельных регионах ситуация намного хуже, в каких-то — лучше. Мне кажется, такая картина характерна для многих российских банков.

— Какие регионы вы можете назвать в числе наиболее проблемных?

— Наиболее «тяжелый» в этом плане сегодня юг России. Но и там проблемная задолженность распределена неравномерно. Скажем, в Ставропольском крае все замечательно, а в Ростовской области — хуже. Волгоградская область тоже настораживает.

— Пик роста проблемной задолженности тоже пришелся на начало года?

— Да, на февраль — март. Затем ситуация стала выправляться, во всяком случае в «Авангарде». Но в процентном отношении она не вернулась к докризисным показателям, просто сейчас мы видим явную стабилизацию ситуации и некоторое улучшение по цифрам. В основном благодаря Москве и Санкт-Петербургу, где находится более 80% наших клиентов.

— Каков сегодня уровень просрочки по кредитным картам?

— Кредитный портфель по картам в январе составлял примерно 2,2 миллиарда рублей, сейчас он уже превысил 2,4 миллиарда рублей. В среднем за год прирост по просрочке составляет около 1,5%. После начала кризиса он увеличился примерно на 3%, но начиная с мая просрочка стала уменьшаться: вырос объем портфеля в «надежном» сегменте, повысилась собираемость проблемной задолженности.

— Изменилось ли поведение граждан, имеющих кредитные карты «Авангарда»?

— Многие клиенты имеют несколько кредитных карт — и с приличными лимитами. В период кризиса у нас в разы выросло число клиентов, желающих снизить свой кредитный лимит. Такие просьбы, в общем, были всегда, но в мизерном количестве — скажем, полпроцента от ежедневного потока заявлений по картам. Теперь их стало больше — порядка полутора процентов. Вообще же на рынке спрос на кредитные карты увеличился, но в определенный период — когда практически остановилось потребительское кредитование. Тогда многие клиенты перешли в другой продуктовый сегмент — к кредитным картам.

— Предлагал ли банк «Авангард» в этом году какие-то новые программы по кредитным картам? Повлиял ли кризис на ваши планы?

— Мы предложили только один новый продукт — карту «MasterCard Метро». Он был запущен в апреле. К сожалению, эта карта не бесплатная, мы пока не можем себе этого позволить: процессинг метрополитена оказался очень недешев. В основном клиенты используют ее для оплаты поездок в метро, а не как полноценную кредитную карту. Вообще же во время кризиса мы меньше думали о проведении каких-то новых агрессивных акций — больше, скорее, работали над технологическими аспектами.

— Расскажите, какие новые технологии вы внедрили.

— За минувший год мы внедрили множество вещей, которые улучшили потребительские качества продуктов. В начале 2009 года мы перевели всю нашу клиентскую базу на собственный процессинг, и появилась возможность технически совершенствоваться…

— Чьим процессингом вы пользовались раньше?

— Раньше мы работали с компанией UCS, и нам приходилось придерживаться принятого там регламента. Не всегда это было удобно: например, клиент вносил средства на счет в пятницу вечером, а зачислялись они только после полудня в понедельник. Теперь это можно делать мгновенно. Вы вносите средства в кассу и тут же получаете СМС-уведомление о пополнении счета: внесенные средства тут же становятся доступными. Да и сами СМС-сообщения, кстати, тоже стали у нас разнообразными. Они стали приходить и при осуществлении расходных операций, и при отказе в авторизации, и при смене ПИН-кода, и во многих других случаях. Кроме того, мы внедрили много нового и в системе интернет-банкинга: например, у клиентов появилась возможность в режиме онлайн открывать депозиты, осуществлять переводы и в рублях, и в валюте, управлять собственными расходными лимитами. Сейчас стратегия банка — перевести максимальное количество наших клиентов на обслуживание через Интернет. Уже сейчас тарифы в «Авангард интернет-банке» ниже, чем в офисах. А пользоваться продуктом может любой владелец карты, неважно — кредитной или расчетной.

— Ставки по кредитным картам собираетесь снижать?

— В ближайшей перспективе нет. Но затем, когда это станет тенденцией, мы тоже будем вынуждены это сделать.

— Какие они в «Авангарде» сейчас?

Сегодня по классическим и золотым кредитным картам ставки у нас одинаковые. В долларах и евро ставка составляет 12% годовых, в рублях — 17% годовых. Но есть еще и комиссия, несколько увеличивающая фактическую ставку — она получается более высокой для клиентов, которые долго не погашают задолженность целиком. Эта комиссия небольшая — 0,25%, 0,5% или 0,75%, она рассчитывается как процент от непогашенной части задолженности в зависимости от того, когда клиент полностью ее гасил в последний раз. Таким образом, ставка получается переменной: она тем выше, чем больше времени уходит у клиента, чтобы полностью погасить задолженность. Это обычная вещь, кстати, для классического кредитования.

Карта — это такой продукт, который позволяет клиенту брать кредит в той сумме, в том месте и в то время, когда это необходимо. Поэтому нельзя сравнивать ставки по кредитным картам и по потребительским кредитам. Но, получив карту, клиент может остаться в банке надолго, несмотря на то, что ставка будет составлять 25% годовых, и не захочет перейти в другой банк, предлагающий 20% годовых. В абсолютном выражении разница в ставках может составить 20—30 рублей в месяц, но порой можно попасть в малоприятные ситуации, негативный эффект от которых будет несопоставим с 30 рублями.

— Что в дальнейшем ожидает российский рынок кредитных карт?

— После того, как кризис закончится, на рынок вернется жесткая конкуренция. Станут более либеральными критерии для принятия решений о выдаче карты. Банки будут вынуждены снижать ставки, вводить программы типа cash back…

— Вообще — нашему рынку есть куда расти?

— Это слабо сказано! Рынок будет увеличиваться не в разы, а на порядок — именно рынок кредитных карт. Сейчас все-таки у нас основные обороты — не по кредитным, а по зарплатным картам и основные операции — снятие наличных в банкоматах. В России доля оплаты картами покупок в магазинах составляет менее 7% от оборота. Безусловно, нам есть куда расти. Для сравнения: в Европе этот показатель составляет 25%, в США — более 50%. Кстати сказать, есть примеры стран, где рынок уже насыщен кредитными картами. Например, Великобритания, которая в 2007 году обнаружила отсутствие роста оборота по сравнению с предыдущим годом. Но нам до этого очень далеко…

— Что мешает более активному развитию?

— Нет активной поддержки со стороны регулирующих органов. Вот говорят: давайте обяжем все точки продаж принимать карты, давайте все зарплаты выплачивать по картам… На мой взгляд, и таких мер, даже если бы их приняли, все равно недостаточно. Необходимо материальное стимулирование тех, кто пользуется безналичной оплатой. Вспомним налог с продаж, который был в России 7—8 лет назад. Если бы тогда оплата покупки картой рассматривалась как безналичная операция, чем она по сути и является, то наличие скидок на товары сразу же подстегнуло бы развитие карточного бизнеса. То есть оптимальный способ — стимулировать пользователей продукта. Конечно, при этом карта должна становиться для людей не просто инструментом для снятия наличных в банкомате в день выдачи зарплаты, а полноценным платежным средством.

Беседовала Татьяна ТЕРНОВСКАЯ, Banki.ru