Дэвид Карсбол: «Кредитование служит только «горючим» для пожара, который разгорается»
Фото: Isotimia.gr

Дэвид Карсбол: «Кредитование служит только «горючим» для пожара, который разгорается»

2942

Каждый год в декабре инвестиционный Saxo Bank публикует «Шокирующие предсказания» (или «Невероятные прогнозы») — это необычное приложение к стандартному годовому прогнозу инвестбанка, в котором собраны самые маловероятные, неожиданные и подчас действительно шокирующие сценарии. Накануне написания очередных предсказаний на 2010 год «Газете» удалось побеседовать с главой стратегического подразделения Saxo Bank Дэвидом КАРСБОЛОМ.

Дэвид, один из главных вопросов, который на сегодняшний день волнует, наверное, всех без исключения — можно ли говорить об окончании мирового финансового кризиса и начале процесса восстановления?

Должен сказать, что у меня по-прежнему вызывает опасение ситуация, которая наблюдается в мировой экономике. Если говорить о позитивных трендах, которые мы отмечаем в четвертом квартале, очевидно, они продолжатся и в первом квартале 2010 года. Однако, с моей точки зрения, этот процесс — своего рода инерционный отзыв на рекордный спад в экономиках, а также беспрецедентные денежные вливания. Этот вывод подтверждается макроэкономическими показателями, которые мы отслеживаем, по крайней мере, по десяти ведущим экономикам.

Я бы назвал такой рост «фальшивым», необоснованным. Надеюсь, что он не заманит инвесторов в ловушку, так как этот мнимый подъем может привести к негативным последствиям в отдаленном будущем. Но поскольку я стратег и аналитик, я стараюсь предсказать лучшее, что я могу, исходя из тех знаний и данных, которые у меня есть. Скорее всего, в течение 2010 года будут признаки восстановления и стабилизации.

Ряд экономистов высказывает опасения в связи с увеличением объемов операций carry trade. Может ли это привести к надуванию очередного «пузыря»? Как вы считаете, могут ли центральные банки начать препятствовать излишне рискованному поведению инвесторов?

Центральные банки не обеспокоены таким поведением, потому что они заинтересованы в том, чтобы эти пузыри надувались, это их главная задача. Они заинтересованы в том, чтобы праздник не кончался. Для них значительно лучше, когда надуваются пузыри, идет 60—70% рост, даже на рынке, который реально ничем не подкреплен. Важно создать определенное настроение в обществе, чтобы люди снова начали покупать, потреблять, это выглядит гораздо более позитивно с точки зрения и центральных банков, и банкиров, и правительства, а также тех, кто ответственен за принятие политических решений. То есть это абсолютно работа и стратегия центральных банков.

Cуществует точка зрения, что нынешний 70-процентный рост — это всего лишь коррекция на рынке в связи с рекордным падением в разгар кризиса.

Рост в 60—70% должен подкрепляться материальным производством, которое обеспечивают компании. Это довольно сложно сделать на фоне растущей безработицы и увеличивающихся сбережений, поскольку денег все еще недостаточно и люди отдают предпочтение сбережениям, а не инвестициям. Компаниям же довольно трудно обосновать стоимость своих активов именно материальным производством, на данный момент это взаимоисключающие процессы.

На ваш взгляд, наступил ли момент поступательного сворачивания господдержки экономик?

Политики любят тратить деньги, чтобы чувствовать себя значительными. Однако нет никаких научных исследований, которые бы подтверждали эффективность этих вливаний, и на самом деле отдача от них минимальна. С моей точки зрения, подобная политика порочна, это пустая трата денег. Но если отменять стимулирующие меры, то такие действия должны быть скоординированными. В то же время, следует признать, что, к примеру, поддержка финансового сектора позволила избежать развития самого негативного сценария. Однако, то, что, к примеру, делали американские власти, когда помогали разоряющимся банкам, на мой взгляд, надо было делать несколько иначе. Нужно было провести переоценку и стоимость бондов, и акционерного капитала для того, чтобы снять излишнюю стоимость, которая ничем не подтверждается. Это сказалось бы на доходах инвесторов, но я уверен, что надо было наказать тех, кто покупал облигации или акции этих банков.

Второй момент — это вкладчики, я считаю, что они тоже должны были потерять порядка 5% от своих вложений, которые они сделали в неустойчивые банки. Это могло способствовать оздоровлению банковской системы. А сейчас получается, что мы этими финансовыми вливаниями только стимулируем безответственность и некомпетентность. Я убежден в том, что необходимо действовать таким образом, чтобы люди извлекали определенные уроки из тех критических ситуаций, в которые они попадают.

Пока мы можем только наблюдать за тем, как по мере поступления позитивных новостей с рынка растут бонусы топ-менеджеров банков…

Это происходит потому, что акционерам банков очень трудно контролировать то, что делается правлением банка на уровне менеджмента. Компании заинтересованы в сохранении некоей вуали на том, что они делают. И мы видим, что даже те компании, банки, которые весьма посредственны в том, что они делают, тем не менее, выплачивают своим топ-менеджерам совершенно несопоставимые с результатами их работы вознаграждения.

Банки отмечают очень медленные темпы восстановления кредитного спроса на рынке. Но уже слышны и оптимистические оценки. Так, глава Банка России Сергей Игнатьев недавно заявил, что его не удивит, если рост кредитования в следующем году составит 13%.

Вы считаете, что рост 13% — это позитив? Я придерживаюсь другой точки зрения. Вот если бы было минус 13% — это было бы хорошо для рынка. Кредитование служит только «горючим» для пожара, который разгорается.

Дэвид, как вы оцениваете ситуацию с нефтью?

Мы отмечаем положительную корреляцию между высокими ценами на нефть и экономическим ростом, но там же и риски. По нашим прогнозам, 100 долларов за баррель в 2010 году, если не раньше — это вполне достижимо. Затем произойдет коррекция, которая потом опять преобразуется в повышательный тренд, потому что будет нарастать положительный инвестиционный рост экономики, и ему потребуется подпитка. Но если обратиться к пику прошлого года (148—149 долларов за баррель), тогда это вызвало панику у тех, кто принимал решение. По сути, они стали разрушать спрос на нефтепродукты, стали думать об альтернативных источниках энергии. Получается, что мы откладываем проблему на время. Лет через 10—15 она все равно возникнет, потому что мы уже достигли пиковых параметров производства в прошлом году, больше уже сейчас не производится, а спрос будет расти. Таким образом, недостаток предложения и избыточный спрос обеспечат дальнейший рост цен на нефть.

Будет ли коррекция на нефтяном рынке значительной и продолжительной?

Все будет зависеть от того, насколько будет крепок или слаб доллар, потому что сейчас на фоне carry trade все убеждены, что доллар будет продолжать снижаться, а это приведет к тому, что, в конечном счете он отыграет 10—15%. Это неизбежно отразится на стоимости нефти.

Как вы оцениваете перспективы американской валюты?

Ослабление доллара стало результатом безответственной политики американских финансовых властей. В то же время, именно потому, что все убеждены, что доллара и дальше будет падать, этого не произойдет. На мой взгляд, соотношение 1,60 в паре доллар-евро- это тот уровень, который будет трудно преодолеть в 2010 году. По нашим прогнозам, затем доллар отыграет. Если говорить о долгосрочной перспективе, то, скорее всего обесценивание американской валюты продолжится. Вместе с тем, если вспомнить о цикличности, то Европа где-то на год отстает от того, что происходит в США. Поэтому Европейский Союз еще настигнет эта колесница, тем более, что уровень безработицы будет продолжать расти, и в конечном итоге то, что происходит сейчас в Америке через год можно ожидать и в Европе. Безусловно, это скажется на курсе евро. Не исключено, что ситуация окажется не столь благополучной, как выглядит сейчас.

С вашей точки зрения, какая валюта имеет наибольшие шансы стать мировой резервной?

Первый кандидат — это евро, потому что если посмотреть на население и ВВП Еврозоны, то эти показатели уже сейчас превышают аналогичные в США, поэтому нет никаких причин, почему бы в резервных корзинах евро занимал меньшее соотношение, чем доллар. Надо отметить, что и монетарная политика, которую проводят европейские власти, кажется более ответственная по сравнению с политикой Соединенных Штатов. Немаловажное значение имеют отношения со странами Ближнего Востока — у Еврозоны они чуть лучше, чем у США. Если все это суммировать, то евро имеет неплохие шансы, чтобы быть на одном уровне с долларом.

Как насчет юаня, рубля?

Если посмотреть на следующий ряд кандидатов, то тут можно говорить и о норвежской и шведской кроне, о швейцарском франке, об австралийском и новозеландском долларах, в конце концов, можно говорить о юане и рубле. Но вопрос в том, какой объем ликвидности есть по каждой из этих валют, и какие возможности существуют для покупки казначейских обязательств у России и Китая. Если все это будет поставлено на надлежащем уровне, я не вижу причин, почему рубль бы не стал одной из резервных валют в долгосрочной перспективе.

Извлек ли мир уроки из текущего кризиса?

Мой ответ — нет, я готов написать его большими буквами. Никто ничему не научился. По-прежнему многие компании позволяют себе врать по поводу стоимости активов игрокам на рынке. Единственное изменение, которое, хочется верить, появится в ближайшее время — это более серьезный контроль со стороны регулятора за деятельностью компаний. Я думаю, что в конечном счете монетарные власти будут более жестко относится к банкам, предъявлять более серьезные требования, чтобы не допустить повторения того схлопывания, которое произошло в разгар кризиса.

«Сенсационные предсказания» от Saxo Bank

В конце 2007 года среди «шокирующих прогнозов» Saxo Bank на 2008 год были падение экономической активности в глобальной торговле, в частности, замедление во внешнеторговых отношениях с США. Специалисты банка предсказывали, что в 2009 году впервые начнутся процессы привязки ряда азиатских валют к китайскому юаню. «Азиатские экономики будут стремиться находить в Китае новые возможности для торговых взаимоотношений и начнут пересматривать свое отношение к США как к основному торговому партнеру», — говорилось в прогнозе банка.

На 2009 год предсказывалось, что нефть упадет до 25 долларов за баррель, индекс S&P; рухнет до уровня 500, валюты ряда восточноевропейских стран будут испытывать огромное давление в связи с оттоком капитала в 2009 году.

Carry trade

Carry trade (керри трейд) — одна из самых популярных торговых стратегий на рынке валют. Стратегия carry trade состоит в заимствовании средств в национальной валюте государства, установившего низкие процентные ставки, конвертации и инвестировании их в национальной валюте государств, установивших высокие процентные ставки. Применение данной стратегии инвесторами приходится учитывать центральным банкам государств при управлении ставкой рефинансирования. Повышение ставки без учёта ситуации на мировом финансовом рынке может вызвать массированный приток в страну спекулятивного капитала.Риском данной стратегии служит возможное изменение обменного курса используемых валют. Именно это произошло в октябре 2008 году, что привело к тому что пузырь carry trade (тогда был приток спекулятивного капитала в японскую иену) лопнул вслед за другими пузырями финансовых рынков.

Беседовала Наташа ГОВОРОВА