Алексей Симановский: «Как любое спекулятивное явление, перекредитование имеет не только положительные стороны»

Алексей Симановский: «Как любое спекулятивное явление, перекредитование имеет не только положительные стороны»

2942

Нынешней весной ряд банков стали предлагать клиентам новый розничный продукт — перекредитование ипотечных кредитов. Еще ряд кредитных организаций выразил аналогичное намерение. О том, как он расценивает появление на банковском рынке производных кредитных продуктов, в интервью газете «Коммерсант» рассказал Алексей СИМАНОВСКИЙ, директор департамента банковского регулирования и надзора Банка России.

Этой весной ряд банков стали предлагать клиентам новый розничный продукт — перекредитование ипотечных кредитов. Еще ряд выразили аналогичное намерение. Как вы расцениваете появление на банковском рынке производных кредитных продуктов?

До полноценных производных продуктов (кредитных деривативов) нам еще надо дожить. То, что наблюдается сейчас,— закономерный этап развития рынка ипотечного кредитования, который в связи с изменением процентных ставок накопил определенный игровой потенциал. Это и стало причиной появления услуг по перекредитованию, которые, по сути, являются игрой на разнице процентных ставок. Как любое спекулятивное явление, перекредитование имеет не только положительные стороны. Заемщику перекредитование выгодно: он дешевле решает свои жилищные проблемы. Для банков же это направление неоднозначно. С одной стороны, перекредитование — это специфическая форма перераспределения доходов и кредитных рисков в рамках конкурентной борьбы. А здоровую конкуренцию нельзя не приветствовать. С другой — перекредитуя выданные другими банками ипотечные кредиты, банк, выступающий вторичным кредитором, не только принимает на себя определенные риски, но и помогает реализации процентных рисков первичного кредитора.

Считаете ли вы возникающие риски значимыми? Как они влияют на финансовую устойчивость банков, занимающихся этим бизнесом?

Уровень риска для вторичных кредиторов в общем не выше риска первичного кредитора, но при этом процентная ставка по кредиту ниже. В то же время общие затраты на обслуживание кредита у них тоже ниже, так как клиента они получают «готовым». Да и цена ресурсов у вторичных кредиторов не настолько велика. Поэтому при более низкой ставке премия за риск у них, вероятнее всего, не ниже, чем у банков, выдавших первичный ипотечный кредит. Кроме того, при оценке риска важно учитывать, насколько велик удельный вес портфеля перекредитованных кредитов в общем объеме кредитного портфеля банка. Если эта доля невелика, то даже при не очень взвешенной политике вторичного кредитора перекредитование вряд ли нанесет существенный ущерб его устойчивости. Если же она велика, то ситуация требует специального внимания со стороны регулятора. Что касается первичного кредитора, то здесь при оттоке клиентов возникают некомпенсированные потери. Степень их влияния на финансовую устойчивость банка определяется долей потерянных кредитов в общем объеме работающих активов и возможностями доходного реинвестирования освободившихся средств.

Насколько увеличивает риск для банка — вторичного кредитора наличие беззалогового периода при перекредитовании?

Не хотелось бы преувеличивать значение этого обстоятельства. Банки идут на этот риск сознательно, а значит, оценивают его как весьма умеренный. Залог или любое обеспечение — защита на пожарный случай. А доля таких случаев в общем объеме сделок незначительна. К тому же беззалоговый период относительно всего периода пользования вторичным кредитом тоже невелик.

Будет ли Центробанк регулировать процесс перераспределения ипотечных кредитов на рынке, в том числе посредством установления лимитов на доли перекредитованных кредитов в портфелях банков?

Перекредитование регулируется гражданским законодательством. Банк выступает с публичной офертой, заемщик вправе ее акцептовать. Я не вижу необходимости регулировать эти отношения как-то еще. Запрещать такие услуги нельзя, это будет противоречить принципу развития конкуренции. Устанавливать единый для всех лимит на такие кредиты невозможно, так как нельзя определить рациональные подходы к установлению таких лимитов. Вообще, установление предельной доли перекредитования в общем кредитном портфеле — задача не регулятора, а прежде всего самого банка в рамках выполнения им установленных регулятором нормативов по финансовой устойчивости. Банк обязан осуществлять управление рисками, в том числе и по перекредитованию ипотеки, даже если они не нашли отражения в методиках расчета обязательных нормативов и в иных требованиях, установленных надзорным органом. Это значит, что банкам, собирающимся формировать существенный портфель таких кредитов, следует располагать документом, в котором прописана политика управления принимаемыми рисками по перекредитованию. Отсутствие такого документа привлечет внимание со стороны органа надзора. Что касается первичных кредиторов, то они должны иметь политику управления рисками, учитывающую и риск перекредитования их кредитов.

Есть ли факторы, препятствующие развитию рынка перекредитования в России?

На мой взгляд, рынок перекредитования будет расти вместе с ростом ипотечного рынка. А последний возможен при решении ряда насущных проблем. В частности, при повышении качества залоговых прав, которыми располагают банки. В России залог до сих пор не выведен из конкурсной массы. Соответствующий законопроект находится в Госдуме, однако из-за конфликта интересов разных кредиторов он вряд ли будет принят в ближайшее время. Другая инфраструктурная и правовая проблема касается так называемого переселенческого фонда: как выселить человека из квартиры, если он не платит по ипотечному кредиту. Есть также проблема длинных кредитных ресурсов, низкого уровня жизни большинства населения, который не позволяет людям приобретать жилье даже с помощью ипотеки, ограниченного предложения жилья и высоких цен на него. Тем не менее неразвитость рынка перекредитования не означает, что он будет оставлен без внимания регулятора. Внимание будет уделяться пропорционально значению этого сегмента рынка.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА