Игорь Кузин: «В Москве у «Дельтакредита» более ста конкурентов»

Игорь Кузин: «В Москве у «Дельтакредита» более ста конкурентов»

3425

Первый исключительно ипотечный банк в России — «Дельтакредит» — никогда не принадлежал российским инвесторам. До 2001 года он входил в группу JP Morgan, а затем был продан инвестфонду «США-Россия», который дал банку нынешнее название и сориентировал его на ипотеку. А в прошлом году владельцем «Дельтакредита» стала французская Societe Generale (SG). Новый акционер доверил развитие проекта прежнему менеджменту во главе с председателем правления Игорем КУЗИНЫМ. «Дельтакредиту» приходится конкурировать не только с другими группами, но и с «дочкой» SG — Банком Сосьете Женераль Восток (БСЖВ). О стратегии «Дельтакредита» в таких условиях КУЗИН рассказал в интервью газете «Бизнес».

С момента приобретения банка «Дельтакредит» группой Societe Generale прошло более полугода. Что поменялось в банке с приходом нового акционера?

В банке та же команда, банк работает под тем же брэндом, остается независимой структурой и продолжает заниматься ипотекой. С точки зрения операционного управления вхождение в состав такой группы, как Societe Generale, было наиболее благоприятным вариантом развития. Главным преимуществом стало то, что для нас теперь открываются новые возможности по привлечению средств. Конечно, есть и огромный опыт группы SG — мы можем применять их интересные идеи, реализуя свои проекты.

Будете ли вы конкурировать с Банком Сосьете Женераль Восток, который также выдает ипотечные кредиты?

Да, мы конкурируем с БСЖВ, определенные клиенты идут и туда, и к нам. Мы не мешаем им, ведь способы привлечения клиентов у наших банков несколько отличаются. У БСЖВ достаточно большое количество ипотечных клиентов — это уже существующие клиенты банка, у нас в основном новые. Поэтому есть определенная взаимодополняемость внутри группы.

Сколько вы хотите выдать кредитов в этом году?

Наши планы достаточно агрессивны с точки зрения роста, акционеров это вполне устраивает. В прошлом году выдали более $110 млн и в этом планируем удвоить свои продажи. У нас есть два направления бизнеса: выдача кредитов через собственные подразделения и через банки-партнеры. Мы рассчитываем на 100-процентный рост на каждом рынке, на котором мы присутствуем. В других странах Центральной Европы рост ипотеки сначала шел очень медленно, потом вырывался до 300% в год, затем снижался.

В России произойдет то же самое. В этом году прирост рынка составит более 100%, в следующем- до 300%. И при стабильной экономической ситуации это еще не предел, всплеск будет гораздо более сильным. Мы хотим держаться того роста, который показывает рынок.

Вы планируете остаться монопродуктовым банком?

Сегодня много возможностей для развития бизнеса. Но если гнаться за всеми, можно очень быстро истощить свои ресурсы, в том числе финансовые. Наши акционеры поменялись, однако стратегия остается прежней.

Каковы планы SG по вложениям в банк?

Societe Generale готова предоставить нам средства в соответствии с нашим планом развития. Однако нет необходимости брать деньги у группы, если нам их готов давать рынок. Если же рынок капитала нас не обеспечит необходимыми ресурсами, в этом поможет SG. Средства у группы большие.

Возможно, группа могла бы дать деньги бесплатно? Ведь SG может взять под более низкий процент и передать вам?

Эти деньги все равно чего-то стоят. А по международным стандартам учета и отчетности, даже если группа дает деньги без процентов российскому банку, ей придется создавать резервы, что дает соответствующую стоимость ресурсов. Это отнимает арбитражные возможности.

Как вы будете привлекать ресурсы?

У нас есть стратегия привлечения ресурсов. Сейчас мы готовим выпуск корпоративных облигаций как минимум на $30 млн. Как только в закон «Об ипотечных ценных бумагах» будут внесены поправки, сразу разместим облигации с ипотечным покрытием. Для нас это будет пилотный проект, здесь важен опыт. Следующий проект — секьюритизация ипотечных кредитов через SPV. Мы планируем привлечь $2 млрд в несколько выпусков.

К первому кварталу 2007 года, надеюсь, будет сделан первый выпуск примерно на $200 млн. Наш инвестиционный рейтинг дает все основания полагать, что наша стратегия фондирования будет достаточно успешной.

Кстати, почему вы отказались от услуг рейтингового агентства Standard & Poor’s?

На тот момент нам нужен был пакет услуг, чтобы рейтинговался не только банк, но и наши корпоративные выпуски, облигации с ипотечным покрытием, в том числе офшорные. На основе анализа предложений мы решили, что Moody’s может предоставить оптимальные услуги. Если нам снова понадобятся услуги S&P, мы с удовольствием к ним обратимся, они прекрасные профессионалы.

Многие банки снижают первоначальный взнос из-за роста цен на недвижимость.

Почему вы этого не делаете?

Мы не видим необходимости ухудшать качество нашего кредитного портфеля. Потому что возможности на рынке колоссальные даже при существующем первоначальном взносе. Рост цен на недвижимость способствует развитию ипотеки.

Если всего два года назад лишь 1—2% сделок на рынке жилья проходили посредством ипотеки, то сегодня это 8%. При этом если в 2003 году человек мог себе позволить купить однокомнатную квартиру без займа, сегодня за те же деньги он может купить только комнату. И он идет в ипотеку.

Вы не боитесь потерять рынок?

Тот, кто в числе первых выходит на рынок, получает дополнительные преимущества. Даже если у вас есть больше ресурсов и вы больше тратите на рекламу, все равно у первого игрока больше опыта, он всегда будет «стрелять более точно». Сейчас все выдают потребительские кредиты, но в лидерах рынка пока остаются одни и те же.

В ипотеке первым был «Дельтакредит». Мы — тот первый игрок. Банк не тратит много денег на рекламу, но наши объемы все равно больше, чем у других. Если бы мы знали, что 5% первоначального взноса с точки зрения риска то же самое, что 20%, мы бы снижали взнос. На самом деле это не так. Опыт показывает, что, когда первоначальный взнос ниже 20%, психология покупателя меняется и человек начинает быть похожим больше на арендатора. В стрессовой ситуации он может перестать платить ежемесячные платежи при прочих равных быстрее, чем тот, кто внес свои 20%. Как продавец я хочу продать как можно больше, однако как банкир я думаю о том, что произойдет, когда будет страшно. Мы в банке сочетаем достаточно агрессивный рост с аккуратным управлением рисками.

Какие кредиты более популярны у заемщиков — в долларах или в рублях?

Предпочтения зависят от региона. ВМоскве по-прежнему популярны долларовые кредиты по фиксированной ставке. В целом отмечу, что клиенты редко смотрят на макроэкономическую конъюнктуру, предпочитая брать кредиты в той валюте, в которой получают зарплату.

Насколько популярна плавающая ставка? Какой процент кредитов выдается по ней?

В банке «Дельтакредит» доля кредитов в рублях с плавающей ставкой — до 50% по отношению к общему рублевому портфелю. А для долларовой плавающей ставки сейчас конъюнктура не очень выгодная, ставки LIBOR высоки, Федеральная резервная система США также повышает ставку.

Если вы «первый игрок», то кого вы считаете своими конкурентами? Есть ли на рынке игрок, который диктует ставки?

В Москве у нас более 100 конкурентов, по всей стране — около 500. Я не могу сказать, что мы диктуем ставки, но мы очень внимательно следим за уровнем нашей ставки, стараясь, чтобы она была одной из самых низких. Пока это удается.

Елена ХУТОРНЫХ