Михаил Задорнов: «Проблема просрочки не решена, потому что кризис еще не закончился»
Фото: Пресс-служба ВТБ 24

Михаил Задорнов: «Проблема просрочки не решена, потому что кризис еще не закончился»

3302

В 2010 году российская экономика будет расти, ставки по вкладам и кредитам — уменьшаться, а население вновь почувствует вкус к ипотеке по мере снижения цен на недвижимость. Банки будут объединяться и укрупняться, а слабые игроки уйдут с рынка вовсе. Такой прогноз дал в интервью телеканалу «Вести» президент - председатель правления ВТБ 24 Михаил ЗАДОРНОВ.

— Российские банки сейчас активно снижают процентные ставки по вкладам, мотивируя это тем, что снижается ставка рефинансирования, падает инфляция. Между тем ставки по ипотечным кредитам снижаются совсем не так активно, как хотелось бы. Почему?

— Если мы возьмем середину и конец 2009 года и первую десятку крупнейших банков, то ставки по депозитам снизились примерно на 2%. Ставки по кредитам корпоративным заемщикам — думаю, на 3—3,5%. По базовым займам физлицам — наличными, кредитными картами и ипотеке — полагаю, что также 2,5—5%. Сужу по кредитному портфелю ВТБ 24. Ипотеку здесь трудно измерять, потому что в кризис в 2009 году ее выдавали всего-то 6—7 банков.

При выборе — брать ипотеку или не брать — человек ориентируется на 4—5 параметров. Ключевой параметр не процентная ставка, а стоимость жилья (и в России, и в других странах). В ноябре-декабре люди почувствовали оживление на рынке и задумались, не достигли ли цены дна и не пора ли купить квартиру. Я не думаю, что цены достигли дна, потенциал к снижению стоимости недвижимости еще есть. Когда люди увидят, что цены уперлись в дно и дальше падать не будут, тогда будет массовый всплеск интереса к приобретению недвижимости. Ставки к тому времени будут достаточно комфортными для большинства заемщиков, особенно если государство поддержит программу субсидирования ипотечных ставок.

— Вы будете снижать ставки по кредитам в этом году? Когда и по каким видам займов?

— Начиная с середины прошлого года мы устойчиво снижаем ставки по кредитам. Пик наших ставок был достигнут в августе-сентябре 2009 года. Начиная с этого периода, а по ипотеке — даже с мая, мы сделали уже несколько снижений, последние были в декабре. в дальнейшем мы собираемся в меру инфляции и снижения ставки рефинансирования снижать ставки и по кредитам, и по депозитам.

Модель работы ВТБ 24 проста: сейчас у нас имеется 450 млрд рублей денег населения во вкладах и
464 млрд рублей в кредитном портфеле. Деньги, которые нам доверили люди — на карточные счета, на депозиты, мы предоставляем в долг другим гражданам как на короткие сроки, так и на длинные, как в случае с ипотекой. Я думаю, что ставки в среднем в этом году снизятся еще на 1,5—2%, если говорить применительно к кредитному портфелю ВТБ 24. Разницу в ставках мы постараемся сохранить.

— А потребительские кредиты стали брать так же активно, как и до кризиса?

— Потребительские кредиты, кредиты наличными, так же активно, как и до кризиса, сейчас не берут. Тем не менее в прошлом году мы смогли увеличить наш кредитный портфель более чем на 10%. Это говорит о том, что наши ставки, несмотря на прошлогодние повышения, существенно лучше, чем у многих банков, выдающих кредиты наличными под 35—40%.

В прошлом году рынок падал, кредитование населения сократилось на 11% за год, наш кредитный
портфель вырос больше чем на 10%. Мы рассчитываем на рост нашего портфеля и в этом году, а
рынок в целом ждет пусть небольшой, но рост. Снижаться он не будет.

— А количество вкладов растет? Несут деньги в банк?

— Да, у нас количество и заемщиков, и вкладчиков увеличилось больше чем на треть, а объем средств на счетах населения ВТБ 24 за прошлый год увеличился на 42%.

— А какую прибыль банк получил в 2009-м? И довольны ли вы результатом? Ведь год был достаточно сложным.

— 2009 год был для нас удачным, и это я могу сказать с полным основанием, благодаря не только росту кредитного портфеля. Прибыль банка по российским стандартам составила больше 5,5 млрд рублей до налогов, чистая прибыль — 4,2 млрд. Примерно столько же мы имели по итогам 2008 года — 5,8 млрд рублей прибыли. Если бы в середине прошлого года нашим топ-менеджерам сказали, что результат будет таким — никто бы в это не поверил, потому что год был чрезвычайно тяжелым. Прибыль, заявленная в нашем бизнес-плане, была вдвое меньше итоговой.

Она стала результатом перестройки работы банка в середине года — резкого сокращения издержек. Нам пришлось сократить персонал, сократить ставки аренды офисов и закрыть ряд нерентабельных отделений. Мы отказались от целого ряда корпоративных социальных программ. Это, наряду с усиленной работой по сбору проблемной задолженности и увеличением ставок по кредитам, и дало такой результат по прибыли.

— Если говорить о проблемной задолженности, то в одном из своих интервью вы сами говорили, что проблема «плохих» долгов в 2009 году не была решена. Почему не решена? И как ее можно решить?

— Не решена потому, что кризис еще не закончился. Многие предприятия разных секторов — металлурги, строительство, девелоперы — сокращают расходы и, следовательно, сокращают персонал. По данным Госкомстата, в декабре было сокращено почти 670 тыс. рабочих мест. Набор составил на 250 тыс. человек меньше. Следовательно, у уволенных снижаются доходы — а кредиты сейчас имеют 30—35% населения России. И, следовательно, такие граждане потенциально проблемные заемщики. И пока экономика не начнет устойчиво расти, эти проблемы в банковской системе сохранятся. Эти проблемы внутрибанковских балансов, то есть появления новых проблемных заемщиков (как физических лиц, так и предприятий) и окончания сроков реструктуризации долгов еще за 2008 год. Срок реструктуризации закончился, а заемщик все еще не может войти в нормальный график оплаты долга.

Эти проблемы будут актуальны весь 2010 год, и весь год просрочка будет расти. На конец 2009 года она в российских банках составляла примерно 10%, а к середине нынешнего она составит до 13—14%.

— Каков объем просрочки у ВТБ 24 и какие риски она означает для банка?

— У нас просрочка составляла около 4% портфеля на конец прошлого года. Мы придерживаемся очень консервативной политики резервирования и держим резервы вдвое большие, чем просрочка. Наши резервы составляют 8% от кредитного портфеля. Соответственно, мы уверены, что этого достаточно при любой, самой проблемной ситуации.

— В Давосе Герман Греф сказал, что государственные банки надо приватизировать. Согласны ли вы с этой идеей?

— Я считаю, что это правильная идея. Почему правильная? За прошлый год мы «съели» почти половину резервного фонда страны. Если его кушать такими же темпами, то к концу 2011 года он будет исчерпан, а он накапливался до кризиса в течение четырех лет. Накапливались доходы от продажи энергоресурсов внешним потребителям. Тратить последние резервы нерационально. Следовательно, надо сохранить часть резервного фонда. Возникает дилемма — либо заимствовать на внешних рынках, либо продать активы внутри страны, осуществив программу приватизации.

Приватизация эффективна в двух смыслах. Все-таки частный собственник более эффективный менеджер в большинстве случаев, чем государство. Во-вторых, государство пока не в состоянии управлять большинством активов, которые оно взяло на себя во время кризиса, да оно и не должно ими управлять. То есть сокращение роли государства с моей точки зрения — благо.

— Как будет развиваться экономическая ситуация в России в этом году?

— Я думаю, будет расти кредитование. За прошлый год кредитование практически не изменилось, при этом кредитование предприятий выросло, кредитование физических лиц сократилось. Соответственно, в этом году я жду определенного оживления и роста экономики, тогда вырастет и кредитование. Может быть, в большей степени вырастут кредиты предприятиям, но и кредитование физлиц тоже вырастет. Рост будет на уровне 10% от процентов кредитных портфелей. Кроме того, люди понесут деньги в банковские счета, хотя и не столь активно, поскольку ставки по депозитам будут снижаться. Однако рост депозитов будет существенным — 17—20%, хотя и меньшим, чем в 2009 году. Возрастет и интерес к приобретению недвижимости с падением цен на недвижимость. Будет расти и кредитование.

В банковском секторе продолжится процесс консолидации — укрупнения, объединения банков и вымывания слабых игроков, которые сейчас присутствуют на рынке скорее формально, чем как полноценные кредитные организации.