Виталий Вавилин: «Такие сделки случаются на рынке в лучшем случае по глупости!»
Фото: Lenta.ru

Виталий Вавилин: «Такие сделки случаются на рынке в лучшем случае по глупости!»

3278

Только подлец или глупец может сейчас купить «Глобэкс», развеял слухи о возможной продаже банка его президент Виталий Вавилин. Когда осенью 2008 года ВЭБ покупал банк, ситуация на рынке была другая. Банк никогда не считался системообразующим, но его решено было спасти, чтобы вкладчики не паниковали. Сейчас, по словам Вавилина, банковская система в «очень тяжелом» положении, но «Глобэкс», взятый под крыло ВЭБом, чувствует себя уверенно.

— Как вы оцениваете нынешнее положение банковской системы?

— Как очень тяжелое. На балансах банков скопилось много активов, не приносящих доходов. Это сильно давит на финансовый результат. Многие это не показывают, но работают на грани операционных убытков. Тенденция на понижение ставок, которая сложилась в последнее время, очень здорово работает на промышленность, но отрицательно сказывается на банковской системе. Многие показали хорошие балансы только из-за того, что рынок ценных бумаг сильно вырос. Но в этом году он так не вырастет! К банковской системе сейчас необходимо отнестись очень аккуратно — нужно просто помогать банкам: где-то — объединиться, где-то — привлечь инвесторов. Но что-то надо делать! Нельзя банки загубить: сначала они начнут показывать убытки, потом — проедать капитал. А после уже не смогут поддерживать экономику кредитными ресурсами.

— Сегодня «Глобэкс» размещает биржевые облигации. С какой целью?

— Большое количество банков попало в ситуацию санации, многие не попали, но фактически в ней находятся. Для рынка это [размещение облигаций «Глобэкса»] значимое событие. У нас не будет закрытой подписки. Это показатель того, что в «Глобэксе» примерно за год с небольшим ситуация улучшилась и банк готов выйти на рынок прямого заимствования. «Глобэксу» нужна кредитная история. К нам пришел очень хороший пул инвесторов, и даже есть переподписка в два с лишним раза. Уверен, что мы привлечемся лучше, чем банки, сопоставимые по размеру.

— Будет участвовать в выкупе ваш материнский банк — ВЭБ?

— Внешэкономбанк в размещении не участвует и не выступает гарантом, хотя это удешевило бы заем. Представьте: ну выкупят наш заем ВЭБ и близкие ему структуры — вроде официально все красиво. Все думали, что так и будет, на роуд-шоу этот вопрос нам задали. Я ответил, что банк выходит на рынок открыто и структуры, близкие к ВЭБу, в покупке не участвуют. Вот она, книга. В ней видно, что в размещении участвуют только рыночные игроки, в том числе топовые инвестбанки, например Goldman Sachs. Их не испугаешь ВЭБом.

— Инвесторы интересовались судьбой банка — не получится ли так, что они купят акции «дочки» Внешэкономбанка, а в итоге хозяин будет другой?

— Это волновало всех! Этот вопрос прозвучал на презентации займа. Один из руководителей ВЭБа ответил: «Госкорпорация потратила на санацию «Глобэкса» 87 млрд руб., не считая накопленных процентов, и, пока эти деньги не будут возвращены государству, ни о какой продаже банка речи идти не может. Его можно будет продать только после того, как активы банка будут стоить этих денег». Если сегодня банк продать по стоимости чистых активов, то мы запишем в бюджет страны 50 млрд руб. убытка. Я считаю, что это недопустимо! Продажа состоится, только если банк достигнет определенного уровня капитализации и сумма сделки покроет потраченную сумму: ВЭБ сможет вернуть Центробанку кредит, выделенный на санацию «Глобэкса».

— СМИ со ссылкой на зампреда ВЭБа Сергея Лыкова сообщали, что возможна продажа банка по частям.

— Он ясно и четко сказал, что, пока банк не отработает деньги и не окрепнет, его продавать не будут. Сегодня продажа возможна, если только заплатят за него столько, что сделка покроет траты бюджета. Но столько «Глобэкс» сегодня не стоит! Сказал и о том, что, после того как станет возможна безубыточная продажа, не исключено, что его будут продавать по частям. Но ваши коллеги выбросили первую часть, потому что она им неинтересна, она не содержала в себе ничего сенсационного. Получилось искажение информации.

— То есть вы опровергали информацию о возможной продаже части акций банка?

— Я не знаю, с кем встречаются сотрудники ВЭБа и какое решение примет его наблюдательный совет. Я всего лишь менеджер. Решение о продаже банка — дело государственное и должно оставаться за наблюдательным советом, а не быть результатом чьих-то разговоров и хотелок.

— Банк от кого-то получал предложение о покупке?

— Лично я таких предложений не получал.

— А откуда возникла информация, что «Глобэкс» может купить бывший совладелец Промстройбанка Владимир Коган?

— Не знаю.

— Он имеет какое-то отношение к банку?

— Он один из наших клиентов.

— Он крупный клиент?

— С ним обсуждается ряд сделок.

— То есть дыма без огня не бывает…

— Как говорил в свое время Владимир Владимирович [Маяковский], «если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно». Значит, кому-то надо сегодня купить очень дешево то, что завтра будет стоить очень дорого. Такие сделки случаются на рынке в лучшем случае по глупости, бывают и другие причины.

— Бывший собственник «Глобэкса» Анатолий Мотылев по-прежнему работает советником в «Глобэксе»?

— Да.

— Урегулирован ли вопрос с его долгами перед ВЭБом и перед банком?

— Думаю, да. Мы закрываем последние сделки back-to-back с западными банками. Всего их было более $100 млн.

— Сильно ли изменился круг заемщиков банка после ухода Мотылева?

— Да.

— В документах к размещению в качестве заемщиков указаны такие компании, как «Новинский бульвар, 31» и «ВЭБ-инвест».

— «Новинский бульвар» — это старый заемщик. Ему кредит был выдан еще при прежних собственниках. Он постепенно гасит его. А «ВЭБ-инвест» мы кредитуем, поскольку активы, полученные от собственников «Глобэкса», нужно приводить в порядок, а некоторые — достраивать.

— Самым крупным заемщиком банка является «АвтоВАЗ», где вы раньше работали…

— Это был один из самых первых кредитов, который мы выдали в позапрошлом году, — более 3 млрд руб. «АвтоВАЗ» тогда находился в очень сложном положении. Несмотря ни на что, они его нормально обслуживают.

— Если учесть, что по итогам 2008 г. активы банка чуть превышали 10 млрд руб., то получается, что на «АвтоВАЗ» приходилась почти треть активов.

— Это было необходимое решение. Завод мог остановиться еще до начала 2009 г. Задача банков — помогать экономике, а не ждать, когда она встанет. Встанет промышленность — не будет банков.

— Какой у вас подход к залогам?

— Все принимаем: недвижимость и прочие ликвидные активы.

— Недвижимость сейчас не особо ликвидна…

— Вопрос в том, как ты ее оцениваешь. Дисконт к текущей рыночной цене — 60%. Такой залог очень высоколиквидный.

— Какова маржа (разница между стоимостью привлеченных и размещенных средств) сейчас?

— В районе 4%. На сегодняшнем рынке и с нашими пассивами ее пока увеличить нельзя.

— Когда вы освободитесь от старых дорогих пассивов?

— Планируем к июлю 2010 г. Через полгода мы комфортнее заживем.

— Как банк будет развиваться в ближайшие пять лет?

— У банка есть четкий план по развитию на ближайший год и концепция развития до 2015 г. Она написана по классическому стандарту, т. е. учитывает, каков будет рынок, конкуренты, среда. Активы в 2010 г. удвоятся до 122 млрд руб. (+75%!). Такой скачок мы планируем только на текущий год. Далее рост будет адекватен росту рынка (по 40% в год. — «Ведомости»): в 2011 г. активы должны будут достигнуть 169 млрд руб., в 2014 г. — 450 млрд руб. Не надо бояться цифр! Они на самом деле очень логичны и сбалансированы. Для примера: мы запланировали на 2009 г. увеличение активов в семь раз — и выполнили это.

— Но ведь сейчас никто больше чем на 30% рост не закладывает.

— Вы знаете, насколько рынок займов вырос в 2009 г.? Банковской системе дали столько денег, что он вырос почти вдвое. Мы же собираемся работать лучше рынка. Рынок в худшие времена рос на 30%. Показатели мониторятся на ежедневной основе — у каждого подразделения есть четкая итоговая цифра, к которой он должен прийти. По уровню капитализации мы хотим подойти к 2015 г. с капиталом порядка 61,7 млрд руб. Дай бог, к тому моменту экономика восстановится и мультипликаторы при сделках купли-продажи будут больше 1. До кризиса они доходили до 5. И мы с лихвой вернем государству деньги, потраченные на санацию.

— Почему вы уверены, что выполните такой план?

— Я вас уверяю: мы его выполним. В рамках стратегического плана для нас самое важное — привлечь недорогие пассивы. С физических лиц мы их просто так не соберем. У нас в планах два облигационных займа по 5 млрд руб. и, возможно, выпуск евробондов на $200 млн, хотя сумма не окончательная.

— Когда вы планируете размещения?

— Либо когда упадет ставка, либо когда найдем, куда их разместить.

— Как вы будете наращивать активы?

— Выдавать кредиты и покупать ценные бумаги. Со вчерашнего дня в банке работает проектный менеджер, который в течение месяца должен поставить технологию продажи ипотеки и собственно поставить сам продукт. Мы ведем тотальную работу по смене IT-платформы и выстраиванию продуктовой линейки.

— Ипотека не самый маржинальный продукт.

— Не согласен. Ипотека — очень доходный продукт. Вопрос в том, делаешь ли ты ее по западным стандартам, т. е. тут же продаешь. Или держишь на балансе. Вот если ты ее оставил на балансе, она убыточная. Ипотека только тогда доходная, когда она очень грамотно сделана и она уходит на рефинансирование.

— Но сейчас сбыть ее не так легко, а сделки по секьюритизации штучные. АИЖК сильно сокращало объемы выкупа.

— Качественные портфели АИЖК всегда покупало.

— Кому вы будете продавать ипотеку?

— АИЖК. Рынок ипотеки сильно поднялся в 2009 г. из-за падения рынка недвижимости.

— ВЭБ сильно влияет на работу банка?

— У нас нормальные рабочие отношения. Подразделение Внешэкономбанка, которое курирует работу дочерних банков, постоянно мониторит их состояние. У нас есть даже унифицированная форма отчетности, которую мы сдаем в ВЭБ еженедельно и ежемесячно. С ними мы согласовываем сделки, объем которых превышает 10% от капитала. Если бы в ВЭБе работали просто госчиновники, нам было бы тяжело. Но там люди, безусловно, государственные и при этом профессионалы в банковском деле.

Вавилин и Тольятти

Любовь к городу

Семья Вавилина живет в Тольятти, он часто ездит туда на выходные: «Поколение переселенцев, которое попало на пустырь (строительство автозавода. — «Ведомости»), создавало собственный дом. Они не работали, а пахали. Кварталы, которые были построены в это время, сильно отличаются от последующих построек. Там столько зелени, они очень ухоженные! Проезжаешь новые кварталы — там погром! (Смеется.) А тогда, в 60-е, границы собственного дома были за пределами квартиры, в которой ты живешь. Люди были подобны Маленькому принцу Антуана де Сент-Экзюпери — они город и завод воспринимали как собственный дом. Сегодня это потеряно».

Проблемы «АвтоВАЗа»

«Сегодня проблема «АвтоВАЗа» во многом в менеджменте. Первый руководитель завода — Виктор Николаевич Поляков — был из категории гениев, уникумов. Я был с ним знаком, когда координировал работу финансовых сервисов завода — банков, страховых компаний, пенсионного фонда и проч. Поляков мыслил образно — будто висел высоко и видел то, чего не видно остальным, — если бы его не было, завод бы не построили! Записи стенограмм с его совещаний издали в отдельную книгу как идеальный образец того, как нужно управлять предприятием — жестко и масштабно. К 8 утра, к началу совещания, он уже знал, какие проблемы есть на ключевых узлах стройки, потому что с 7 утра их объезжал. Каждый выступающий имел право говорить только две минуты, и каждый понимал, что Поляков все знает. По сути, он был проектным менеджером: приехал из Москвы, наделенный очень большими полномочиями, чтобы решать проблемы территории — строительство завода и самого города. Если бы он подчинялся местным обкому или горкому партии, ничего бы не построили. Проблему моногородов, таких как Тольятти, можно решить только так, как поступали в советское время, — нужны люди с полномочиями из Москвы, которым местная власть должна помогать решать задачи».

Деньги для спасенного

Сегодня банк «Глобэкс» размещает трехлетние биржевые облигации на 5 млрд руб. Это первый санируемый банк, отважившийся сделать публичное размещение. Ориентир доходности бумаг — 9,99—10,25%, ориентир купона (выплачивается дважды в год) — 9,75—10%.

Биография

Родился в 1963 г. в Уральске (Казахстан). Окончил Тольяттинский государственный политехнический институт. В 1987—1989 гг. служил в армии

1989
Начал работать мастером на «АвтоВАЗе»

1990
Гендиректор страховой компании «Тольятти-АСКО»

1993
Директор финансово-инвестиционной компании «Соверен»

1994
Председатель наблюдательного совета Росэстбанка

1999
Председатель правления Национального торгового банка (Тольятти)

2009
Назначен на должность президента банка «Глобэкс»


«Глобэкс»

коммерческий банк
активы — 68,6 млрд руб. (РСБУ, 2009 г.).
50-е место в рэнкинге «интерфакс-ЦЭА».
капитал — 17,4 млрд руб. (28-е МЕСТО). прибыль — 1 млрд руб. (33-е МЕСТО).
акционеры — Внешэкономбанк (98,94%).

Беседовала Татьяна ВОРОНОВА