Степан Демура: «43 рубля за доллар мы можем увидеть в сентябре»
Фото: Lenta.ru

Степан Демура: «43 рубля за доллар мы можем увидеть в сентябре»

12195

Несмотря на заявления экономистов и аналитиков о том, что дно рецессии пройдено, это далеко не так. Фондовым рынкам еще падать и падать, считает финансовый аналитик Степан ДЕМУРА. В интервью «Деловому Петербургу» он рассказал, как лучше распоряжаться своими средствами, почему недвижимость активом не является и что будет с рублем в этом году.

— Официальный прогноз Министерства экономического развития РФ предполагает рост ВВП России в 2010 году более чем на 3%. МВФ прогнозирует более чем 3%-ный рост мировой экономики. Насколько реалистичны, по вашему мнению, эти прогнозы?

— Прогнозы того же МВФ по поводу развития ситуации в 2007, 2008 и 2009 годах абсолютно не оправдались. Они ошиблись и по глубине развития кризиса, и по динамике ВВП, и по экономическим последствиям кризиса. Поэтому я бы не особо полагался на эти прогнозы.

Почему должен расти ВВП России? К сожалению, спад промышленного производства и ВВП в России оказался одним из глубочайших в мире. Это было связано с тем, что российская экономика в силу исторических причин и развития событий в последние 20 лет представляла собой пузырь активов.

Многие отрасли экономики были завязаны на недвижимость и строительство либо на добычу нефти. Прошлый год показал, что существуют очень большие проблемы в реальном секторе экономики. Иначе бы такого большого спада не было. Эти проблемы, к сожалению, не решены. И я не вижу каких-либо реальных действий или предложений по решению этих проблем. Поэтому очень скептически смотрю на динамику развития экономики России в 2010 году.

Я не экономист, конкретные цифры приводить не буду. Скажу лишь, что даже при всех манипуляциях со статистикой, которые делают и Минфин, и Министерство экономического развития, положительных изменений по ВВП и промпроизводству в России мы не увидим. На это нет причин.

Конечно, если цены на нефть будут $200 за баррель, ВВП вырастет автоматически. Потому что ВВП считается по конечным продажам. Но даже в этом случае наиболее вероятен неприятный сценарий, когда обрабатывающие отрасли будут дальше падать.

— Некоторые экономисты предсказывают бурный рост российской экономики за счет внутреннего спроса. По их мнению, сыграет роль отложенный спрос от людей, которые перестанут бояться кризиса. Что вы об этом думаете?

— Если не ошибаюсь, по статистике, в России уровень доходов в среднем 6—7 тыс. рублей в месяц. Предполагать, что люди, получающие 6—7, пусть 10 тыс.рублей в месяц, пойдут их тратить, безрассудно. Ведь у нас еще растут тарифы ЖКХ, причем неслабыми темпами.

Сильно сомневаюсь, что в этих условиях спрос быстро вернется к докризисному уровню. Спрос генерировался в основном в крупных городах. Частично он был сгенерирован увеличением долговой нагрузки на потребителя. Потребители, которые до кризиса взяли кредиты, их до сих пор не выплатили. И те банки, которые выдавали эти кредиты, наверное, не скоро начнут кредитовать потребителя. Поэтому роста потребительского спроса ждать неоткуда.

Если говорить об отложенном спросе, тоже непонятно, откуда ему взяться. Потому что у людей в среднем по стране нет сбережений. Лишь у 20% населения есть сберегательные вклады. Банковские вклады сконцентрированы в основном в Москве и крупных городах. Значительная часть внутреннего спроса была сгенерирована строительным бумом. Ряд отраслей не смогут восстановиться потому, что пузырь на рынке недвижимости продолжает сдуваться.

Единственное, что у нас осталось от этого бума, — Сочи. Но одному Сочи далеко до тех объемов строительства, которые были в России. Сочи просто не вытянет все эти отрасли.

— Если бы вы были предпринимателем и работали в реальном секторе, что бы вы сейчас делали?

— Зависит от вида бизнеса. Какими бы ни были сложными времена, если ваш бизнес приносит вам чистый денежный поток и не перегружен долгами, наверное, я бы этот бизнес не трогал. Расширять бизнес, когда не видно перспектив расширения спроса, не очень умно. Если бизнес убыточен и рос как долговая пирамида, я бы оставил все это добро банкам — пусть разбираются.

Я не вижу возможностей расширения бизнеса, если это требует капитальных вложений. Капитал сейчас дорогой. Разве только если есть какая-то уникальная технология, которую можно быстро ввести в производство и получить отдачу.

Можно также заняться бизнесом, связанным с импортозамещением. Но надо понимать, что, как только вы входите в область импортозамещения, вы начинаете конкурировать с таможней и чиновниками, которые «сидят» на экспорте-импорте. Обычно это конкуренция не в пользу бизнесмена.

— Допустим, бизнесмен решил ликвидировать бизнес, и после расчета с долгами у него остались деньги. Либо текущие доходы превышают его потребности. Куда логично инвестировать свободные средства?

— Логичнее всего деньги сейчас сохранять, никуда не вкладывая. Потому что, несмотря на заявления экономистов и аналитиков о том, что дно рецессии мы прошли, это далеко не так. Фондовым рынкам еще падать и падать.

Как показывает опыт предыдущих депрессий, выживали те бизнесы, которые могут работать на собственном капитале, обеспечивая оборот. И выживали те бизнесмены, которые могли сохранить капитал.

Я бы задумался о сохранении покупательной способности свободных средств. А именно — покупал бы золото. На длительную перспективу, то есть на 2—3 года.

— Какие еще активы помогут сохранить средства?

— Как показывает практика предыдущих депрессий, никакие.

— Чем золото лучше наличных денег? Вы ожидаете их обесценивания?

— Обычно кризисы сопровождаются жестокой дефляцией. Но достаточно посмотреть, что происходило с покупательной способностью валют с 1913 года. По данным Федеральной резервной системы США, доллар потерял с 1913 года 97% своей покупательной способности. Швейцарский франк — всего 50%.

Единственный актив, который не только не потерял, но и немного увеличил покупательную способность, — золото. В 1933 году доллар был обесценен решением президента США по отношению к золоту на 65% за один день.

Кризис показал, что в мире только две резервные валюты — доллар США и золото. Только золото и доллар росли осенью 2008 года. Любые бумажные валюты ничем не обеспечены.

Золото имеет два интересных свойства. С одной стороны, это деньги. С другой — товарный актив. Если происходит дефляция, которая обычно сопровождается всяческими неурядицами в экономической и политической жизни, то золото служит прибежищем, так называемой «тихой гаванью». И оно растет в цене по отношению к любой валюте.

В случае инфляции золото начинает расти в цене вместе со всеми другими товарными активами. Так что сбережение средств в золоте выигрышно при любом сценарии, и дефляционном, и инфляционном.

— Дефляционный и инфляционный сценарии, по вашему мнению, равновероятны?

— Нет. Я не вижу сейчас никаких перспектив для инфляционного сценария. На ближайшие 2—3 года единственный вариант — дефляция. Но это будет очень своеобразная дефляция, она будет сопровождаться большими колебаниями курсов валют. Возможно, в каких-то областях товарного рынка будет преобладать инфляция.

Например, я полагаю, что в ближайшие 2—3 года на рынках продуктовых товаров, таких как соя, рис, сахар, будет наблюдаться устойчивый рост. Просто из-за изменения климатических условий на планете. Дефляция будет на рынках других товаров, которые не являются товарами первой необходимости, поскольку покупательная способность населения будет сокращаться.

— Недвижимость долгие годы считалась надежным активом для сохранения средств. Что с ней будет?

— Недвижимость активом не является. Она является либо предметом потребления, если это жилая недвижимость, либо средством производства, если она коммерческая. Как показывает история, недвижимость всегда начинала расти в самом конце кредитного цикла, во время кредитного бума.

Эти циклы длятся несколько десятков лет, и после бума всегда происходил спад. И тогда падение цен на недвижимость достигало 80% (с учетом инфляции. — Ред.). Последний пример — Япония, где недвижимость, как жилая, так и коммерческая, с 1990 по 1996 год упала в цене на 80%.

И до сих пор никаких особых признаков оживления и восстановления на этом рынке не наблюдается. Так было и в Европе много раз. Кстати, аналогичный сценарий был и в США во время Великой депрессии.

— Пока цены на недвижимость в валюте упали на 30—40%. Значит, можно ожидать продолжения падения?

— Просто это начало падения. Если, конечно, у вас есть твердые данные по ценам заключаемых сделок. По ощущениям и личному опыту работы с девелоперами в Москве в качестве потенциального покупателя недвижимости могу привести примеры падения и в 3, и в 4 раза. Это неликвидный рынок в данный момент. Сделок очень мало.

— Какой прогноз можете дать по доллару?

— Я как полагал, так и полагаю, что доллар будет укрепляться, и, наверное, в течение года мы можем увидеть уровни $1,13—1,14 за евро.

Рубль при этом может ослабеть. 43 рубля за доллар мы можем увидеть в сентябре-октябре текущего года. Это будет связано с падением сырьевых рынков.

Биография

На финансовых рынках Степан Демура с 1992 года. Начитал как разработчик торговых систем. С 1994 по 2001 год работал трейдером и аналитиком на рынке деривативов на Государственные облигации США. На Российском фондовом рынке работает с 2004 года.Более 12 лет Демура работал в США (консультант, финансовый инженер, а также преподавал в Чикагском Университете).

Карьера на телевидении — важная часть биографии аналитика. Он практически ежедневно появляется в эфире программы «Рынки» на телеканале РБК. Особой популярностью прогнозы Демуры начали пользоваться во время кризиса.

Беседовал Александр ПИРОЖКОВ