Вальтер Бертхольд: «Беглецам от налогов мы не помощники»
Фото: РБК daily

Вальтер Бертхольд: «Беглецам от налогов мы не помощники»

1826

По данным немецкого экономического журнала Capital, ежедневно в налоговые органы страны поступает примерно по 250 добровольных заявлений граждан, желающих заплатить налоги за средства, размещенные в швейцарских банках. Ожидается, что уже в ближайшие дни их общее число превысит 10 тыс. Немцы напуганы перспективой, что их имена могут оказаться на купленном властями ФРГ диске с клиентскими данными из банков Швейцарии. Ситуацией недовольны и сами швейцарские банкиры, которые пытаются дать свою оценку происходящему. Глава подразделения private banking швейцарского Credit Suisse Вальтер БЕРХТОЛЬД в интервью Handelsblatt рассказал о своем отношении к банковской тайне, к жуликам, которые воруют клиентские данные, а также о мерах, которые должны быть приняты для предотвращения увода денег от налогов.

— В Credit Suisse депонировано более 100 млрд франков клиентов из крупных европейских стран. Какая часть этой суммы уведена от налогообложения у них на родине?

— Даже при всем своем желании ответить на этот вопрос я не в состоянии. Данными ситуации с налогами у наших клиентов мы не располагаем.

— Вы упоминали, что в результате налоговых амнистий, например, как в Италии, Credit Suisse может потерять примерно 25 млрд франков. Получается, что 25% европейского капитала уведено от налогов?

— По итогам налоговой амнистии в Италии отток из нашего банка составил примерно одну треть от суммы, которая была задекларирована в налоговых инспекциях страны. Что касается Франции и Германии, то, как мы ожидаем, доля средств, налог за которые не был уплачен, окажется меньшей. Мы исходим из того, что новый капитал, который поступил от наших клиентов в этих странах за последние годы, по большей части соответствующими налоговыми структурами учтен.

— В Германии считают, что клиентские данные, которые содержатся на предложенных к покупке CD-ROM, относятся преимущественно к Credit Suisse. А какой информацией о них располагаете вы?

— Никакой.

— Но вы же проводили соб­ственное расследование?

— Конечно. Однако, не имея точной информации о характере этих клиентских данных, определить, относятся ли они к нашему банку или нет, невозможно. В целом же мне представляется сомнительным решение, когда правовое государство соглашается покупать ворованные данные, поощряя тем самым преступников.

— Внутренние инструкции Credit Suisse прошлых лет могут создать впечатление, что банк выступал в качест­ве пособника беглецов от налогов. Видимо, сейчас вы ориентируете своих сотрудников несколько иначе?

— Наше законодательство отличается от других стран, скажем Германии, поэтому, конечно, немецкие клиенты вкладывали свои капиталы в Швейцарии и для того, чтобы уйти от уплаты налогов. Инструкции, о которых вы говорите, свидетельствуют и о том, что увидели мы эту проблему давно. И начали вносить изменения в свою бизнес-модель. Однако в качестве помощников налоговых мошенников мы не выступали никогда.

— Как вы сегодня определяете, задекларированные деньги принес вам ваш очередной клиент или нет?

— Если мы знаем, что налоги за эти средства не уплачены, то мы советуем нашему клиенту обратиться к независимому налоговому консультанту.

— И скольким клиентам вы уже указали на дверь?

— Подобного учета мы не ведем.

— Задаете ли вы зарубежным клиентам вопрос о том, уплатили ли они необходимые налоги у себя на родине?

— Наша технология открытия счетов такова, что если создается впечатление о возможном нарушении закона, то мы обязательно рекомендуем клиенту проконсультироваться у эксперта по налогам. Однако настойчивых вопросов, уплачены ли на данный капитал налоги, мы не задаем. Впрочем, гарантий налоговой чистоты такой опрос все равно не дает. Кстати, в обязанности банка проверка честности клиентов в плане уплаты ими налогов не входит, да и необходимым инструментарием для осуществления подобного контроля он не рас­полагает.

— Таким образом, вы не контролируете, уплачены ли налоги за поступающие к вам средства клиентов?

— В конечном итоге, нет, хотя мы и очень внимательно следим за тем, что за клиенты к нам обращаются.

— Не кажется ли вам, что швейцарским банкам необходимо прилагать больше усилий, если они хотят спасти банковскую тайну?

— Конечно, мы будем делать больше для того, чтобы убедиться в налоговой чистоте поступающих от клиентов средств. Однако, повторяю, это не дело банка — проверять налоговые справки. Замечу, что точно такая же ситуация и в банках Германии.

— А как быть с так называемыми старыми вкладами, по которым налоги также не были уплачены?

— Пути для их легализации надо искать совместно. Если бы нам удалось согласовать этот вопрос с Германией, то это стало бы пилотным соглашением и для других стран.

— Насколько велики будут потери швейцарских банков, если начнется массовый отток капитала для уплаты налоговых задолженностей разных лет и в разные страны?

— Возможно, Credit Suisse и столкнется с краткосрочным оттоком средств, но в долгосрочном плане никаких проблем для нашего банка я не предвижу, так как наш бизнес не направлен на работу с уведенными от уплаты налогов капиталами. Сегодня мы концентрируем свои усилия на повышении доходности и продуктах, которые может предложить своему клиенту только интегрированный банк. Так что возможный отток средств мы вполне сможем компенсировать. Именно поэтому в качестве среднего планового показателя роста поступлений свежего капитала мы сохраняем уровень 6%.

— Таким образом, двузначных процентных значений оттока капитала вы не опасаетесь?

— Нет, хотя бы потому, что мы представлены на важнейших зарубежных рынках, а Швейцария благодаря своей стабильности и возможностям по-прежнему сохраняет свою привлекательность. Полагаю, что шансы на то, что деньги останутся по-прежнему у нас, очень велики.

В управлении Private Banking швейцарского банка Credit Suisse находится частный капитал в объеме, превышающем 900 млрд швейцарских франков. За минувший год это подразделение, в котором под началом 48-летнего Вальтера Берхтольда трудится более 24 тыс. сотрудников, привлекло более 40 млрд франков от новых клиентов.

Перевод Александра ПОЛОЦКОГО