Владислав Стрельцов: «Не вижу необходимости в слияниях и поглощениях на рынке»

Владислав Стрельцов: «Не вижу необходимости в слияниях и поглощениях на рынке»

2283

Возможно ли слияние РТС и ММВБ? У них разные рынки, разные технологии и разные риски. Объединить их в одной большой организации, в которой будут учтены интересы и банков и брокеров, не получится, считает заместитель руководителя ФСФР Владислав СТРЕЛЬЦОВ. Впрочем, может иметь место консолидация — если создать структуру, которая будет регулировать затраты бирж на ненужные конкурентные взаимоотношения. Об этом СТРЕЛЬЦОВ рассказал ва интервью агентству «Прайм-ТАСС».

Владислав Юрьевич, какие законодательные инициативы будут приоритетными в деятельности ФСФР России на ближайшие полгода?

Основными нашими инициативами на ближайший период будут законы о Центральном депозитарии, об инсайде и манипулировании ценами и о российских депозитарных расписках (РДР).

Я думала, что над законом об РДР ваша работа завершена, он же уже прошел первое чтение в Госдуме?

Да, законопроект принят Госдумой в первом чтении. И мы сопровождаем прохождение документа.

А где сейчас закон об инсайде?

Законопроект разослан министерствам и ведомствам в соответствии с регламентом согласования. Сейчас документу осталось пройти МЭРТ и Минфин, после чего мы получим официальные замечания этих ведомств, сведем их с замечаниями других заинтересованных министерств и ведомств, еще раз разошлем окончательный вариант документа всем участникам процесса, после чего будем вносить в правительство. Я думаю, осенью мы это сделаем.

Владислав Юрьевич, а закон о недобросовестных практиках это и есть закон об инсайде? В связи с чем его переименовали? По-другому расставили акценты?

Переименовали, потому что последнее наименование больше соответствует сути документа.

Когда завершится работа над законопроектом о центральном депозитарии? Вы не думаете пересматривать озвученные ранее требования к такой структуре по минимальному размеру собственных средств в 50 млн долл?

Проект закона уже существует и в ближайшее время он поступит на согласование в заинтересованные министерства и ведомства. В соответствии с планами законотворческой деятельности правительства он будет внесен в правительство до конца текущего года.

Одновременно мы решаем целый комплекс задач. Необходимо увязать новый закон с существующим сегодня в России законодательством по фондовому рынку, прописать требования к клирингу, взаимоотношения центрального депозитария с регистраторами и кастодианами. К тому же закон станет основой для разработки нового документа по надзору за центральными депозитариями.

Требование по размеру собственных средств не менее 50 млн. долларов было озвучено исходя из минимальных требований, предъявляемых европейскими центральными депозитариями к своим контрагентам. Хотя, конечно, консультант, работающий совместно с нами по центральному депозитарию, эту величину должен обосновать и она может быть изменена.

Что нового появится среди нормативных документов? Вы говорили, что осенью будет утверждено регулирование по пруденциальному надзору.

Да, это будет оформлено в виде нового документа, описывающего порядок пруденциального надзора за профучастниками, в котором будет четко обозначено, как следует отчитываться, какие нормативы соблюдать. Кроме этого, мы введем новые формы отчетности, позволяющие нам получать данные, свидетельствующие о соблюдении профучастником наших нормативов.

Изменится ли порядок предоставления отчетности?

Отчетность, предоставляемая профучастниками, нужна и необходима даже в том виде, в котором предоставляется сегодня. Но в существующем виде она не достаточно информативна. На ее основе трудно расширить спектр услуг, которые могут предоставлять брокеры на рынке. С введением пруденциального надзора, мы сможем позволить брокерам совершать более рисковые операции, расширить их возможности по кредитованию клиентов. Мы бы хотели ввести клиринговых брокеров, позволить брокерам кредитовать клиентов бумагами, деньгами. Ведь мы разрешаем примитивные маржинальные операции, так почему бы не создать схемы кредитования брокером своих клиентов? Эти схемы могут быть разными. Но наша задача, как регулятора, состоит не в описании схем, а в разрешении брокеру брать на себя тот или иной риск.

Вы говорите, появятся клиринговые брокеры, чем они будут отличаться от существующих сегодня брокеров?

С точки зрения мировой практики, термин «клиринговый брокер» вполне понятен. Ясно, что внутри себя любой крупный брокер — по сути, мини-биржа. Брокер может удовлетворить клиентские заявки внутри себя и по своей цене. Но сейчас, в том случае, когда брокер исполняет заявки двух своих клиентов из отчета на бирже мы видим, что брокер провел сделку сам с собой, в результате чего возникает ряд вопросов, связанных с применением норм Гражданского кодекса.

Наверное, не страшно, что клиринговый брокер внутри себя будет совершать эти операции. При этом параллельно мы вводим отчетность по внебиржевым сделкам, которую брокеры будут предоставлять на биржи. Эта отчетность со временем будет предоставляться в режиме он-лайн.

Пруденциальный надзор будет вводиться только нормативными документами ФСФР?

Основным документом будет новый нормативный акт. Также необходимо провести ряд изменений в существующие документы. Количество документов — это на самом деле вопрос наших юристов, совместно с экспертами работающих над тем, как логичнее это сделать.

В сентябре вы направите изменения на регистрацию в Минюст?

Да.

А по новым нормативам можете рассказать?

Пока об этом говорить еще рано. Но я хотел бы сказать о необходимости повышения ценности брокерской лицензии, она должна быть конкурентная, а не доставаться любому желающему, который удовлетворяет ряду формальных требований. Чтобы брокер мог выполнять операции, ему необходимы документы, которые он предоставит своим клиентам, а клиент, ознакомившись с ними, должен понимать, что он приходит в финансовый дом, который оперативно и надлежащим образом выполнит операции. Рынок растет, он становится более многосторонним, появляется гораздо больше возможностей. Те активы, которые сейчас клиенты передают брокерским компаниям, требуют определенного, более высокого, уровня управления.

Каким образом статус лицензии может быть повышен?

Статус лицензии повышается в зависимости от увеличения требований к профучастникам, установления новых нормативов. Насколько они могут быть изменены, сейчас говорить пока рано.

С какого срока ФСФР планирует ввести ежедневное предоставление отчетности о совершенных профучастниками внебиржевых сделках?

Мы дадим им на подготовку три месяца после вступления документа в силу.

Хватит этого срока?

Подобный отчет брокер и сейчас представляет в ФСФР. Учитывая, что в настоящее время предоставление отчетности не предполагает он-лайновый режим, нам кажется, что 3 месяца достаточно. Мы внимательно следим за этим процессом и если увидим, что сроки трудно выполнимы для большинства профучастников, то у нас есть возможность их продлить.

Давайте поговорим про развитие инфраструктуры фондового рынка. Возможна ли консолидация основных российских площадок, либо поглощения со стороны иностранных участников?

Я не вижу прямой необходимости, чтобы на нашем рынке происходили слияния и поглощения. В инфраструктурных организациях слияния и поглощения необходимы тогда, когда люди пытаются усилить свой бизнес с точки зрения дополнительного преимущества. Сейчас я с трудом представляю, что произошло бы слияние РТС и ММВБ. Я думаю, что они достаточно сильны в автономном режиме. Другой вопрос, что мы понимаем под слиянием. На мой взгляд в существующей структуре плохо то, что у бирж возникают затраты бюджетного плана, направленные на конкуренцию на тех рынках, которые они по сути сами по себе могут развивать. Кроме того, часть бюджетных средств внутри биржи, и той, и другой, направляется на решение задач, которые идут в противовес задачам конкурента. По большому счету, это нормально. Но с другой стороны получается, что значительное использование бюджетных средств бирж ложится на плечи их клиентов, пользователей их услуг, которые вынуждены это оплачивать. Правда, такая ситуация компенсируется другим положительным фактором — конкуренция бирж приводит к развитию новых технологий.

В сегодняшней ситуации, говорить о слиянии не приходится, поскольку у бирж разные рынки, разные технологии и разные риски — при торговле госбумагами одни риски, совсем другие — на срочном рынке, есть маржинальная торговля и т. д.. И все это объединить в одной большой организации, в которой будут учтены интересы и банков и брокеров и кастодианов и интернет-брокеров, не получится. Полагаю, может иметь место консолидация, основанная на принципах «федерации». Может быть создана структура над существующими сегодня расчетными организациями, которая будет регулировать затраты на ненужные конкурентные взаимоотношения между биржами. Эта структура может быть холдинговой или управленческой, при этом каждая биржа будет иметь свой отдельный бюджет, работать на своих рынках, а управляющая структура будет утверждать расходы и планы работы бирж для того, чтобы они не пересекались. Кроме того, такая структура может помочь в решении задач конкурентоспособности российских площадок. Управляющая структура может осуществлять необходимое координирование действий российских бирж, с тем, чтобы их решения не приводили, как сейчас, к неразумным затратам, мешающим консолидировать ресурсы и направлять их на развитие рынка.

Есть ли интерес у западных торговых площадок к нашим биржам?

Интерес, безусловно, есть. Переговоры между нашими и западными торговыми площадками ведутся, но ведутся они в разных конфигурациях, с разными биржами по-разному. Я не думаю, что кто-то в чистом виде будет покупать биржу или появится какой-либо крупный стратегический инвестор, хотя этого и нельзя исключать. Это вопрос развития инфраструктуры. Но с другой стороны, мы видим, что многие «дочки» иностранных компаний уже работают в России, они получили лицензии и ведут свою деятельность. Естественно они хотят, и это их право, поскольку они являются такими же профучастниками на рынке, занять свою нишу в инфраструктуре. Они весьма активно проявляют к этому интерес. Уже сейчас эти дочки имеют своих представителей на биржах. Полагаю, что проводимая сейчас реструктуризация группы РТС будет способствовать тому, что структура собственников биржи может укрепиться достаточно серьезными участниками.

Как регулятор вы можете ограничить вхождение нерезидентов в капитал российских инфраструктурных организаций?

Эти компании являются «дочками» нерезидентов, а юридически — российскими компаниями. Они ведут свою деятельность по таким же законам и правилам, согласно которым работают все прочие наши компании. Мы не имеем ни морального, ни какого-то иного права это запрещать. Тем более, есть законодательное ограничение 20-проц доли владения на одного акционера биржи, совместно с аффилированными лицами. Я не думаю, правда, что это кого-то остановит, ведь, к примеру, два крупных участника, формально не аффилированных между собой, могут контролировать, скажем, по 20 проц каждый, а по сути одна структура будет владеть 40 проц акций биржи. Но я надеюсь, что наш рынок все-таки достаточно интеллигентный, к тому же крупные компании, которые имеют интерес в том или ином бизнесе, обычно ведут себя достаточно лояльно и не используют «серых» схем для того, чтобы завладеть контролем.

Вы говорили про координирующий орган деятельности бирж, про холдинговую структуру, все-таки какая организация может эти функции выполнять? Может быть, ФСФР, когда ей будет присвоен статус коллегиального органа или какая-либо ассоциация профучастников, допустим, НАУФОР?

ФСФР не сможет, поскольку она выполняет функции госрегулятора на финансовом рынке. Что касается НАУФОРа — сейчас, наверное, нет. Этот координирующий орган может и не быть в форме какого-либо юридического лица, ведь и сейчас биржи, банки, ведущие профучастники, как-то договариваются, и происходит это в рамках совещаний, совместных встреч. Такая практика есть на рынке. Но это достаточно сложно, потому что должен быть регламент, должна быть координация. Возвращаясь к вопросу о слияниях и поглощениях, я думаю, что с точки зрения развития бизнеса биржевых структур, которые сейчас представлены на рынке, слияние вряд ли что-либо им даст. Можно создать этот координирующий орган в виде холдинга или сделать перекрестное владение, когда брокеры приобретут пакеты акций ФБ ММВБ, а крупнейшие банки войдут в капитал РТС. Какая из этих форм будет принята рынком, я думаю, время покажет.

Вы говорили о реструктуризации группы РТС, что это может привлечь новых акционеров в капитал биржи. При этом все рынки и активы группы будут переведены на ОАО «РТС», какие последствия может иметь этот процесс? Не несет ли в себе форма ОАО дополнительные риски для биржи?

Если сравнивать ЗАО и ОАО, то конечно вторая форма — более открытая и прозрачная, а ЗАО позволяет акционерам быть более защищенными от недружественных поглощений. С точки зрения бизнеса и та и другая форма позволяет участникам рынка вкладывать свои средства в решение поставленных задач и получение прибыли. Безусловно, преимуществом ОАО является возможность привлечения более широкого круга инвесторов путем IPO, а, следовательно, и ресурсов для развития. По сути ОАО — это открытая рыночная компания, акции которой могут торговаться на бирже, а ЗАО — это более консервативная форма. Считаю, что для биржи в сегодняшних условиях нужна открытость.

РТС обсуждала с Вами планы по проведению IPO?

Насколько я знаю, официальных решений пока нет. Преимущества IPO очевидны для любой компании, не только для биржи. Я думаю, что в перспективе об этом будет думать и РТС, и ММВБ.

В последнее время ФСФР часто сообщает об отзывах и приостановках лицензий профучастников. Чем это можно объяснить, увеличилось чисто жалоб клиентов или количество нарушений?

Мы работаем не только по жалобам, у нас были приостановки лицензий и по итогам наших проверок. Есть утвержденный план проверок, в соответствии с которым мы проверяем деятельность профучастников. Наши управления подают заявки, исходя из которых формируется этот план, сотрудники управления руководствуются отчетностью профучастников или ее отсутствием, жалобами клиентов на действия того или иного брокера. Причем мы проверяем не только брокеров, но и регистраторов, управляющие компании, а также прочие организации, работающие на рынке коллективных инвестиций. Конечно, я не могу назвать компании, в которых мы сейчас ведем проверки, поскольку это касается третьих лиц. Вы узнаете о них из нашего пресс-релиза, и только в том случае, если будет отзыв или приостановка лицензии.

ФСФР недавно приостановила лицензию Юниаструмбанка, банк собирался оперативно исправить свои ошибки, там ничего не изменилось?

Это достаточно рутинный процесс. Мы им послали уведомление и предписание, они нам ответили — посмотрим, проверим. Я думаю, банк сможет оперативно исправить свои ошибки.

То есть вполне возможно, что лицензия будет возобновлена в скором времени?

Это зависит от менеджмента банка. Фактически мы им провели бесплатный аудит, выявили недостатки в работе. Теперь все зависит от того, насколько оперативно они исправятся.

Еще одна недавняя приостановка лицензии — ОАО «Гарант Инвест», компания еще в начале 2005 г обещала доходность в 66 проц годовых, почему ФСФР отреагировала только сейчас?

В процессе осуществления надзорно-контрольной деятельности мы провели проверку, выявили грубейшие нарушения и приостановили лицензию.

Вообще хотелось бы предостеречь частных лиц от участия в финансовых организаций, предлагающих гарантированную доходность. К сожалению, это вызывает в памяти финансовые пирамиды 90-х годов. Необходимо, прежде чем вкладывать свои средства, оценить надежность компании, посмотреть как компания работает, оценить ее рыночную составляющую, сравнить с работой других компаний. Ведь обещание дохода в 66 проц годовых — это негативный сигнал для нормального человека. К сожалению, такие случаи еще бывают.

Goldman Sachs в июле обратился в ФСФР за получением лицензии на дилерскую деятельность, почему не на брокерскую?

Просто таким большим банкам присуща солидность, они хотят входить в рынок поэтапно. Получит лицензию на дилерскую деятельность, поработает, оценит перспективы. В данном случае и дилерская лицензия позволит ему работать как полноценному финансовому институту. Не так долго получить и вторую лицензию, сбор документов, я полагаю, занимает около месяца.

А какая компания представляет Goldman Sachs в России, на кого оформляются лицензии?

ООО «Голдман Сакс».

Как известно, президент подписал закон о биржевых облигациях, когда он вступит в силу и когда на российском рынке появятся эти бумаги?

Да, закон скоро вступит в силу. Мы сейчас работаем над нормативными документами, которые будут выпущены в дополнение к закону, в них будет прописано взаимодействие биржи, регулятора и эмитентов биржевых облигаций по регистрации проспекта ценных бумаг и отчета об итогах выпуска. Сам процесс понятен, просто мы передадим бирже свой опыт по регистрации такого рода документов. По моим оценкам, биржевые облигации появятся уже в октябре этого года. Интерес к этим бумагам есть как со стороны эмитентов, так и со стороны профучастников. Хотелось бы конечно расширить перечень компаний, которые могут выступать эмитентами биржевых облигаций. Сейчас они ограничиваются организациями, акции которых прошли листинг на одной из российских бирж. Мы изначально хотели сделать список более широким, но реализовать это сложно. Давайте первый шаг сделаем, а потом, по мере приобретения опыта будем этот список расширять. Я считаю, что в первую очередь круг эмитентов может быть расширен за счет тех компаний, корпоративные облигации которых прошли листинг на бирже. Ведь когда идеология сделана, закон принят, есть положительный опыт его применения, сделать поправки в закон гораздо проще.

Владислав Юрьевич, найдено ли решение по поводу сделок с акциями «Самараэнерго» и «Саратовэнерго», которые прошли с акциями уже реорганизованных компаний в начале апреля на ФБ ММВБ? Будут они аннулированы или нет?

Это сложная ситуация, мы разбираемся. Но уже сейчас очевидно, что конвертация акций прошла ненадлежащим образом. Существует ряд вопросов, требующих решения. Как выйти из этой ситуации, мы сейчас решаем, проводя консультации с эмитентами, биржей, депозитариями и регистратором. Я думаю, что решение будет найдено в ближайшие неделю-две.

ФСФР весной ввела новые правила маржинальной торговли, как Вы сегодня оцениваете последствия этого шага, кроме того, что часть маржиналки вышла из «серых» схем?

Те компании, которые могут себе позволить риски и у кого есть такая клиентура, занимались и по-прежнему занимаются маржинальной торговлей. Я думаю, что мнение регулятора по этому вопросу было понятно всем. Но те компании, которые давали плечи 1 к 10 по тем «серым» схемам, которые просчитывали их юристы, могли надеяться на то, что регулятор это не заметит, поскольку это сложно юридически доказать. Поэтому мы пошли по такому пути: стали подводить свои нормативные документы под существующую деловую практику и сузили возможности брокеров по предоставлению маржинальных плеч. При этом мы дали возможность брокерам нормально кредитовать своих клиентов. Понятно, что разрешенное сегодня плечо 1 к 3 устраивает не всех.

Регулятор считает, что в нынешних условиях, установленный размер плеча является компромиссным решением, соответствующим реалиям рынка.

А ФСФР может повысить размер разрешенного плеча?

Пока нет. Если бы мы видели, что рынок позволяет делать плечи 1 к 10, и на рынке при этом все стабильно, возможно, мы бы изменили наши требования, но рынок имеет достаточно высокую волатильность. Поэтому мы не можем разрешить плечи больше, чем 1 к 3 даже просто на основании здравого смысла. Увеличить возможности брокерской компании через клиринговых брокеров и рисковые операции, при условии, что нормы надзора будут выполняться — пожалуйста, мы это можем сделать.

Фото: Прайм-ТАСС