Сергей Сучков: «Небольшим банкам не стоит заниматься всем подряд»
Фото: Пресс-служба ПЧРБ

Сергей Сучков: «Небольшим банкам не стоит заниматься всем подряд»

5437

На сегодняшний день не так много банков удовлетворяют потребности малого и среднего бизнеса, связанные с импортом продукции в Россию. И для некоторых средних предприятий, которые испытывают потребности в том или ином оборудовании, есть возможность это делать лишь через «узкое горло», через крупных импортеров. А ведь можно сделать гораздо дешевле — напрямую через банк. Такое направление деятельности и будет одним из приоритетных в Первом Чешско-Российском Банке (ПЧРБ), рассказал порталу Банки.ру в своем первом интервью в новой должности президент кредитной организации Сергей СУЧКОВ.

— Сергей Валерьевич, вы вступили в должность президента Первого Чешско-Российского Банка немногим больше месяца. С чего пришлось начать работу на новом месте?

— Я считаю, что у небольших банков должна быть своя ниша. ПЧРБ — это средний по размеру банк (напомню, что в группу ПЧРБ входит и кредитная организация в Праге). По моему мнению, небольшим банкам не стоит хвататься за все подряд, не стоит пытаться создавать некую универсальную организацию, которая занимается и ретейлом, и корпоративным бизнесом, и многим другим. Сейчас мы прорабатываем идею позиционирования банка в его собственной нише, максимально используя синергию двух финансовых институтов — российского и находящегося на территории Европейского сообщества.

— Вы работаете в банковской сфере более десяти лет, и практически все эти годы — в сфере кредитования малого и среднего бизнеса. Придется ли столкнуться с этим направлением деятельности сейчас?

— Конечно, ведь разрабатываемая нами идея во многом пересекается с этим клиентским сегментом. В данном случае это будет не малый, а средний бизнес и, скажем так, начальный уровень крупного бизнеса.

На сегодняшний день потребности таких клиентов, связанные с импортом продукции в Россию, удовлетворяет не так много банков. Традиционно складывалось так, что банки, ориентированные на обслуживание внешнеэкономической деятельности — тот же ВТБ — работают с крупными корпорациями. И для некоторых средних предприятий, которые испытывают потребности в том или ином оборудовании, в обновлении производственных линий, да просто в ввозе тех или иных товаров, есть возможность это делать лишь через «узкое горло», через крупных импортеров. А ведь можно сделать гораздо дешевле и интереснее — напрямую. Такое направление деятельности и будет одним из приоритетных в нашем банке.

В первую очередь мы рассматриваем наиболее интересный для нас рынок — это Чешская Республика. Там расположен Европейско-Российский Банк, входящий в группу ПЧРБ. Там есть ряд экспортеров из числа средних предприятий, которым было бы интересно поставлять свои товары в Россию. Да и вообще экономика Чехии представлена в основном средним бизнесом. Но чешские экспортеры не всегда четко понимают, как правильно структурировать такие сделки, как выйти на российских импортеров. И наша задача — свести такие компании друг с другом и обеспечить им финансовые услуги по структурированию сделки торгового финансирования. Вот эту нишу в деятельности банка мы оцениваем как весьма перспективную.

— Что еще планируете развивать?

— Сейчас мы занимаемся и будем продолжать заниматься проектным финансированием. Есть ряд проектов, которые требуют генерального подряда со стороны Европейского сообщества. Например, ввоза оборудования в некоторые перспективные российские регионы. Или развития площадок под новые проекты — там тоже будет нужно проектное финансирование с участием внешнего капитала. Мы полагаем, что наш банк должен работать и в этой сфере — сейчас мы пытаемся проанализировать возможности и в данной нише, ведем переговоры с региональными администрациями.

— Розницей совсем не будете заниматься?

— Ну почему же? У нас есть приоритетные, локомотивные продукты, а розница — это то, что сможет локомотив поддерживать. И, безусловно, было бы неправильно, имея банковскую лицензию, не создавать себе ресурсную базу и не пытаться привлечь определенные клиентские сегменты, которые готовы размещать деньги в банке.

Совершенно понятно, что мы не сможем конкурировать по охвату территории с крупными ретейловыми финансовыми институтами, с тем же ВТБ 24 — это бессмысленное занятие. Но находить своих клиентов и предлагать им розничные продукты, безусловно, будем.

— Я так понимаю, ваш частный клиент — это человек с доходом выше среднего?

— Конечно.

— И чем вы планируете его привлекать?

— Наверное, более пристальным и высоким сервисом в тех, пусть даже немногих, точках, которые у нас есть. И более привлекательными ценовыми условиями.

— Есть какие-то планируемые показатели или иные ориентиры, которых вы бы хотели добиться в обозримом будущем?

— Я не готов сейчас как-то «отцифровывать» нашу стратегию, хотя это является одной из стоящих перед нами задач. Стратегия ясна, но сначала необходимо ее реально уложить в бизнес-план, изучить, «пощупать» нужный сегмент рынка. После того как мы проведем эту работу, будет понятно, на какую перспективу мы выходим, на какие сроки, на какую рентабельность бизнеса может рассчитывать банк. И лишь после этого можно будет называть конкретные цифры и планы.

Планируется ли в дальнейшем расширять количество банков — участников группы ПЧРБ?

— Безусловно. У нас есть банк на территории ЕС, и мы можем развиваться там и дальше — при наличии достаточного капитала, конечно. Хотелось бы создать банки в близлежащих странах. Например, в Словакии — мы видим эту страну как очень интересный рынок. В Австрии, Италии… Теперь это будет гораздо проще, чем раньше, когда мы открывали банк в Чехии. По сути дела, теперь порядок создания новой кредитной организации в Европе для нас — уведомительный. В перечисленных странах мы сможем работать с таким же клиентским сегментом, как в Чехии и России.

— Насколько нам известно, должность президента ПЧРБ — новая, до вашего прихода в банк ее не было. Как строятся ваши рабочие взаимоотношения с наблюдательным советом, правлением и акционерами?

— Этап становления банковской группы наступает именно сейчас — наш чешский банк начал работать не так давно, буквально в начале 2009 года. Именно поэтому и появилась новая должность — я являюсь президентом банковской группы. Акционерам был необходим человек, который будет координировать работу обоих банков, будет заниматься их стратегическим развитием и пытаться максимально реализовывать эффект от взаимодействия этих двух структур.

— До прихода в ПЧРБ вы работали в крупных банках с госучастием — в ВТБ, потом в ВТБ 24. Что заставило вас поменять место работы?

— Я очень благодарен судьбе за то, что мне довелось достаточно много лет проработать в крупной, динамично развивающейся и очень интересной структуре — группе ВТБ, а в особенности в ВТБ 24. Я считаю, что это очень удачный проект, как и команда менеджеров, которую подобрал Михаил Михайлович Задорнов. Совместно работать было большой радостью.

Но знаете, есть такая шутка, немного дурацкая, правда — что раз в шесть-семь лет нужно менять или жену, или работу. Первая составляющая меня вполне устраивает, поэтому альтернативы не оставалось — пришлось поменять работу. (Смеется.)

Но если серьезно, то человек всегда стремится к определенному росту, развитию. Безусловно, неправильно было бы сказать, что в большой структуре есть «потолок». Расти и искать новые направления деятельности можно в любой структуре. Но иногда сама смена деятельности позволяет человеку получить большое удовольствие. Новое — оно и есть новое. И мне очень интересно развиваться в новом направлении, которое, вместе с тем, перекликается с моей прежней сферой деятельности.

— Планируете пригласить к себе на работу кого-то из вашей прежней команды в ВТБ 24?

— Работать с постоянной командой, конечно, проще и эффективнее. Но я считаю неправильным забирать всю команду, если ты уходишь на новое место работы. У людей, возможно, есть свое понимание дальнейшего карьерного развития. Кроме того, неправильно было бы «оголять» тот фронт работы, который остался в ВТБ 24. Там работают очень сильные менеджеры, которые подхватили эстафетную палочку и развивают дальше данное направление бизнеса банка. Хотя несколько человек перешли со мной сюда, на новый проект.

— Пришлось ли вам, придя из крупного госбанка в кредитную организацию меньшего размера, столкнуться с чем-то новым? Вообще — есть разница?

— Классика банковского жанра с точки зрения организации тех или иных процессов — будь то крупный или мелкий банк — неизменна. Но, конечно, есть нюансы. Крупный банк тяготеет к большей бюрократии. А здесь или в любой похожей структуре среднего размера решения принимаются достаточно быстро, поскольку нет столь разветвленной иерархической структуры. И если процессы организованы правильно, то банк будет работать более эффективно.

— Что для вас Чехия?

— Я не могу сказать, что меня что-то связывает с этой страной в прошлом. Ну, кроме того, что Прага является одним из красивейших городов мира, в котором я, как и любой другой российский турист, бывал неоднократно. В общем же я вижу для себя, что эта страна в последнее время достаточно неплохо развивается и имеет хорошую экономику — во всяком случае, если брать Восточную Европу.

Беседовала Татьяна ТЕРНОВСКАЯ, Banki.ru