Александр Суринов: «Население часто путает инфляцию с ценами»
Фото: Газета

Александр Суринов: «Население часто путает инфляцию с ценами»

1901

Нашу официальную статистику часто упрекают в том, что она «подгоняет» цифры в угоду политике, и критикуют ее методики. Однако статистические организации обязаны строго следовать правилам Международного валютного фонда, который и определяет систему подсчета показателей. О том, как Росстат собирает и обрабатывает информацию, в интервью газете «Аргументы и факты» рассказал Александр СУРИНОВ, руководитель статистического ведомства.

О сосисках

— Росстат еженедельно публикует данные по инфляции. Недавно они показали, что цены практически не выросли. Как же так? У людей другое ощущение.

— Часто население путает инфляцию с ценами. Говорят: «Всё дорого, поэтому вы посчитали неправильно». Почему люди полагают, что реальная динамика цен отличается от той, которую рассчитал Росстат? Потому что для расчёта инфляции мы берём цены не на все товары и услуги, а лишь на часть (порядка 480 наименований). Естественно, что это усреднённые, несколько абстрактные данные. Они не могут учитывать потребности каждой конкретной семьи. К примеру, возьмём маму с тремя детьми и одинокую бабушку-пенсионерку. Первую волнуют ползунки, детское питание, детсад, а вторую — в большей степени лекарства. Если цены на лекарства растут быстрее, значит, инфляция для бабушки выше. Кстати, у нас на сайте с помощью калькулятора персональной инфляции каждый может посчитать личную инфляцию.

— Но ваши данные критикуют и эксперты. По их подсчётам, та же общая инфляция в России минимум вдвое выше…

— Они, как правило, критикуют наши методики. Но мы обязаны строго следовать правилам Международного валютного фонда (МВФ). Именно он определяет, как надо считать потребительские цены тем странам, которые являются его членами (в том числе и нам). К слову, от других государств наша методика отличается только набором товаров и услуг, которые берутся в расчёт. Мы учитываем только те, которые может позволить себе купить большинство населения в 266 городах. Наши сотрудники-регистраторы не ходят по дорогим бутикам, но в то же время не переписывают цены и в дешёвых социальных магазинах. Кстати, из-за того, что мы игнорируем последние, нас ругают некоторые губернаторы. Они в отличие от экспертов говорят, что мы искажаем инфляцию, потому что не учитываем эти торговые спецточки или бочки с молоком от фермеров, которые продают его дешевле, чем в магазине.

Для расчёта инфляции мы берём несколько товаров из каждой продуктовой группы. Скажем, из колбасных изделий мы следим за изменением цен на сосиски, сардельки, варёную и копчёную колбасу. Но ведь есть множество других товаров из этого ассортимента. Все учесть просто невозможно. Допускаем, что они дорожают чуть больше или чуть меньше. В некоторых странах данные собирают уже электронным способом. У нас пока не получается это реализовать — супермаркеты, к примеру, не соглашаются присылать нам базы данных. Наши сотрудники ходят по торговым точкам и фиксируют цены на мини-компьютерах. К слову, мы работаем сверхоперативно — в понедельник данные зарегистрировали, в среду информация уже общедоступна.

Список товаров периодически актуализируется. Вот, в последний раз расширили перечень лекарств. А до этого внесли CD-проигрыватели и мобильные телефоны. В других странах за ценами этой электроники начали следить раньше, потому что она быстрее стала привычной для рядовых жителей. Кстати, скоро будем подсчитывать индекс стоимости жизни в разных городах страны. Так мы сможем посмотреть, в каком из населённых пунктов на жизнь приходится тратить больше.

О лжи

— Поражает, что статистика показывает рост производства, когда на деле многие предприятия стоят. Неужели они сами приукрашивают ситуацию?

— В советское время мы могли проверить сведения от предприятий на достоверность. Сейчас ни проверять, ни наказывать их за «неправду» мы не можем. Если есть откровенные неувязки в заполняемых формах отчётности, то мы просим предприятие их подкорректировать. Но пока бизнес не всегда понимает, что правдивая статистика прежде всего нужна ему самому, чтобы лучше знать рынки, потребителей, конкурентов.

— Как в других странах борются с дезинформацией?

— Есть компьютерные программы (особенно сильной считается канадская статистика), которые определяют ложные значения показателей и предлагают методы их исправления. Мы планируем использовать эту систему. Качество европейской статистики контролирует Евростат, а нас — МВФ.

— Совсем скоро нас снова пересчитают. На весь период проведения переписи (с 2007 по 2013 г.) планируется потратить 16,5 млрд руб. Разумная ли трата во время кризиса?

— 80% этих средств пойдут на зарплату переписчиков. Кроме этого, деньги нужны для закупки вычислительной техники, ремонта помещений, оплаты транспорта, связи, канцелярских принадлежностей — только ручек понадобится несколько миллионов штук. Кстати, смета была сокращена, в том числе за счёт того, что из переписного листа убрали «дорогие», то есть трудоёмкие вопросы, на которые переписчик тратил много времени. Один переписчик должен будет опросить 400 чел. За эту работу мы будем платить по 5500 руб. Наберут людей наши территориальные органы — они есть во всех регионах страны. Кстати, для студентов это может быть неплохим заработком.