Игорь Коган: «Руководитель обязан ориентироваться на людей, а не на обстановку»

Игорь Коган: «Руководитель обязан ориентироваться на людей, а не на обстановку»

7092

Офис ОРГРЭСБанка расположен в примечательном месте — на Golden street, по соседству сразу с несколькими казино. Впрочем, сотрудники банка на казино не жалуются, говорят: если там страсти и кипят, то где-то внутри. Здание банка выходит на улицу торцом и сначала кажется, что оно небольшое. Но за воротами оказывается, что это целая территория с комплексом зданий.

Кабинет председателя правления банка Игоря Когана находится на верхнем этаже. Как-то охарактеризовать стиль организации своего кабинета банкир отказывается, поскольку никогда над этим не задумывался. Однако настойчивые расспросы открывают не только интересные черты его характера, но и довольно неожиданный подход к организации кабинета и рабочей среды в целом.

— Если честно, я не знаю, каким должен быть кабинет банкира, — говорит Игорь Коган. — Наверное, раз уж я провожу здесь по 15 часов, он должен быть удобным, это позитивно отражается на работе. Комфортнее всего, конечно, сидеть на диване. Но есть же еще определенные правила, деловые стандарты. Так что нужен некий компромисс между личным комфортом и современными требованиями бизнеса. Здесь вы видите попытку такого компромисса. Получилось оптимальное сочетание современности и классики. Хотя иногда мне кажется, что все-таки немного строго…

На самом деле, выходит, что председателю правления ОРГРЭСБанка пришлось искать баланс между тремя источниками влияния. Во-первых, сами по себе деловые стандарты банковского офиса балансируют между двумя полюсами: респектабельной роскошью и строгой функциональностью. Плюс в эту дилемму Игорю Когану пришлось еще внедриться с некими своими личными пристрастиями, которые можно охарактеризовать как тягу к комфорту и ироничное отношение к действительности. …Вот банкир удивится, когда прочтет, какие сложные мотивы обнаружены в его подходах к организации кабинета.

— Игорь Владимирович, иногда людей по характеру делят на кошек и собак. Собаки привязаны к людям, к окружению больше, чем к месту, они кочевники. Кошки привязываются к обстановке, к месту больше, чем к коллективу, они интраверты. А вы к какой породе принадлежите?

— Вот как? Я бы не выбирал. Если так уж прямо надо выбрать — люди или место, — то, безусловно, люди. Конечно, руководитель просто обязан в своей работе ориентироваться на людей, а не на обстановку. Но и место тоже чрезвычайно важно.

— В общем, завтра сняться и работать в поле не готовы?

— Нет, не готов. Безусловно, комфорт важен. К счастью, есть возможность такой радикальный выбор не делать. Деятельность привязана к людям, а не к месту, но есть возможность и место для работы все-таки благоустроить.

— А какие бумаги обычно у вас на столе?

— Здесь нет какого-то принципа. Либо важные документы по текущим вопросам, либо ненужные бумаги, до которых руки не дошли выбросить. Иногда разбираю их, иногда залеживаются. Это живой процесс, я не могу сказать, что трачу много времени на поддержание порядка. Но сейчас вот был довольно интенсивный период по занятости и по поездкам, поэтому успели накопиться ненужные бумаги, — с этими словами г-н Коган просматривает несколько листов и выбрасывает в корзину.

Однако бумаг на столе банкира очень немного. Часть лежит в небольшой стопке, другие — в папке на подпись. Зато монитор компьютера — очень большой и вообще доминирует. Видно, что банкир предпочитает работать с компьютером.

— Безусловно, — подтверждает Игорь Коган. — Другое дело, что большое количество документов по требованиям регулирования должно быть представлено в бумажном виде. Хотя гораздо проще было бы работать с файлами, а не с бумагами.

За спиной банкира на стеллаже стоят несколько оригинальных сувениров. Понятно, что руководитель банка — это настоящая мишень для подарков. И действительно, выясняется, что подарков-то много, все как положено. Они пока складированы в отдельном месте, но есть планы сделать в банке что-то типа небольшой экспозиции, где на стеллажах разместить подарки, чтобы и проявить уважение к дарителям, и показать сотрудникам и посетителям историю партнерских отношений банка.

А здесь, в кабинете их всего штук восемь. Значит, они были отобраны из всего многообразия по какому-то принципу. Руководитель ОргрэсБанка принцип этот не выдает, да и понятно же, что он не формулировал специальных критериев отбора. Но при описании каждой вещицы всплывает очевидная закономерность: на стеллаж попали наиболее остроумные подарки, выражающие некоторую иронию по отношению к действительности и к осуществляемой деятельности. Например, стилизованные под томик «Капитала» оригинальные часы. Или вот стоит табличка с провокационной надписью на английском: «Кредитов нет, пожалуйста, не просите».

— Это сейчас смешно, — говорит Игорь Коган. — А на самом деле вещица с историей. Когда-то это был лозунг банковского дела. Банки действительно не давали кредитов и вопрос про кредиты воспринимали как попытку украсть у них деньги. И мы тоже проходили все это вместе с рынком, все этапы, вплоть до нынешнего: сегодня наш банк — в числе лидирующих кредитных организаций, с одним из самых быстрорастущих в стране портфелей. Так что сейчас это стеб, а раньше — было правило. А все вместе — история.

Неожиданный сувенир — строительная каска с надписью: «Спецсетьстрой. 60 лет.» «Все мы родом из советского времени, — поясняет банкир. — Это такая забавная стилизация. Наш клиент подарил. А если серьезно, то по нынешним временам 60 лет для компании — солидный возраст».

Окна кабинета Когана прикрыты жалюзи и не открывают пространства. Банкир признается, что не любит яркий свет, тем более, когда на улице такая жара. Вместе с тем кажется, что занавешенные окна помогают создавать закрытое пространство, в котором удобнее сконцентрироваться на работе. Это логично соотносится с признаниями о важности комфорта места.

— Игорь Владимирович, похоже, что по стилю руководства вы не комиссар, а, скорее, мыслитель, который больше сосредоточивается внутри, чем воюет снаружи.

— Не комиссар — это точно. У нас в банке все-таки, скорее, либеральная система управления, чем авторитарная. Сомнения, наверное, основной движущий фактор развития. И единственный способ избежать ошибок.

— Сомнения? А вы в своих сомнениях замкнуты или делитесь с ближайшим кругом?

— У нас реально работающее правление, коллегиальный способ принятия решений. Другое дело, что как бы коллегиально не вырабатывалось решение, всегда его принимает кто-то один. Очень важно найти точный переход от попыток выработать лучший вариант решения к собственно принятию окончательной версии. Умение найти эту грань — это, наверное, и есть искусство управления, — говорит Игорь Коган.

На столике возле кожаных диванов стоят шахматы с резными фигурами. Шахматы были приобретены самим хозяином кабинета на вьетнамском рынке. «То есть не на вьетнамском рынке, а на рынке во Вьетнаме», — поправляет банкир сам себя с иронией. Игорь Коган в шахматы играет, наверное, все-таки неплохо — сувенирные большие шахматы стоят также и в приемной. Но ироничный человек серьезно к своим талантам не относится, поэтому банкир сообщает, что играет так себе. Однако тут же следует заявление шахматиста: это неудобные для игры шахматы, для настоящей игры нужны максимально простые шахматы, чем проще, тем удобнее. А это — просто деталь интерьера. «Видите, — говорит, — даже стол слегка поцарапан, мы их двигаем туда-сюда, когда угощаю гостей чаем или когда садимся с коллегами здесь поработать. Ну, вот прижились они здесь и стоят, некуда их девать».

Видно, что диван и кресло возле столика реально являются вторым центром деловой активности. Как и было заявлено в тезисе о том, что «комфортнее всего на диване».

— Игорь Владимирович, по «диванному» манифесту, по некоторым остроумным вещицам на стеллаже видно, что вы не считаете себя функцией, не хотите быть рабом бизнеса. И в то же время — 15 часов в офисе. Нет ли тут противоречия? Знаете, многие бизнесмены уже наработались, делегируют полномочия и уходят от дел.

— Если бы я знал ответ. Это всегда вопрос. Конечно, когда каждый день по 15 часов — у любого человека возникает мысль: в конце концов, когда же все брошу и поеду на острова. Однако недели на острове обычно хватает, чтобы затосковать по 15 часам работы. Но да, все-таки важно не быть рабом бизнеса.

Подтверждением слов банкира о необходимости не ограничивать интересы только работой висят в кабинете две картины. Они не просто украшение стен, а часть коллекции, хотя Игорь Коган профессиональным коллекционером себя не считает. Говорит, многие знакомые занимаются этим профессионально и его все время стараются втянуть, но «слава богу, пока не получается». Однако же рассказ о картинах выглядит несколько более весомым, чем смог бы рассказать несведущий дилетант.

Одно полотно — натюрморт Давида Штеренберга, поясняет банкир. Русский авангард, где-то близко к бубнововалетовцам, Малевичу и прочим. Но это чужая картина, «дали поносить». А второе большое полотно — принадлежит самому Когану.

— Это Анатолий Слепышев, один из последних участников «бульдозерных» выставок, дай бог ему здоровья. Думаю, что я сейчас один из основных владельцев его работ, — поясняет руководитель ОргрэсБанка.

— Вообще-то, собирать картины по авторам — это все-таки характеристика профессионального коллекционера.

— Да нет, есть дикое количество работ Слепышева в музеях, частных коллекциях, в галереях, но я же за ними не гоняюсь. Просто так получилось, что я с ним лично знаком, имею возможность заглянуть в его архивы, беру иногда либо что-то из нового, либо из архива, если что-то понравилось. Поэтому какой же я коллекционер…

— А зачем полотно напополам порезано?

— А это смешная история. У него почти все картины на две или четыре части разрезаны. Все думают, что это какое-то концептуальное решение, но все очень просто. Оказывается, в советские еще времена у Анатолия Слепышева была обычная легковушка, полотна перевозил сам. Большой холст на раме в такой не перевезешь, грузовик брать — дорого. Поэтому он резал картины на части — для удобства перевозки. Очень утилитарная причина, а теперь считается, что это характерная черта стиля художника. Многим нравится, в этом действительно есть некая оригинальность.

— А что за сюжет? Исход?

— Да. Один из самых драматических сюжетов в мировой истории. Очень богатая тема, можно сколько угодно по этому поводу философствовать. Я всегда эту картину использую в качестве аргумента. Например, когда приходят с каким-то проектом про светлое будущее, не называя его нынешней цены, я говорю: «Они бы не дошли, если бы не было их страданий и слез». Или наоборот, когда кто-то говорит, что нужно начинать какой-то проект сейчас, а по ходу потом подправим, я говорю: «Они не дошли бы, если бы не знали, куда идут. И у нас нет сорока лет ходить по пустыне просто так кругами».

Вот как получается: картина на стене в кабинете банкира дает универсальную метафору для любых деловых переговоров.

В целом же кабинет г-на Когана вместе с добытыми комментариями оставляет ощущение, что в характере руководителя ОргрэсБанка несколько странно сочетаются две черты. Он и скрытый сибарит, и явный трудоголик. Впрочем, вполне закономерное для банкира сочетание.

Андрей МИРОШНИЧЕНКО

Фото: Пресс-служба ОРГРЭСБанка