Павел Медведев: «Заменить Козлова будет трудно»

Павел Медведев: «Заменить Козлова будет трудно»

1942

Депутат встречался с первым зампредом Центробанка за несколько часов до покушения

За убийством первого зампреда Центробанка Андрея КОЗЛОВА могут стоять люди, не заинтересованные в повышении прозрачности российской банковской системы. Такое мнение высказал в интервью «Стране.Ru» первый заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел МЕДВЕДЕВ. По его словам, совершенствование надзора за банками было не только служебной обязанностью, но и делом всей жизни покойного Андрея КОЗЛОВА, что, безусловно, могло мешать кому-то нарушать закон.

— Насколько, по-вашему, убийство Андрея Козлова может быть связано с его профессиональной деятельностью?

— Безусловно, оно могло быть связано с работой Андрея Андреевича. Такая гипотеза, как известно, высказана. Ответ на вопрос, так это или не так, должна дать прокуратура. Я надеюсь, что человек, заявивший, что курирует расследование, ответит на этот вопрос.

— Чем конкретно Андрей Козлов занимался в ЦБ?

— Он заведовал надзором над банками. Можно сказать, что он и попал на должность первого заместителя председателя Центробанка потому, что Сергею Игнатьеву (председателю ЦБ) было хорошо известно, что мечта Козлова — наладить надзор над банками в России. По-видимому, Игнатьев имел в виду Козлова, когда, будучи еще только кандидатом в председатели ЦБ и не имея права называть фамилии, описывал депутатам Госдумы свою программу. Он тогда он сказал, что главная его цель — наладить надзор. Скорее всего, уже тогда он планировал назначить Андрея Козлова своим первым замом. И как только Игнатьева избрали, он так и поступил.

— Насколько успешной была деятельность Козлова на посту первого зампреда ЦБ?

— Безусловно, его деятельность была успешной. Козлов с самого начала взялся за надзор с огромным энтузиазмом. Безусловно, в рамках закона. Когда появилась возможность в связи с принятием закона о страховании вкладов продвинуться в законодательном регулировании надзора, он не преминул это сделать. Глава в законе о страховании вкладов, которая регулирует прием банков в систему страхования, а следовательно, надзор, фактически написана Козловым. Во всяком случае, концепция была выдвинута именно им. Эта глава написана очень профессионально — там есть статья, которая требует, чтобы банки сохраняли тот уровень прозрачности и устойчивости, который они имели на момент принятия в систему страхования.

Можно сказать, что надзор над банковской системой был не только служебной обязанностью Козлова, но, если угодно, и хобби. Он этим жил. Впрочем, это не мешало ему интересоваться и картинами, и фильмами, которые мы с ним часто обсуждали. Он был очень культурный и разносторонний человек, очень живой, что бы он ни говорил, он всегда говорил интересно и ярко.

— Над чем он работал в последнее время?

— Буквально за несколько часов до покушения мы вместе с ним были на экспертном совете Агентства по страхованию вкладов, где обсуждался вопрос о развитии надзора. Мы придумывали, как сделать более эффективной процедуру банкротства банков в том смысле, чтобы она приносила вкладчикам более быстрые и надежные результаты. Страхование страхованием, но если человек копит на квартиру, то у него в банке может быть гораздо больше 200 тыс рублей. Что делать в такой ситуации, если банк банкротится? Мы практически разработали, и, я уверен, мы внедрим поправки в законодательство, которые сделают возможным передавать долги банка другому банку мгновенно. Тем самым мы выведем процесс банкротства банков на тот же уровень, как в Америке. Там, как известно, говорят, что вам очень не повезло, если ваш банк обанкротился в пятницу — денег придется ждать до понедельника. По крайней мере, для меня теперь реализация этих поправок — это задание Андрея Андреевича.

— Можно ли делать предположения, кто мог быть заинтересован в устранении Козлова?

— Такие предположения делать никак не в моих силах. Наверняка это не те люди, не те банкиры, которым он помогал улучшить прозрачность банков, в дискуссиях с которыми участвовал, обсуждая в том числе внедрение системы страхования вкладов. К тому же, именно Козлов явился инициатором повышения открытости Центрального банка. В основном именно он издавал документы, регулирующие деятельность ЦБ. До Козлова никогда так не было, чтобы документ, до того как он подписан и выпущен, вывешивался бы на сайте ЦБ для публичного обсуждения. Никогда раньше так не было, чтобы до принятия документа выслушивались и во многих случаях принимались предложения банковского сообщества. Все это организовал именно Козлов.

Но вполне можно предположить, что какие-то люди не хотели ни прозрачности, ни дискуссий, а хотели вершить свои грязные дела. Прокуратура, надеюсь, нам скажет, что произошло на самом деле

— Известно, что далеко не все «громкие» расследования подобного рода в России заканчиваются успешно. Насколько, по-вашему, вероятно, что убийц Козлова найдут в обозримом будущем?

— Недавно назначенный генпрокурор Юрий Чайка пообещал, что он за это дело берется и что убийство Андрея Козлова будет раскрыто. Мне хочется верить, что все будет именно так.

— Можно ли ожидать, что теперь в политике Центробанка произойдут какие-то изменения?

— Не думаю. Потому что Андрей Андреевич был поставлен на свой пост председателем ЦБ Сергеем Игнатьевым, и председатель ЦБ объявил, что надзор — это главная проблема. Ну и, кроме того, долг тех людей, кто знал Андрея Андреевича и кто хоть как-то может влиять на ситуацию — сделать так, чтобы работа, начатая им, была продолжена.

— Как вы думаете, кто может прийти на смену Козлову в должности первого зампреда ЦБ?

— Предполагать пока трудно. Андрей Козлов был настолько яркой фигурой, что должно пройти время, прежде чем этот вопрос начнет обсуждаться. Найти ему замену будет непросто.


Николай БЕЛКИН