Григорий Варцибасов: «Траст» не играет во второй эшелон»
Фото: Slon.ru

Григорий Варцибасов: «Траст» не играет во второй эшелон»

6217

Устойчивость Национального Банка «Траст» давно вызывала вопросы. Причина — в достаточно агрессивной кредитно-депозитной политике крупного банка и постоянно меняющейся структуре акционерного капитала. Некогда кэптивный банк «Юкоса», благодаря его совладельцу Илье Юрову, последовательно превращался в универсальный банк. При этом партнеров, владеющих акциями кредитной организации, у него становилось все меньше. Однако в кризис он вдруг согласился потерять контроль над банком ради объединения с принадлежащим «Роснефти» банком ВБРР, переговоры с которым пока не закончены.

Тем не менее, до последнего времени банк достойно справлялся с последствиями кризиса. Но на днях его рейтинг агентство Fitch снизило до уровня «ССС», что означает реальную возможность дефолта, так как исполнение финансовых обязательств целиком зависит от благоприятной экономической конъюнктуры. При этом релиз рейтингового агентства носит скандальный характер: фактически, агентство подозревает банк в недостоверной отчетности по международным стандартам. Во всяком случае, из него следует, что банк не отражает реальную картину сделок со связанными сторонами. Между тем, риски кредитования связанных сторон — главная причина падения банков в кризис, и не зря они находятся под особым вниманием регулятора. Агентство Moody’s сегодня оценило уровень таких кредитов в среднем по банкам СНГ в 10% портфеля, и это в десять раз больше, чем в своей отчетности показывает «Траст».

На фоне роста числа банков, обратившихся этим летом за помощью к государству, присвоение таких рейтингов способно вызывать самые дурные предчувствия. О том, насколько серьезны проблемы банка, и чего ожидать клиентам и акционерам от НБ «Траст», корреспондент Slon.ru расспросила члена правления банка Григория ВАРЦИБАСОВА.

— Последний релиз агентства Fitch, которым сопровождались рейтинговые действия в отношении НБ «Траст», содержит ряд откровений о банке. Как вы его восприняли?

— Это уже не первый раз, когда оценочные суждения агентства Fitch у НБ «Траст» вызывают недоумение. В ноябре прошлого года агентство также выпустило комментарий с оценочными суждениями, в которых были похожие и неподтвержденные цифрами слова «выше», «ниже» и «гораздо более высокий». Мы не против таких оценок, но только если они сопровождаются цифрами. В последнем отчете по банку агентства Fitch цифры в заключениях присутствуют, но лишь частично. Отдельные формулировки наносят репутационный ущерб банку, мы с ними категорически не согласны.

— С чем именно вы не согласны?

— Есть два пункта в отчете, которые банк не устраивают, и потому не были согласованы перед публикацией релиза. Речь идет о якобы ограниченной прозрачности некоторых активов и «гораздо более высоком» уровне кредитов связанным сторонам, чем указано в международной отчетности за 2009 год. По сути, агентство Fitch заявило о недостоверности данных отчетности банка, аудированной KPMG. Кроме того формулировка «ограниченная прозрачность некоторых активов» — непрофессиональна, так как не подкреплена цифрами. Речь идет об 1%, 10% или 50%?

— Даже аудированная отчетность может не отражать реального финансового положения банка, особенно это касается сделок со связанными сторонами. У банка «КИТ Финанс», например, отчетность, заверенная тем же KPMG, перед тем как банк рухнул, выглядела прекрасно, правда?

— У нас и нет ничего подобного. Банк соблюдает все требования регуляторов, есть список связанных лиц, публикуемый банком, в нем мы заявляем информацию в полном объеме, отчетность банка аудировала уважаемая организация. Всю информацию, которую у нас запросило агентство Fitch, мы предоставили, и где агентство усмотрело непрозрачность, нам неясно. Такая ситуация, в принципе, возможна, но обнаружить ее за три часа общения с банком периодичностью раз в полгода сотрудники агентства просто не смогли бы.

— Известно, что банки, испытывающие трудности, не очень охотно делятся информацией с аналитиками, а иногда, как «Межпромбанк», и вовсе отказываются ее предоставлять. Может, вы их чем-то обделили?

— К счастью, мы трудностей не испытываем и, например, в мае выполнили все корпоративные обязательства. При этом ни одно другое рейтинговое агентство, с которым мы сотрудничаем, не может сказать, что мы им что-то не предоставили, все запросы исполняются. Если что-то при этом остается недопонятым, дополнительно разъясняем. Мы готовы рассказать все по каждому из наших активов.

Деятельность «Траста» прозрачна, и мы работаем на понятном и ясном рынке розничного бизнеса, где есть объективные показатели, основанные на конкретной статистике. В конце июня агентство «Рус-Рейтинг» оценило ее и позитивную динамику бизнеса банка и повысило кредитный рейтинг НБ «Траст» до уровня «BB».

— По мнению рейтингового агентства, у банка недостаточные резервы и капитал. Планируете ли их наращивать?

— В прошлом году у нас была комплексная проверка ЦБ. Мы выполнили все предписания Банка России. Все резервы рассчитаны и созданы в соответствии с требованиями регулятора и требованиями международной системы отчетности, данные расчеты были подтверждены KPMG как достоверные.

Показатель достаточности капитала банка выше, чем требует регулятор: на конец мая он составлял 11,6% (требование Банка России — 10%). Что касается возможного увеличения капитала, то у НБ «Траст» есть возможность работать в рамках существующей капитальной базы, и в соответствии с бизнес-планом нам в ближайшее время не потребуется увеличение капитала. По итогам года в зависимости от конъюнктуры рынка, доходности тех или иных операций мы, возможно, вернемся к этому вопросу.

— Возможно, капитальная база усилится, если НБ «Траст» объединится с подконтрольным «Роснефти» банком ВБРР. Стороны начали обсуждать сделку больше года назад, в каком состоянии находятся переговоры?

— В апреле председатель совета директоров НБ «Траст» Илья Юров вошел в совет директоров ВБРР. Это является подтверждением того, что стороны сохраняют взаимный интерес.

— Однако быстрый рост кредитования в этом году, составивший 25%, создает высокие кредитные риски. При таких темпах роста без дополнительного капитала очень сложно обойтись?

— В соответствии с бизнес-планом мы можем развивать бизнес в рамках существующей капитальной базы. Одновременно, достаточность капитала будет повышаться с ростом прибыли. Например, рост кредитного портфеля на 25%, как сообщается в отчете, — это рискованно. Однако я, например, уверен, что это хорошо, что он растет такими темпами. Потому что по новым кредитам банк уже получает устойчивый доход. Рост портфеля адекватен росту депозитной базы, и пока что мы только восстановили кредитный портфель до докризисного уровня.

Заявление Fitch о том что способность крупных корпоративных заемщиков обслуживать свой долг не подтверждена, для нас абсолютно неожиданно. Заемщики исполняют свои обязательства по кредитным договорам и имеют положительную кредитную историю в нашем Банке более года, и мы не видим причин, по которым они не будут их исполнять и впредь.

— О какой прибыли вы говорите: ведь в апреле-мае у банка был убыток?

— Первый квартал мы закончили с прибылью, в июне банк снова получил прибыль. При этом банк реинвестирует прибыль в текущем моменте. Сейчас реализуем два больших проекта: по модернизации IT-системы и по наращиванию сети в Москве и Санкт Петербурге. Под развитие сети арендовали помещения, закупили оборудование. В Москве у банка было пять офисов, сейчас их будет 24 «тяжелых» и 18 «легких». Из них 17 уже открыто, и до Нового года откроются остальные — доведем их количество до 42.

Значительной прибыли по итогам года банк не покажет, но она, в соответствии с бизнес-планом, будет. Прогноз основан также на поведении портфеля новых кредитов, который в плане рисков ведет себя лучше, чем мы прогнозировали, так как придерживались умеренно консервативного взгляда.

— У банка достаточно большой портфель ценных бумаг, возможно, высокие ставки по депозитам банк «отбивает» доходными бумагами второго эшелона?

— Есть объявленные максимальные ставки, а есть текущая стоимость фондирования банка, она находится на уровне 8,67% годовых. Разве это дорого?! Структура активов и пассивов сбалансирована: срочные вклады физических лиц фондируют кредитный портфель физических лиц, кредиты среднему и малому бизнесу. Среди клиентов банка — предприятия, хорошо известные в своих регионах, и ставки нашего кредитного портфеля абсолютно адекватны ставкам привлечения. А наш портфель ценных бумаг сформирован из ОФЗ и голубых фишек. Во второй эшелон мы не играем, это — принципиальная позиция.

— Какие действия будете предпринимать в отношении рейтингового агентства? Откажетесь от рейтинга?

— В любом бизнесе важно взаимопонимание. Возможно, аналитикам агентства просто не хватило понимания ситуации в банке, что неудивительно. Инспекторы Банка России и аудиторы KPMG работали с банком по три месяца, а сотрудники Fitch приезжают на трехчасовую встречу раз в полгода, конкретных кредитных досье они не запрашивали.

Конечно, когда стороны говорят об одних и тех же цифрах, они действительно имеют право на собственное мнение. Но делать такие заключения, которые были опубликованы, без привязки к цифрам и фактам, с нашей точки зрения, недопустимо.

Беседовала Елена ЗУБОВА