Гарегин Тосунян: «Это глупые псевдозаботы о трудящихся»
Фото: АРБ

Гарегин Тосунян: «Это глупые псевдозаботы о трудящихся»

3104

«Безотзывные вклады надо было вводить 100 лет назад», — заявил газете «Взгляд» глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, комментируя заявление министра финансов Алексея Кудрина о том, что введение безотзывных вкладов отложено «до завершения кризиса».

В России безотзывные вклады могут быть введены «после кризиса». Об этом в понедельник сообщил вице-премьер Алексей Кудрин. По его мнению, сегодня для подобных вкладов «срок еще не наступил». По мнению министра финансов, в период острой фазы кризиса идея безотзывных вкладов потеряла актуальность на фоне оттока вкладов из банков. «В будущем, мы считаем, что такая опция у каждого гражданина должна быть», — отметил Кудрин.

О том, что представляют собой безотзывные вклады и приживется ли подобный финансовый механизм в России, газете ВЗГЛЯД рассказал глава Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян.

«Не совсем правильно называть такой вклад безотзывным»

— Гарегин Ашотович, прежде всего поясните, в чем особенность безотзывных вкладов, в чем их главное отличие от ныне существующих?

— На сегодняшний день в России существуют вклады до востребования, когда в любой момент вкладчик может либо снимать, либо пополнять их. Также существуют вклады срочные. Специфика этих вкладов еще со времен Советского Союза заключается в том, что вы можете разместить их на длительный срок, поэтому вам банк дает более высокий процент. Но если вы забираете раньше срока, то вы проценты теряете.

Тем не менее и тот, и другой вклад, по сути, являются вкладами до востребования, поскольку вы в любой момент можете их снять. И если в договоре с вами банк предписал невозможность досрочного снятия, то этот договор считается ничтожным. Так написано в 837-й статье Гражданского кодекса. То есть не может быть никаких ограничений на снятие. И даже если это предусмотрено в договоре, он считается ничтожным.

— А с безотзывными вкладами совсем другая ситуация…

— Мы много лет лоббируем третий вид вклада, который все-таки предполагает невозможность досрочного снятия, чтобы банк понимал, что эти деньги он может размещать на соответствующий срок. И нет риска того, что вкладчики массово начнут изымать вклады.

Однако будет не совсем правильно назвать такой вклад безотзывным. Его лучше назвать долгосрочным, потому что слово «безотзывный» создает ощущение, что его вообще нельзя отозвать. Вроде как ущемляются интересы клиентов. Поэтому мы его называем долгосрочным.

«Это надо у Кудрина спросить»

— В чем главные преимущества и недостатки безотзывных вкладов?

— Вопрос в том, какие вклады мы предлагаем разрешить. Если речь идет о том, чтобы не ущемлялись права вкладчика, мы предлагаем под этот депозит предоставить возможность клиенту автоматически получить в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств кредит, но под текущий процент.

По сути, это разновидность депозита, который дает возможность банкам на более длительный срок планировать свои активные операции, а клиенту под более выгодные условия — дополнительную альтернативу. Хочет — он может разместить сегодняшний срочный вклад с правом в любой момент срочного изъятия, правда с потерей процента.

Хочет — может разместить просто до востребования. Хочет — размещает долгосрочный вклад под более высокий процент, но при необходимости может перекредитоваться также под более высокий процент. Вот и все.

— Как вы считаете, почему безотзывные вклады нужно вводить именно после окончания кризиса?

— Вообще, это надо у Кудрина спросить. Безотзывные вклады надо было вводить 100 лет назад. Почему надо ждать кризиса, до кризиса, после кризиса — это у Кудрина надо спрашивать, не у меня. Мы законопроект лоббируем уже по меньшей мере 8—10 лет.

— А что мешало введению безотзывных вкладов раньше?

— А все дело в том, что начинались разговоры о том, что этот законопроект ущемляет права вкладчиков. Что якобы все банки только безотзывные вклады начнут принимать. Но потому и существует конкуренция на рынке. Если один банк будет размещать только такие виды вкладов, то другой банк будет размещать и тот, и другой, и третий.

Вклады тогда будут друг с другом конкурировать, и банк не сможет навязывать свою монополию по одному виду вклада. Это все глупые псевдозаботы о трудящихся. На самом же деле мы предоставляем дополнительную услугу, и никакой банк не будет закрывать другие виды вкладов. Точно так же, как он сегодня не закрывает вклады до востребования и так далее.

«За дураков их не надо держать!»

— Как вы считаете, готовы ли россияне к безотзывным вкладам? Ведь для этого нужно быть более чем уверенными в стабильности национальной банковской системы…

— Они давно готовы. Просто за дураков их не надо держать! Только гражданское законодательство запрещает, потому что называет эту возможность заключения договора «ничтожной».

— А как сами банки воспринимают идею о безотзывных вкладах?

— Абсолютное большинство банков — позитивно. Понимаете, вам дается дополнительная возможность. Никто же не говорит вам — только этот вид вклада заключайте. А когда Гражданский кодекс эту возможность запрещает, то возникает вопрос — зачем?

— Какова степень защищенности безотзывных вкладов? Будут ли они застрахованы?

— Конечно. У них степень защиты такая же, как и у всех остальных. Это даже не обсуждается.

— Как обстоят дела с безотзывными вкладами на Западе? В каких странах этот инструмент развит больше других, а в каких — меньше?

— На Западе великое множество вкладных операций: и так, и сяк, и до востребования, и на длительные сроки, и под всякого рода программы. В ряде стран, в частности в Великобритании, существует вот эта схема, о которой я говорил, когда под долгосрочный вклад можно автоматически брать кредит под соответствующий процент с поправкой на сумму обеспечения.

Беседовала Валерия ВДОВЕНКОВА