Герберт Моос: «Cпрос будет смещаться в сторону более сложных и технологичных банковских продуктов»
Фото: Banki.ru

Герберт Моос: «Cпрос будет смещаться в сторону более сложных и технологичных банковских продуктов»

4766

В своем интервью заместитель президента — председателя правления банка ВТБ Герберт МООС рассказывает о том, чему кризис научил власть и банкиров, в чем слабость российского фондового рынка и за счет чего ВТБ удалось получить выдающиеся финансовые результаты.

— Герберт, как Вы оцениваете текущую экономическую ситуацию в России и в мире?

— Экономическая ситуация в России определенно улучшается: стабилизируются курс рубля и процентные ставки, снижается безработица. Несколько месяцев подряд наблюдается рост производства, потребления и инвестиций, начали увеличиваться и кредитные портфели банков. Что касается мировой экономической ситуации, то здесь об устойчивости и повсеместном подъеме говорить пока рановато.

— Как Вы считаете, каковы основные уроки финансового кризиса?

— На мой взгляд, кризис выявил два ключевых момента: насколько тесно в сегодняшней России связаны реальная экономика и финансовый сектор и до какой степени Россия интегрирована в мировую экономику. Власть, бизнес и банки в сложных условиях научились бороться с вызовами, с которыми не приходилось сталкиваться в предыдущие годы, — для многих из них готовых решений просто не существовало. Поиск этих решений и отработка новых механизмов экономической политики на макро- и микроуровнях стали, на мой взгляд, теми главными уроками, которые позволят и компаниям, и экономике в целом выйти из кризиса окрепшими и более конкурентоспособными на мировой арене.

— Считаете ли Вы, что самые трудные времена для глобальной экономики позади или же ожидаете новых потрясений?

— Полагаю, что в ближайшее время мировые потоки капитала, их направления и интенсивность будут довольно сильно меняться, и нам придется этому противостоять. Вместе с тем низшая и самая опасная для России точка кризиса (конец 2008 — начало 2009 гг.), когда вслед за финансовыми услугами резко падали спрос и цены и на реальные активы, пройдена.

— Как Вы оцениваете текущее состояние российского фондового рынка? В чем видите его основные слабости?

— Пожалуй, главной слабостью я бы назвал отсутствие сильной внутренней базы институциональных и частных инвесторов. Как и десять лет назад, на рынке доминируют иностранные инвесторы, причем в основном из одного региона. Как следствие, российский рынок в большей степени отражает тенденции этих экономик, нежели состояние и перспективы своей. Те улучшения, которые я отметил, создают значительный потенциал роста рынка, который может быть реализован только при стабильной глобальной ситуации.

— В последнее время снова заговорили о возможности построения в России мирового финансового центра. Считаете ли Вы эту идею осуществимой и почему?

— На мой взгляд, в России, а точнее в Москве, может быть создан региональный финансовый центр. У нас для этого есть все условия и ресурсы. Я убежден, что финансовый центр в Москве не просто укрепит и интернационализирует российский финансовый сектор, но и станет мощным стимулом развития экономики России и сопредельных государств, позволит привлечь новые инвестиции и открыть широкий доступ компаниям на мировые рынки. Проект построения финансового центра в Москве вполне реализуем, учитывая объем и темпы развития российской экономики, масштабы задач, стоящих перед ней и российским бизнесом, а также наличие спроса на услуги подобного центра со стороны как иностранного, так и российского капитала. Я считаю, что со временем Москва сменит статус регионального финансового центра на международный. Все предпосылки для этого на сегодняшний день имеются.

— Как Вы оцениваете финансовые результаты работы банка по итогам I квартала? Как они отличаются от соответствующих результатов прошлого года?

— Итоги первых трех месяцев, безусловно, следует признать позитивными. ВТБ получил рекордную квартальную прибыль в своей истории — более 15 млрд руб., причем хорошие результаты показали все три ведущих бизнеса группы — корпоративный, инвестиционный и розничный. Год назад картина была принципиально иной — 20,5 млрд руб. убытка группы за I кв., что было закономерно. Как вы знаете, в период кризиса банки в целом и ВТБ в частности столкнулись с резким увеличением объемов неработающих кредитов и должны были формировать значительные резервы на возможные потери по ссудам. Сейчас мы видим, что вместе с нормализацией экономической ситуации улучшается и качество нашего кредитного портфеля, и в этом году расходы на резервирование больше не оказывают столь кардинального влияния на финансовый результат. Вместе с тем благодаря грамотному управлению активами и обязательствами нам удалось сохранить значительный уровень чистой процентной маржи, что также положительно отразилось на наших показателях.

— Каковы сейчас приоритетные направления развития Банка ВТБ?

— Ответ на этот вопрос подробно сформулирован в недавно утвержденной стратегии развития ВТБ до конца 2013 года, которая носит название «Дорога к 15». В этом документе мы прописали приоритеты и конкретные целевые показатели как для группы в целом, так и для каждого бизнеса в отдельности. Если кратко, то основной задачей менеджмента является существенный рост капитализации ВТБ путем увеличения возврата на капитал (ROE) до уровня 15—20% и повышения эффективности бизнеса. Нашими ключевыми направлениями будут корпоративный, инвестиционный и розничный бизнесы. Стратегически мы видим, что ВТБ — единственная финансовая группа в России и СНГ, сумевшая войти в число лидеров рынка во всех указанных сегментах. Это очень серьезное конкурентное преимущество, из которого необходимо извлечь выгоду для наших акционеров. В этой связи мы планируем активно развивать синергию между основными бизнесами, реализуя концепцию корпоративно-инвестиционного банка и расширяя объемы кросс-продаж продуктов по каждому из направлений. Кроме того, стратегия предусматривает такие важные шаги, как внедрение транзакционного банкинга, совершенствование IT-платформы и технологий, улучшение качества обслуживания клиентов и многое другое.

— Какие, на Ваш взгляд, банковские продукты будут пользоваться наибольшим спросом в ближайшем будущем?

— В ближайшем будущем спрос будет смещаться в сторону более сложных и технологичных банковских продуктов. В конечном итоге целью любой финансовой услуги является экономия времени и денег. Соответственно, клиенты банков будут требовать решения, которые позволят им реализовать их проекты с минимумом затрат — как прямых, так и косвенных. К подобным сложным продуктам я отношу инвестиционно-банковские современные виды расчетно-кассового обслуживания, структурированные кредитные предложения. Традиционные кредиты и депозиты, разумеется, останутся в качестве базовых, но конкуренция по ним будет особенно интенсивной, а их прибыльность для банков относительно низкой.

— До прихода в ВТБ Вы трудились во многих крупных западных инвестиционно-банковских структурах. Каковы Ваши впечатления от работы в России?

— Банковский бизнес, по сути, интернационален. Конечно, есть свои особенности, достаточно заметные в каждой стране, но кардинальных отличий все-таки нет. Работа в ВТБ и западном банке различается не больше, чем сами банки между собой. Мне очень импонирует энергия и готовность людей, с которыми я работаю, принимать серьезные изменения своих обязанностей и ответственности и выходить на уровень самых высоких мировых стандартов.