Вилен Тимирязев: «Аэрофлот» — очень непростой клиент»

Вилен Тимирязев: «Аэрофлот» — очень непростой клиент»

5249

Рынок интернет-эквайринга — приема к оплате банковских карт через Глобальную сеть — развивается стремительными темпами. Вице-президент, директор процессингового центра Альфа-Банка Вилен ТИМИРЯЗЕВ в интервью порталу Банки.ру рассказал о том, что заставляет сегодня компании уходить в сеть, кто кому платит в Интернете и что дает банку сотрудничество с крупнейшим российским авиаперевозчиком.

В середине июля нынешнего года из-за хакерской DDoS-атаки клиенты «Аэрофлота» в течение недели не могли воспользоваться услугой по оплате авиабилетов через Интернет. В итоге авиационный гигант предъявил иск банку ВТБ 24, осуществлявшему интернет-эквайринг совместно с платежной системой Assist, и перешел на обслуживание в Альфа-Банк. Пока авиабилеты продаются без сбоев, а сам Тимирязев уверен, что в области интернет-эквайринга предпочтительнее сотрудничать с крупными компаниями, чем пытаться «пылесосить» рынок.

— Как развивается сегодня российский рынок интернет-эквайринга? Повлиял ли на него кризис? Если да, то как?

— Рынок развивается динамично. Основные драйверы этого процесса — авиакомпании и компании сотовой связи, на которые сейчас приходится львиная доля платежей по картам через Интернет. В будущем мы ожидаем большую активность в сфере оплаты коммунальных услуг, а также налогов, пошлин, штрафов. И перспективы для этого есть, помешать могут разве что какие-либо неудачные изменения в законодательстве или введение новых требований — этого нельзя исключать. Что касается кризиса, он, наоборот, подтолкнул компании к тому, чтобы быстрее уходить в интернет-эквайринг, поскольку затраты на продажи через Интернет существенно ниже, чем через обычные торговые точки с физическим использованием карт. Кризис был драйвером роста оборота в интернет-эквайринге.

— Насколько выросли обороты в Альфа-Банке?

— В прошлом году оборот по интернет-эквайрингу у нас составил примерно 150 миллионов долларов. Вообще, год от года он растет, и разрыв между текущим годом и прошлым — весьма существенный.

— Вы сказали, что интернет-эквайринг — дело более прибыльное, чем обслуживание платежей в обычных торговых точках. Почему? И какие банки здесь успешнее других?

— Комиссии, которые получают банки за интернет-эквайринг, как правило, больше. Однако есть одно большое «но» — потенциальный риск мошенничества при платежах по картам через Интернет в разы, а может, даже и на порядки выше. Это приводит к тому, что высокую маржу можно как заработать, так и мгновенно потерять. Без серьезных многоуровневых систем защиты просто так на этот рынок выходить не стоит. Технологии, оборудование, бизнес-процессы, грамотный персонал — это не создается за один месяц и очень дорого стоит. Поэтому интернет-эквайрингом реально могут заниматься только крупные банки.

— Вы обслуживаете карты разных банков?

— Конечно, да — это требование всех платежных систем. Когда банк говорит, что работает только со своими картами, это, скорее всего, связано с интернет-банкингом. Но когда банк занимается интернет-эквайрингом, он работает с картами любых банков.

— Кто на сегодняшний день ваши крупнейшие партнеры?

— «Аэрофлот», S7, «Яндекс.Деньги», WebMoney, «Вымпелком», «Одноклассники»… Мы стараемся работать с крупными компаниями — это гораздо эффективнее, чем пытаться «пылесосить» рынок и собирать всех подряд.

— Кстати, об «Аэрофлоте», который перешел к вам на обслуживание по продаже авиабилетов через Интернет прошлым летом, отказавшись от услуг ВТБ 24. Как работается с авиационным гигантом?

— Это очень непростой клиент. У него весьма серьезные требования и не допускаются никакие ошибки. Но понятно, что, имея такого клиента, мы получили существенную долю рынка. Помимо того, выполняя самые жесткие требования авиакомпании, мы оттачиваем свои технологии. И конечно, это приносит деньги.

— Пришлось ли вам что-то менять в процессах и технологиях специально для этого клиента?

— Наш уровень был достаточно высоким. Однако мы внесли дополнительные изменения в конфигурации нашей системы, увеличив производительность, поскольку с точки зрения безопасности у нас все было нормально. В дальнейшем в соответствии с требованиями «Аэрофлота» мы будем дорабатывать ряд отчетов, форм представления. Но это уже более или менее рутинная работа, которая потом позволит нам привлекать на обслуживание другие компании, ведь у нас станет больше возможностей.

— Имеет ли значение для банка, обеспечивающего интернет-эквайринг, по какой карте осуществляется платеж — по кредитной или по дебетовой?

— С точки зрения приема карт никакой разницы нет, и мы даже не всегда видим, обслуживая карты другого банка, какие они. Разница может быть только в некоторых случаях при расчете комиссий, которые мы получаем от платежных систем.

— Как осуществляются взаиморасчеты между участниками интернет-платежа по карте? Иначе говоря, кто кому в итоге платит?

— Расплачиваясь картой через Интернет, ее держатель, как правило, не платит никаких комиссий. Но фактически деньги берутся, разумеется, с конечного потребителя, поскольку все комиссии, которые отчисляют участники платежа друг другу, заложены в цену приобретаемого товара или услуги.

— Вы сказали о высоких рисках мошенничества в сфере интернет-платежей. Как Альфа-Банк пытается их снизить?

— Конечно, деталей нашего антифрод-мониторинга («фрод» — мошенничество в области информационных технологий. — Прим. ред.) я раскрыть не могу, но могу сказать, что он достаточно успешен. Мы обеспечиваем три, а где-то и четыре уровня мониторинга обработки трансакций. Наши технологии позволяют торговой точке, принимающей оплату по картам через Интернет, самостоятельно настраивать специальные антифрод-фильтры по определенным критериям и отслеживать трансакции на предмет возможности мошенничества. Есть компания-партнер, участвующая в трансакции, и на ее стороне тоже есть определенные механизмы настроек — фильтры, лимиты, анализ. Третий механизм — это уже на стороне банка, там, где, собственно, находится процессинговый центр. С помощью этого механизма трансакции обрабатываются автоматически. Некоторые сразу блокируются, некоторые, спорные, выводятся специалисту банка на изучение на предмет возможного мошенничества. Кроме того, у нас есть параметры, по которым трансакция заведомо определяется как мошенническая — сразу после того, как клиент ввел данные своей карты.

— А какие это параметры?

— Я бы не стал об этом говорить, ведь это интервью могут прочитать и мошенники. Но хочу отметить, что в целом такая многоуровневая фильтрация позволяет нам существенно снизить риски мошенничества.

Кроме того, мы используем механизмы, созданные платежными системами, — Verified by Visa и MasterCard SecureCode. Когда эти инструменты задействованы как со стороны банка-эмитента, так и со стороны банка-эквайера, вероятность мошенничества существенно меньше. Конечно, она не сводится к нулю, поскольку существуют еще хищение паролей и кодов, фишинг и так далее, но это уже тема для отдельного разговора.

— Крупные банки, активно работающие на карточном рынке, стараются использовать только собственные процессинговые центры. Почему? Не дешевле ли работать на чужом процессинге?

— Знаете, крупные карточные эмитенты и эквайеры предпочитают иметь все свое — свои «файерволлы», свое «железо», свой персонал. К этому больше доверия, чем к процессингу на стороне. Кроме того, расчеты показывают, что крупному банку все-таки выгоднее иметь собственный такой центр. Это опять-таки вопрос здравого смысла: банку проще контролировать свои расходы и затраты у себя, чем у другой организации. У западных банков, кстати, по-другому — они себе могут такое позволить, но и работают они в этом направлении достаточно долго. Несколько лет назад ряд крупных западных игроков предлагали нашим банкам свой процессинг, но у них ничего не вышло.

— А что может заставить несколько банков объединить свои процессинговые центры?

— Для этого должно быть несколько причин. Во-первых, системы антифрод-мониторинга. Они очень дорогие и требуют определенной экспертизы. Поэтому их можно отдавать на аутсорсинг, и мелкие и средние банки будут такими услугами пользоваться. Во-вторых, можно создавать общие, сквозные системы антифрод-мониторинга. Кроме того, возможны и совместные процессинговые сети… Я думаю, в обозримом будущем мы увидим попытки такого объединения. Но сейчас этого не происходит по понятным причинам: банкам сложно договориться, они заняты текущими задачами, а это — не супернеобходимая вещь, это «не горит».

— Может быть, создание «Универсальной электронной карты» сподвигнет банки к этому?

— «Универсальная электронная карта», безусловно, вызовет интерес на нашем рынке. Но когда несколько крупных российских банков пытаются договориться о единых правилах — это всегда очень сложно, долго и не всегда успешно. Бюджет, озвученный в рамках этой программы, конечно, очень хороший, но…

— Вы не верите в будущее такой карты?

— В принципе, конечно, подобная карта — вещь полезная. Но существует много вопросов. Насколько нужно держать на ней большой объем информации? Может, достаточно сделать ее защищенной и пользоваться только каким-то идентификатором, а всю информацию держать на защищенных серверах? Как будут развиваться в стране коммуникации, насколько реально будет в какой-нибудь деревне проследить по карте историю болезни человека, оштрафовать его или взять с него какие-то налоговые платежи? Все будет зависеть от развития коммуникаций, но, на мой взгляд, вкладывать в этот проект такие безумные деньги пока преждевременно.

— Не так давно Московский Индустриальный Банк заявил, что первым в России присоединился к числу участников программы бесконтактных платежей MasterCard PayPass. Альфа-Банк планирует сделать такой шаг?

— Да, безусловно, мы в это «поиграем». Но четко просматриваемый бизнес здесь видеть пока трудно, поэтому мы этим будем заниматься покамест с точки зрения развития технологий. Вообще, это достаточно специфичная вещь, и в нашей стране данная технология используется пока только при оплате проезда в транспорте и блюд в «Макдоналдсе». Это большое количество маленьких трансакций, а оборудование надо устанавливать достаточно серьезное, и чем с точки зрения бизнеса будут отличаться контактные карты от бесконтактных — не совсем понятно. Однако, повторюсь, в эту технологию мы «поиграем». Сейчас составляются планы, и, я думаю, мы запустим эту услугу в следующем году.

Беседовала Татьяна ТЕРНОВСКАЯ, Banki.ru