Виктор Зубков: «В России возродится институт конфискации»

Виктор Зубков: «В России возродится институт конфискации»

3826

Несмотря на то, что Россию исключили из черного списка стран, не принимающих жестких мер по борьбе с отмыванием «грязных» денег и финансированием терроризма, в последнее время стала активно обсуждаться тема ужесточения «антиотмывочного» законодательства. О том, чего стоит ждать в ближайшее время российским компаниям, банкам и органам государственной власти, корреспонденту РБК daily ТАТЬЯНЕ ФРОЛОВСКОЙ рассказал глава Росфинмониторинга ВИКТОР ЗУБКОВ.

— Насколько российское законодательство по противодействию отмыванию денег соответствует международным нормам? Планируются ли проверки FATF (международной организации по борьбе с легализацией «грязных» денег) качества банковского надзора в России?

— Наша законодательная база сегодня в полной мере отвечает требованиям международного права и позволяет выполнять обязательства России в соответствии с заключенными договорами и соглашениями. Весной 2003 года в России была проведена оценочная миссия FATF. Изучалось состояние национального законодательства, работа государственных органов, кредитно-финансовых и других коммерческих организаций. Достигнутый к тому времени уровень нормативно-правового и организационно-инстуционального компонентов антиотмывочной системы в нашей стране был признан удовлетворительным. Это в значительной степени повлияло на положительное решение о получении Россией статуса полноправного члена этой организации. В 2007 году будет проводиться аналогичная, плановая, проверка. Она будет комплексной, поэтому к ней должны быть готовы не только кредитно-финансовые учреждения и коммерческие структуры, но и все органы федеральной исполнительной власти, в том числе и Росфинмониторинг.

— План действий финансовой разведки на ближайшие пять лет, подготовленный в рамках «Концепции национальной стратегии противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма», предполагает дальнейшее развитие законодательной базы борьбы с преступными доходами. Какие предложения разрабатываются в этом направлении?

— Росфинмониторинг не обладает правом законодательной инициативы, но мы можем активно влиять на развитие антиотмывочного законодательства как через работу Межведомственной комиссии, так и через профильные комитеты Госдумы и Совета Федерации. В настоящее время мы совместно разрабатываем пакет документов, необходимых для ратификации Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма. Присоединение к Конвенции даст нам возможность внести ряд серьезных изменений в действующее законодательство. В частности, в России возродится институт конфискации за преступления, связанные с легализацией преступных доходов, привлечение к уголовной ответственности юридических лиц за отмывание денег, совершенное для их выгоды любыми физическими лицами, а также конфискация имущества законного или незаконного происхождения, используемого для финансирования терроризма, осуждение за отмывание денег без необходимости доказательства предикатного преступления и ряд других.

— Весной министерство финансов США заявило, что обеспокоено слабой системой регулирования банковской деятельности в России. Считаете ли вы необходимым ужесточить надзор в банковской сфере?

— Во время моей недавней встречи с первым заместителем министра финансов США Стюартом Леви он такого беспокойства не высказывал. Напротив, разговор шел на равных, и вопросы взаимодействия, обмена информацией, взаимной передачи сведений по финансовым расследованиям обсуждались весьма конструктивно. Для осуществления надзора в рамках нашей компетенции сегодня существует достаточно разработанный организационно-правовой механизм. И конкретные результаты борьбы с отмыванием «грязных» денег — тому подтверждение. Только в этом году Центробанк лишил лицензии более 50 кредитно-финансовых организаций за нарушение «антиотмывочного» законодательства. Проводимые нами проверки в рамках надзорной деятельности выявляют достаточно большое число недобросовестных предпринимателей, которых мы привлекаем к административной ответственности.

— Насколько мне известно, ЦБ готовит новые предложения, направленные на еще большее ужесточение контроля за обналичиванием денежных средств. В том числе планируется создание в ЦБ и ФНС специальных контролирующих подразделений. Как вы относитесь к этим предложениям, ведь по сути они будут дублировать функции Росфинмониторинга?

— Снижение объема наличности — эта одна из важных проблем развития финансового рынка и экономики в целом. Бесконтрольность наличного оборота ведет к негативным последствиям — надзорным органам не всегда возможно проследить движение капитала, установить его криминальное происхождение и применение. А ведь немалая часть «живых» денег идет на подкуп чиновников, закупку больших партий оружия и наркотиков, финансирование экстремистской деятельности и другие преступные деяния. Один из путей отмывания денег — обналичивание преступно добытых средств, и в этом плане я бы говорил о развитии координации деятельности ведомств, которые ведут борьбу с легализацией незаконно добытых денег. Наша зона ответственности — безналичные расчеты и операции, установление криминальных схем отмывания, а проследить путь обналиченных денег помогают наши коллеги из других надзорных и контролирующих органов.

Татьяна ФРОЛОВСКАЯ

Фото с сайта ФСФМ