Ларс Сейер Кристенсен: «Через пять лет Россия догонит США по частным онлайн-инвестициям на валютных рынках»

Ларс Сейер Кристенсен: «Через пять лет Россия догонит США по частным онлайн-инвестициям на валютных рынках»

2504

Фраза «позвоню своему брокеру, скажу купить ему эти акции» растиражирована в художественной литературе и кинематографе». В России подавляющее большинство населения воспринимало ее в категории «их нравы». В СССР фондового рынка не было, а в новую эпоху у людей не было денег для инвестиций. Сейчас деньги появляются, а показатели доходности на фондовом рынке лучше всякой рекламы провоцируют внимание к ценным бумагам. Но в России идея позвонить своему брокеру уже никогда не станет народной — все желающие смогут самостоятельно покупать и продавать ценные бумаги, торгуемые на бирже. Делать это через интернет проще и интереснее.

В очередной раз тотальное опоздание России в мировой истории может принести некоторые выгоды. Нашим людям не нужно отвыкать от работы со своими брокерами — они сразу будут входить в рынок самостоятельно. И они входят. Только на ММВБ сейчас зарегистрировано более 200 тысяч индивидуальных инвесторов, имеющих удаленный доступ к бирже. Их число за последние два года удвоилось. Основные сливки формирования общества массовых инвесторов могут достаться компаниям, которые занимаются финансовым обеспечением и технологическим доступом людей к «фондовому прилавку». О перспективах валютного рынка и о том, как оцениваются перспективы российского рынка частного инвестирования вообще, корреспонденту «Газеты» Елене Тихомировой рассказывает соучредитель и исполнительный директор Saxo Bank Ларс Сейер Кристенсен.

— Чем вам интересен российский рынок?

— На этом рынке работать просто необходимо. И даже если сегодня ты на нем не работаешь, время все равно все расставит по своим местам. Это очень большой, растущий рынок, я бы сказал, быстро растущий рынок. И на мой взгляд, он достаточно развит. Думаю, развитие продолжится. Кроме того, что касается рынка Forex (мировой рынок торговли валютными контрактами. — «Газета»), здесь уже очень много специалистов, которые обладают практическим опытом работы. У российских торговцев больше возможностей, чем у граждан США, поскольку они могут пользоваться лишь валютой — в основном в долларовом выражении.

С введением евро на новых, развивающихся и европейских рынках появляется больше возможностей. Мне кажется, что Россия уже сейчас входит в те 10—15 стран, экономика которых является наиболее интересной. Здесь есть люди, готовые пойти на риск, знакомые с рисками, с которыми сопряжен этот бизнес, и у них есть твердые намерения просчитывать эти риски и работать.

— Каковы для вас риски работы в России?

— Если говорить непосредственно о моем бизнесе, то работать напрямую в России — не очень мудрая стратегия. И этого мы придерживаемся не только в России, но и в других странах. Поэтому для нас очень важно найти надежных местных партнеров, которые смогут нашу стратегию реализовать. Я не считаю, что работа с Россией связана с какими-то огромными рисками. Экономическая ситуация в России сегодня уже более стабильна, она не такая, какой я ее видел, например, в 1996 году, когда посетил вашу страну в первый раз. Люди, конечно, по-разному могут ее оценивать, но для меня Россия сегодня выглядит достаточно стабильной. Для нас очень важно здесь организовать партнерство — все местные риски, таким образом, ложатся на нашего партнера. Даже если в России случится что-то ужасное, на меня это не очень повлияет. Иногда мы ведем бизнес в странах, которые еще менее стабильны, чем Россия. Другое дело, если бы я покупал акции российских предприятий, организовывал здесь какой-то крупный банк или инвестировал большие суммы, — тогда была бы совсем другая ситуация.

— Стоит ли форсировать создание широкого круга частных инвесторов в России, привлекая лиц с невысоким доходом?

— Валютный интернет-трейдинг — это очень эффективный рынок, он больше подходит для частных инвесторов, чем фондовый. Если людей удачно обучить, то они смогут очень много приобрести на этом рынке, особенно те, кто действительно хочет активно торговать. А такие люди в России есть.

— Как вы в таком случае оцениваете российский рынок интернет-трейдинга?

— В России большое количество миллионеров. Именно их мы и хотим заполучить в качестве своих клиентов в первую очередь. Все инвестиционные банки обожают миллионеров. Процесс уже необратимый: то, что образовалось в Штатах и Европе, произойдет и в России. Я на 100% уверен, что такая торговля будет здесь развиваться. И хорошо, что здесь этот бизнес пока еще не очень развит: есть шанс избежать тех ошибок, которые были сделаны в США и Европе. Технологии развиваются, использование интернета увеличивается. Умные люди, которых здесь немало, таким образом, имеют готовые схемы, по которым можно действовать.

Сейчас в США уже 20—30 миллионов человек торгуют через интернет. Столько же скоро будет и в России.

— Как быстро это, по-вашему, произойдет?

— Лет через 5—10 на этом рынке будут работать уже 10—15 тысяч человек. Даже сейчас, я слышал, в вашей стране интернет-трейдингом занимаются 200 тысяч человек.

— С какими рынками можно сравнить уровень развития интернет-трейдинга в нашей стране?

— По стадии это латиноамериканские страны или страны Южной Европы, от которых, правда, есть пока некоторое отставание. Примерно такое же количество торгующих в Дании, хотя это очень маленькая страна. Но небольшое количество интернет-трейдеров — вовсе не проблема, а как раз плюс, поскольку показывает, каков потенциал.

— И кто окажется в рядах интернет-трейдеров в России? Кого будет больше — банкиров или простых людей?

— Это зависит от того, кто заинтересуется этими технологиями и будет их использовать.

— Так скольких миллионеров в России вы хотите заполучить в качестве своих клиентов?

— Всех! Десять лет назад рынок Forex действительно существовал только для миллионеров. Теперь рынок существует для всех. Происходит его демократизация, либерализация, и сегодня очень часто можно заметить, что многие люди, у которых денег гораздо меньше, чем у миллионеров, торгуют гораздо больше. Небольшими суммами, но очень эффективно.

— А есть ли вообще шанс сделать в России интернет-трейдинг массовым явлением?

— Осталось ждать совсем недолго. В США на это ушло 12 лет — от самого начала становления рынка интернет-трейдинга до полного проникновения в рынок. А в России это займет гораздо меньше времени. В России вообще все происходит гораздо быстрее, чем где бы то ни было. Думаю, что здесь на это уйдет примерно пять лет.

— Что для этого нужно?

— Нужны лишь инвестиционные банки и доступ к их услугам. Больше ничего не надо, заинтересованные лица появятся сами. Люди будут сравнивать традиционные виды ведения бизнеса и интернет-трейдинг и, конечно, отдадут предпочтение интернету. Конечно, часто, обращаясь в банки, люди хотят личного общения. Но личные контакты всегда более дорогие — и для банка, и для клиента. Интернет-технологии всегда легче, дешевле.

— У России печальная история финансовых пирамид с массой обманутых вкладчиков. Не опасаетесь ли вы, что это накладывает весьма сильный отпечаток на репутацию компаний, обещающих высокий доход по небольшим депозитам, какие, в частности, теперь может обещать населению ваш партнер в России благодаря сотрудничеству с вами?

— Тот, кто пользуется площадкой для интернет-трейдинга, должен понимать суть этого бизнеса. Пирамида — это другое. А платформу для интернет-трейдинга человек не может использовать, не понимая.

— Это могут понимать профессионалы рынка, однако не всегда доступно пониманию тех, кто несет в инвестиционный банк вклады по 500 долларов. Нет ли здесь опасности?

— Это бизнес нашего российского партнера — компании «Финам». И как они будут с этим работать — их проблемы.

— Какие российские банки вам наиболее интересны для сотрудничества? По каким критериям вы выбирали партнера в России?

— 12 лет ушло на то, чтобы найти это решение, этого партнера. И на этом мы и будем концентрировать все свое внимание. Нам оптимально подошел инвестиционный банк с полным спектром услуг, проверенной и надежной репутацией, зарекомендовавший себя с лучшей стороны на российском рынке.

— А нет ли в дальнейших планах возможного приобретения банка в России?

— Вряд ли. Конечно, планы могут измениться, но если бы я купил 40 банков в тех 40 странах, с которыми мы сотрудничаем, то не смог бы управлять всей этой системой. Это другая стратегия ведения бизнеса. Лучше иметь 40 договоров о сотрудничестве. Для того чтобы достичь того знания местного рынка, какое имеют местные компании, необходимо слишком много времени.

Это большое преимущество, когда у тебя есть местный партнер, который берет на себя общение с местными властями.

— Опишите, пожалуйста, свою клиентскую базу.

— В Дании это в основном частные лица. Чаще всего вовсе не мультимиллионеры, а частные предприниматели. В любом случае это обеспеченные люди, которые любят инвестировать свои средства, следить за тем, что происходит на рынке. Это люди с годовым доходом от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч долларов. Считаю, что оптимальный клиент — человек с доходом $100 тысяч в год. Конечно, в России доходы меньше. Но это уже проблема нашего партнера — я дал им инструмент, и уже их дело, какую аудиторию они для себя выберут. Знаю только, что в США интернет-трейдингом занимаются 25 млн человек — то есть каждый десятый. В России же доходы распределены неравномерно. Но опять же этот вопрос меня интересует мало, поскольку при любых обстоятельствах уже через пять лет появятся миллионы счетов, открытых для онлайновой торговли.

— Вы действительно в это верите?

— Я верю во все страны, исключая Западную Европу, — там очень высокие налоги, жесткий рынок труда, очень много дорогих социальных программ, опасные демографические процессы, мало молодежи. Я верю в новые экономики — в Восточную Европу, Россию, Азию. Только не в Японию. Какая-то надежда еще остается на США.

— А Дания теряет что-то с введением евро?

— Это как с конфетками — какая-то послаще, какая-то покислее. Так и тут — какая-то отрасль выигрывает, какая-то страдает. Я никогда не был большим поклонником евро и не думаю, что это хорошая идея — вводить единую валюту. И я очень рад, что датская крона независима. Проблема валюты для многих стран — единая процентная ставка для всех участников рынка, стран с разным уровнем развития. Единая валюта отрицательно повлияет либо на группу стран, которые развиваются быстро, либо на группу стран, которые развиваются более медленно. Единая валюта разумна в Америке, но не в Европе, где различия между странами очень велики. Возьмите португальца — он никогда не простит того, что датчане живут лучше! А датчане, в свою очередь, не собираются страдать из-за того, что у португальцев не ладятся дела. Так что пока мы за пределами зоны евровалюты, нам удается соблюдать свои интересы.

— Но давление слишком велико — Дания маленькая, а Евросоюз расширяется.

— Дания — один из лучших парней в Евросоюзе. У нас самая лучшая экономика в Европе. Но когда политики в других странах хотят взять у населения побольше денег, они кивают на нас: мол, посмотрите, в Дании самые высокие в Европе налоги, потому у них такая хорошая экономика.

— Но рано или поздно, находясь в Евросоюзе, придется пойти и на введение евро?

— Надеюсь, этого не случится. Мы один из самых старых членов Евросоюза, и пока все референдумы по поводу введения евровалюты заканчиваются отказом датчан от евро.

Справка

Ларс Кристенсен, исполнительный директор, соучредитель банка Saxo Bank. Торгует производными финансовыми инструментами с 1987 года. Начал свою карьеру в качестве брокера компании Petley&Co. В 1990 году поступил в американскую Gerald Metals для разработки стратегии подразделения биржевой торговли. В 1992 году основал Midas (позднее — Saxo Bank) и стал его акционером. В 1999 году, после основания интернет-платформы CLMarkets.com, Кристенсен стал управляющим директором Midas с полномочиями по общему управлению компанией. После того как в начале 2001 года Midas выкупил акции банка Credit Lyonnais в CLMarkets.com, разделил свои полномочия с Кимом Фурне, также совладельцем Saxo Bank.

Saxo Bank, Дания, — мировой лидер интернет-провайдинга онлайн-трейдерства, инвестиционный банк, специализирующий на онлайн- инвестициях на международных рынках капитала.

Елена ТИХОМИРОВА

Фото с сайта Saxo Bank