Андрей Серебряков: «МИБ остается действующей структурой, учрежденной 35 лет назад в секретариате ООН»

Андрей Серебряков: «МИБ остается действующей структурой, учрежденной 35 лет назад в секретариате ООН»

7453

Вчера Национальный банковский совет (НБС) признал целесообразным объединение Международного инвестиционного банка (МИБ) с Международным банком экономического сотрудничества (МБЭС). В 1970-1980-х годах через эти банки с безналоговым статусом шли многомиллиардные суммы в рамках взаиморасчетов между странами соцлагеря.

Идею реанимировать эти банки Россия сформулировала год назад, предложив странам-участницам создать на их базе региональный банк развития с капиталом 600 млн. евро. О том, как идет этот процесс рассказал председатель правления МИБа Андрей СЕРЕБРЯКОВ.

— Весной страны — члены МИБ и МБЭС взяли паузу до ноября, чтобы обдумать предложение России. Однако в повестке дня советов, прошедших в конце ноября, такого пункта не оказалось. Почему объединение банков вновь отложено?

— До сих пор ни у одного из банков нет мандата на главенствующую роль в деле объединения, нет ни стратегии, ни тактики. Ни МИБу, ни МБЭСу, ни их правлениям не было поручено заниматься разработкой таких документов. Тем не менее российская позиция на последнем совете прозвучала. Глава делегации замминистра финансов РФ Сергей Сторчак попросил делегации высказать свое отношение к идее объединения банков.

— Изначально рассматривался вариант оживления МИБа и ликвидации МБЭСа. Этот сценарий по-прежнему актуален?

— Изначально рассматривался вариант превращения МБЭСа в агентскую структуру, занимающуюся возвратом задолженности перед МИБом и МБЭСом. А в последнее время Россия стала предлагать присоединить МБЭС к МИБу. Второй вариант — ликвидация обоих банков и создание нового финансового института. Преимущество первого варианта заключается в том, что присоединяющий банк — МИБ — остается действующей юридической структурой, учрежденной 35 лет назад в Нью-Йорке, в секретариате ООН. Мы избегаем необходимости регистрации нового юрлица, сохраняем все преимущества статуса банка, в том числе безналоговый характер деятельности. У банков в случае их объединения может быть достаточно солидный капитал — как минимум?600 млн. Однако на какой-то стадии возникнет необходимость ратификации изменений в уставе банка в парламентах стран-членов. Другой вариант предполагает создание банка с чистого листа. Однако это будет осложнено тем, что мы должны разобраться со старыми структурами.

— Что мешает реализации этих планов?

— Для реализации любого из сценариев требуется единогласная поддержка всех стран-членов обоих банков. Система голосования в МИБе и в МБЭСе, сформированная еще в 60-70-х годах, предполагает, что одна страна имеет один голос. Других способов, кроме единогласного одобрения, нет.

— Сколько стран поддержало предложение России?

— Особую позицию имеет только Польша, которая вышла из состава МИБа в 1999 году, но осталась в составе МБЭСа. Для других стран вопрос объединения более прост, поскольку все они являются членами обоих банков.

— Но ведь формально Польша остается участницей обоих банков, поскольку взаиморасчетов с МИБом не произошло?

— Переговоры между Польшей и МИБом до сих пор идут. В момент ее выхода сумма чистых активов банка была существенно меньшей, чем до кризиса 1998 года, и гораздо менее значительной, чем сегодня. Поэтому если проводить аудит МИБа по состоянию на середину 2000 года, то есть на момент выхода Польши, стоимость ее доли в чистых активах МИБа окажется в абсолютном выражении небольшой. Не думаю, что такой расчет, пусть и абсолютно корректный с экономической точки зрения, удовлетворит Польшу. Ведь сегодня дела у банка идут гораздо лучше. В этом, наверное, и кроется главная причина пока отсутствующей договоренности с Польшей. При этом замечу, что Польша не выступает против объединения как такового.

— А как насчет Венгрии, тоже вышедшей из банка?

— Венгрию совет МИБа приглашает в качестве участника дискуссии, несмотря на то что эта страна, как и Польша, вышла из состава МИБа. Однако Венгрия вышла из обоих банков, а Польша остается членом одного из них. Поэтому с технической точки зрения из двух этих стран только Польша остается участником переговоров по объединению двух банков.

— Каковы претензии этих стран к банкам?

— Ориентировочно они могут составить от?15 млн до?30 млн по каждой стране. Дело в том, что у нас разные методики расчетов. Страны настаивают на расчетах на основе сделанного ими взноса. МИБ же исходит из расчета стоимости чистых активов на момент заявления о выходе Польши и Венгрии из состава членов МИБа. Это разные подходы изначально, и наша задача найти точки соприкосновения. На наш взгляд, расчеты с Польшей и Венгрией не должны носить эксклюзивного характера. Это должна быть четкая процедура, основанная на универсальной методологии, понятной для всех стран. Ведь расчеты МИБа с Польшей и Венгрией обязательно станут прецедентом. Я не могу сказать, что все страны единодушно поддерживают поиск компромисса с Польшей и Венгрией. Есть позиции и достаточно жесткие, поскольку в момент выхода этих стран из МИБа стоимость чистых активов банка была практически нулевой.

— Еще в мае Минфин пообещал в течение месяца погасить долг России перед МБЭСом в размере около?100 млн. Почему этого до сих пор не произошло?

— Насколько мне известно, Минфин подготовил все необходимые документы и уже внес их в правительство. Думаю, это вопрос времени. Тем более что в бюджете на этот год такая возможность заложена.

— Но ведь есть еще и кубинский долг. Как идут переговоры по его погашению?

— Основная сумма кубинского долга перед МИБом на сегодня составляет почти?80 млн, а у МБЭСа, насколько мне известно, требований к Кубе на сумму?220 млн. Плюс проценты и штрафы. Пока переговоры идут непросто. С тех пор как я возглавил МИБ, кубинская сторона ни разу не присылала своих представителей как для работы в МИБе в качестве сотрудников, так и для участия в работе совета. Насколько мне известно, в МБЭС тоже. Но переписка с Кубой ведется. Перспективы погашения всегда существуют, ведь и у России не всегда легко шли дела с урегулированием кубинского долга.

— Зачем вообще реанимировать бывшие банки соцлагеря?

— Банк с таким уникальным статусом, как МИБ, может поддерживать деятельность российского капитала на территории стран-членов, и наоборот. Он может брать на себя финансирование проектов, которые по причинам рисков или сроков тяжелы для реализации национальными коммерческими банками. Кроме того, через международную финансовую организацию удобнее организовывать размещение временно свободных финансовых средств стран-членов, выделенных в резервные, стабилизационные и другие фонды. Банк находится в постоянном взаимодействии с правительствами, минфинами и нацбанками стран-участниц. Немногие банки могут похвастаться такой близостью к правительствам сразу нескольких стран.

Однако главным конкурентным преимуществом любого банка развития — дешевыми финансовыми ресурсами — МИБ пока похвастаться не может. Впрочем, это решаемая задача в случае получения банком высокого рейтинга, который обеспечил бы возможность привлечения заемных средств на более выгодных условиях, чем у большинства банков, действующих на территории стран-членов. В Латинской Америке есть примеры региональных банков развития, которые имеют рейтинг, значительно превышающий индивидуальные рейтинги стран-членов. Мы ведем работу с международными рейтинговыми агентствами, и этот процесс становится легче по мере того, как улучшаются индивидуальные рейтинги стран-членов. Лидерами здесь являются страны Центральной и Восточной Европы: рейтинг Чехии на сегодня самый высокий по сравнению с рейтингами других стран-членов МИБ. Если рейтинг МИБа будет выше среднеарифметического рейтингов стран-членов, банк получит серьезное конкурентное преимущество. Думаю, мы сможем сделать это в течение ближайших лет.

— Это правда, что есть идея привлечь в МИБ инвестора в лице «Газпрома» или Внешэкономбанка?

— Вы, вероятно, упоминаете о тех консультациях, которые шли на определенном этапе. По уставу в члены МИБа могут приниматься страны, межгосударственные банковские, финансовые и экономические организации. Иные организации могут «участвовать в деятельности банка " на основе решения совета. Могу сказать, что сегодня никаких официальных переговоров с «Газпромом» и ВЭБом об их участии в капитале МИБа не ведется. Хотя в принципе объединение в той или иной форме усилий МИБа с «Газпромом» или «Транснефтью» могло бы выглядеть вполне логичным. Все страны-члены МИБ и МБЭС являются рынками сбыта для нефтяных и газовых компаний России. Более того, общая проблема для всех этих стран — значительное отрицательное сальдо торгового баланса с Россией, связанное в большинстве случаев с поставками туда газа и нефти. МИБ мог бы стать удобным инструментом при решении этих проблем, поскольку у банка есть свои взаимоотношения с правительствами этих стран.

Кстати, возможность привлечения в банк стороннего инвестора первым озвучил Вьетнам, начав с нами консультации о возможной передаче своей доли в управление одному из местных банков — Банку инвестиций и развития. Эта тема прозвучала во время моего визита во Вьетнам около двух месяцев назад. Однако пока речь не идет об официальной позиции вьетнамской стороны, а лишь о консультациях, в ходе которых обсуждалась возможность такого развития событий.

— За последние пару лет МИБ стал живым банком. На чем банк зарабатывает?

— Сегодня банк стал живой структурой, хотя пока количество выданных нами кредитов небольшое — на балансе у МИБа около 20 кредитов в различных странах. Распределение кредитов не происходит строго в соответствии с долями участия стран в капитале, но мы стараемся поддерживать баланс. Нам необходимо чуть активнее работать в Чехии, Словакии и Вьетнаме. Пока кредитная работа в этих странах менее результативна, чем в других странах-членах. Кроме того, МИБ зарабатывает на операциях с ценными бумагами, депозитах и межбанковских кредитах.

— Как насчет сдачи помещений банка в аренду?

— Аренда — дополнительный источник доходов. За последние пару лет мы выправили структуру наших доходов таким образом, что она стала больше похожа на структуру доходов банковского учреждения.

— Это правда, что с недавних пор МИБ ограничил срок аренды одним годом? Это касается вашего крупнейшего арендатора — Альфа-банка?

— Действительно, год назад совет банка ограничил нас в сроке аренды одним годом. Однако Альфа-банка это решение пока не касается. С этим банком действует отдельное соглашение, подписанное задолго до принятия этого решения. Поэтому отношения с Альфа-банком остаются такими, какими они были зафиксированы в арендном договоре несколько лет назад.

— Насколько мне известно, срок договора истекает в 2008 году. Ведет ли Альфа-банк переговоры о его пролонгации?

— Арендный договор с Альфа-банком действительно не вечный. Что же касается его продления, то этот вопрос пока еще не поднимался. Конечно, ставки аренды в центре Москвы существенно выросли за последние годы. Но сейчас пока преждевременно гадать, какими они будут при переподписании. Я думаю, ближе к тому сроку мы будем обсуждать новые условия аренды в случае, если нашему уважаемому арендатору будет интересно продлевать свои отношения с МИБом. Что будет дальше, будет зависеть в том числе и от совета МИБа.


БИОГРАФИЯ

Серебряков Андрей Александрович


Родился в 1972 году. Окончил с отличием социально-экономический факультет Института стран Азии и Африки МГУ имени Ломоносова. В 1994—1995 годах работал в управлении иностранных инвестиций АКБ «Империал». В 1996 году специализировался на управлении портфельными инвестициями в акции российских и восточноевропейских компаний в Mercury Asset Management (группа Merrill Lynch) в Лондоне. В 1995—2002 годах работал в КБ «Национальный резервный банк» в должностях начальника отдела торговых операций, главы казначейства, вице-президента и зампреда правления. В 2001 году окончил Лондонскую школу бизнеса. В 2002—2005 годах возглавлял Russian Commercial Bank (Cyprus), 100-процентный банк Внешторгбанка. С 2005 года — председатель правления МИБа. Владеет английским, французским, польским, хинди и урду. Любит путешествовать, пишет стихи, увлекается фотографией, снимает авторское кино. Занимается рукопашным боем. Год назад организовал рок-группу «Сильвер Биг Бэнд», для которой пишет песни и в которой солирует.

Что такое МИБ и МБЭС

МИБ создан в 1970 году странами-участницами Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) для осуществления инвестиционных проектов. СССР принадлежал крупнейший пакет — 44,7% акций. После отказа от членства в МИБе Польши и Венгрии российская доля увеличилась до 58%. Сейчас членами банка являются Россия, Болгария, Румыния, Чехия, Словакия, Куба, Вьетнам и Монголия. Сходной по статусу структурой является Мировой банк. Банк не является резидентом России. Безналоговый статус МИБа действует на территории всех стран-участниц. Банк не имеет лицензии ЦБ РФ. Имущество банка, активы и операции пользуются иммунитетом от административного и судебного вмешательства в любой форме. Высший орган банка, совет, собирается дважды в год. МИБ владеет зданием на улице Маши Порываевой площадью 34 тыс. кв. м, крупнейшим арендатором которого является Альфа-банк. Активы банка по состоянию на 31 декабря 2005 года — ?345,7 млн, собственные средства — 333,8 млн. евро. Долги Кубы перед МИБом составляют 80 млн. евро. Бывший расчетный банк СЭВ — МБЭС (у него те же акционеры, что и у МИБа, плюс Польша) занимает соседнее здание, площади которого арендует Росбанк. Деятельность МБЭСа заморожена из-за долгов России и Кубы — в 100 млн. евро и 220 млн. евро соответственно.

Елена КИСЕЛЕВА

Фото: «Коммерсант»