Эдуард Иссопов: «Банковский рынок движется в сторону Интернета»
Фото: BFM.Ru

Эдуард Иссопов: «Банковский рынок движется в сторону Интернета»

3905

Чистая прибыль крупнейшего банка Италии UniCredit в третьем квартале сократилась на 15%. Как говорится в выпущенном в четверг отчете UniCredit, она составила 334 млн евро по сравнению с 394 млн евро за тот же период 2009 года. Банку, пережившему в сентябре смену руководства, не помогло даже сокращение отчислений на возможные списания по плохим кредитам. Bloomberg объясняет сокращение чистой прибыли снижением доходов от торговых операций UniCredit.

А вот UniCredit Bank Austria, курирующий большую часть деятельности UniCredit на развивающихся рынках Европы, за тот же третий квартал удвоил чистую прибыль до 302 млн евро против 139 млн годом ранее. Во многом это произошло благодаря сокращению списаний по плохим долгам на 31%. Позитивную динамику UniCredit обеспечили главным образом Турция и Россия.

UniCredit и в будущем продолжит расширять свою деятельность в странах Восточной Европы, включая Россию, сообщил недавно The Wall Street Journal новый директор банка Федерико Гиццони. На каких направлениях будет сделан акцент, BFM.Ru рассказал Эдуард ИССОПОВ, член правления ЮниКредит Банка.

— ЮниКредит Банк имеет итальянские корни, да и само слово банк — итальянского происхождения. Вы это используете?

— UniCredit — это крупная европейская группа, истоки которой берут начало в Италии. Стратегия группы — собрать все самое лучшее из опыта работы во всех подразделениях UniCredit по всей Европе, а это 22 страны. Об итальянских традициях мы также не забываем, стараемся использовать их в своих маркетинговых материалах. Например, следующий год — год культуры Италии в нашей стране. Наш новогодний календарь будет посвящен «зеркальному» визуальному ряду — города Италии и города России.

Мы также используем в своем премиальном сегменте тему Италии, например Prime club связан у нас с темой Dolce vita. Так что мы используем итальянские корни, но, повторюсь, в целом UniCredit позиционирует себя как европейская группа с широким присутствием, накоплением в себе банковского опыта в Центральной, Восточной, Западной Европе. Это концептуально важно.

— Россию традиционно называют «зоной роста». Новый глава группы UniCredit Федерико Гиццони неоднократно говорил, что группа сфокусирована на рынках Восточной Европы и в частности России. За счет чего группа прогнозирует рост в нашей стране?

— Да, Россия входит в число так называемых стран роста, наряду с Турцией, Румынией и Польшей.

У нас выделено несколько фокусных зон деятельности. Одна из них — это повышение эффективности и производительности в подразделениях банка. Тема повышения производительности банков в России сейчас вообще очень актуальна. Согласно исследованиям консультантов авторитетных международных компаний, сравнивающих Россию с Центральной и Восточной Европой, а тем более с Западной (не говоря уже про США), нашей стране до них по эффективности в банковском секторе еще достаточно далеко.

Второе направление — это развитие новых продуктов и постоянное реагирование на вызовы рынка, повышение уровня технологической платформы розничного бизнеса. Мы перешли на новую операционную систему, активно работаем в проектах по развитию интернет-банкинга и других удаленных каналов обслуживания, а также совершенствованию карточных продуктов в сотрудничестве с карточными платежными системами. Конечно, будем продолжать и такие традиционные для нас направления, как автокредитование и ипотека.

— Что касается автокредитов. «Коммерсантъ» недавно написал, что Renault-Nissan открывает в России собственный банк. Для ЮниКредит Банка это может иметь какие-то последствия?

— Для нас это не новость. Такие планы производитель озвучивал давно. Для нас это, тем не менее, возможность дальнейших форм сотрудничества с Renault-Nissan, и, конечно, ухода от маржинальной доли автокредитования в портфеле. Это то, над чем мы и работаем сейчас, — потребительское кредитование, кредитные карты, ипотека. Вместе с тем мы продолжаем активно работать и с другими автопроизводителями, развивая совместные программы. Что касается стандартных условий автокредитования, то мы стараемся корректировать их в соответствии с рыночными тенденциями.

— Какие другие тенденции на банковском рынке в ближайшее время будут проявляться наиболее отчетливо?

— Все движется в сторону удаленных каналов, электронных платежей, бесконтактных карт, Интернета, в том числе, с использованием популярных гаджетов типа iPhone и iPad. Россия будет и дальше развиваться в этом направлении, хотя, возможно, и не так быстро, как Запад. Здесь нужно сказать, что Европа уже столкнулась с тем, что развитие такого рода каналов в некоторой степени выталкивает клиента из прямого общения с банком, из отделения. С одной стороны, наши европейские коллеги пошли по пути сокращения издержек стандартных «физических» каналов присутствия, что было позитивно на определенном этапе, особенно в свете того, что я говорил про эффективность. Но у этого процесса есть и другая сторона. Важно не потерять прямой контакт с клиентом, и это уже задача технологов и маркетологов.

— У вас уже есть рецепт решения подобных проблем?

— Над совершенствованием дистанционного канала обслуживания мы активно работаем. Сейчас у нас есть ряд проектов по развитию интернет-банкинга, онлайн-продуктов для малого и среднего бизнеса. Активно работаем по адаптации нашей системы интернет-банкинга для iPhone и iPad. С начала ноября запустили специальную версию Enter.UniCredit — мобильный банк для смартфонов, КПК, и других устройств с поддержкой Java-приложений.

Мы изучаем, какие интересные формы визуального контакта с клиентом можно предложить в новых отделениях: экраны с бегущей строкой и различной информацией об услугах нашего банка, а также устройства интерактивного взаимодействия с клиентом.

— Насколько сильно отличается банковская розница в регионах и в городах-миллионниках?

— Прежде всего, клиента в регионе не по всем параметрам можно сравнивать с Москвой, с Питером, крупными финансовыми центрами. В регионах все-таки ниже уровень дохода, платежеспособность, соответственно, возможность долговой нагрузки. Нельзя сказать, что это плохо. Мы не можем ориентироваться только на Москву, когда хотим вычислить средние показатели. При этом регионы, на наш взгляд, больше отражают российскую реальность платежеспособного спроса, уровня дохода, уровня возможной долговой нагрузки. Важно перейти от «московского» к региональному подходу (в продуктах, управлении рисками) в работе.

— Как долго сохранится такая разница между «московским» и «региональным» подходом в работе банка?

— Вопрос в том, должна ли Москва «сдуваться», возвращаясь к средним российским показателям, или регионы должны подтягиваться? Мы всегда стремились оказывать клиентам в регионах такой же уровень услуг, как и московским. Мы не ограничивали клиентов в регионах по уровню, размерам кредитов, которые они могут себе позволить, не вводили дифференциацию по процентным ставкам. Это важно — подтягивать клиента до уровня, который группа привыкла оказывать клиентам в любой точке мира, и клиенты это ценят. Важно в диалоге с клиентом подтягивать его до среднеевропейского уровня. Да, где-то более востребованы «простые», традиционные банковские продукты, но чем выше клиентский сегмент в регионах, тем более востребован и Интернет, и инвестиционные продукты, и в целом ожидания по продуктовому ряду и уровню услуг.

— Тот спад кредитования, о котором экономисты группы UniСredit говорили в начале года, сейчас преодолен?

— Если говорить о нас, то у нас падение портфеля остановилось в середине года, в августе. Сейчас портфель банка растет, на следующий год запланирован очень агрессивный рост, выраженный в двузначных цифрах. Сейчас мы видим особый всплеск и возврат клиентов в автокредитование. Как только автопроизводители вышли на посткризисные объемы производства, начался всплеск автокредитования. В ипотеке он появился практически сразу, в мае-июне. Отчасти он вызван отложенным спросом. У нас уже наблюдается определенное напряжение в операционных подразделениях по обработке такого роста заявок в ипотеке. В основном это ипотека на «вторичку», коттеджное, целевое, нецелевое кредитование под залог.

— Как бы вы оценили нынешний размер ставок по кредитным продуктам?

— На мой взгляд, сейчас ставки отражают некий паритет между уровнем ликвидности банковской системы и платежеспособным спросом. Прогнозировать возможное снижение ставок — дело неблагодарное, потому что, как вы знаете, есть в системе доминирующие банки, маркет-мейкеры, их тенденции влияют на поведение остальных игроков. Поэтому точно предсказать здесь что-то очень сложно, но мне кажется, пока финансовые институты не должны снижать ставку дальше. Не вижу предпосылок. Хотя в решениях отдельных банков может возобладать и избыток их ликвидности, и погоня за долей на рынке, и возложенная на них социальная функция.

— Вы говорите, что явных предпосылок для снижения ставок нет, а для повышения?

— Здесь уже включится тема социальной поддержки. Ни АИЖК, ни Сбербанк, ни ВТБ не смогут просто заявить о том, что они вынуждены повышать ставки. Я думаю, скорее, наоборот: ситуация с ликвидностью этого не позволяет — на рынке есть достаточный уровень ликвидности.

Повторюсь, что спешить со снижением ставок я бы не стал, потому что в этой ценовой гонке проиграют все. Сохраняются риски, которые вскрыл кризис. Сейчас все банки более оптимистично смотрят на них, распускают созданные ранее резервы, но улучшение качества портфеля происходит более медленными темпами, чем темпы восстановления провизий. Скорее всего, 2011 год пройдет под знаком осторожного роста, но все еще не бума. Думаю, мы можем забыть о предкризисном буме.

Нужно быть осторожными с заявлениями о том, что мы уже вышли из кризиса. На мой взгляд, это процесс небыстрый, да и фундаментальных оснований для российской экономики не так много. Есть ликвидность, ликвидность идет от высокого спроса и цен на нефть. Это генерирует платежеспособность населения, но инфляция по-прежнему растет, посмотрим, как будут влиять на макроэкономику меры правительства по снижению инфляции.

— Ваш прогноз: куда пойдут те, кто захочет обезопаситься от инфляции, при риске того, что инфляция может обогнать средние ставки по депозитам?

— Российский рынок и предложение банков достаточно лимитированы в части инвестиционных продуктов для населения. Я думаю, что интеграция России в мировое сообщество рано или поздно откроет для частных клиентов более широкий доступ к инструментам финансового рынка. Например, сейчас мы можем предложить продукты для инвестирования в финансовые рынки Европы в рамках группы UniCredit.

Массовый сегмент таких продуктов — это ПИФы, производные продукты вокруг ПИФа и депозита, накопительные страховые продукты, пенсионные планы тех провайдеров, с которыми у нас есть договоренность. Но главное, что пенсионные деньги должны прийти в экономику, это удлинит срок экспозиции денежных средств на рынке, потому что сейчас деньги достаточно «короткие».

— Многие боятся фондового рынка. Что им делать?

— Да, доля тех, кто играет на фондовом рынке, достаточно небольшая, по разным оценкам, где-то полмиллиона игроков. Я думаю, развитие электронных каналов, электронного брокериджа, рост стабильности на фондовом рынке России приведут на рынок дополнительных игроков. Сейчас это не массовый продукт. Это определенный сегмент людей, у которых есть деньги, которыми они могут рисковать, и они знают, как ими рисковать. Если смотреть стратегически, число этих людей будет расти.

Беседовала Наталья ИЩЕНКО