Анатолий Куликов: «Убийства банкиров порождены криминогенной обстановкой в банковской системе России»

Анатолий Куликов: «Убийства банкиров порождены криминогенной обстановкой в банковской системе России»

3319

Минувший год можно с полным основанием назвать годом отстрела банкиров. Что это за вспышка криминала вокруг тихих учреждений?

Первый зампред Центрального банка России Андрей Козлов был застрелен 13 сентября; 10 октября — директор новоарбатского отделения «Внешторгбанка 24» Александр Плохищ 21 ноября — первый заместитель председателя правления Спецсетьстройбанка Константин Мещеряков; 14 декабря — экс-председатель правления Северо-Западного коммерческого банка «Картель-банк» Игорь Коптев.

Криминальный взрыв в банковской сфере вызвал соответствующую реакцию со стороны власти. Помимо расследования убийств банкиров Генеральная прокуратура с участием представителей правоохранительных органов, Министерства финансов и Федеральной службы по финансовому мониторингу проводит сейчас комплексную проверку соблюдения банковского законодательства в Центральном банке России.

После этой проверки в «гости» к ЦБ намеревается прийти Счетная плата.

В Государственной думе при комитете по безопасности создана рабочая группа, цель которой — разработка законов, направленных на декриминализацию банковской системы. Ее возглавил экс-заместитель председателя Правительства РФ — министр внутренний дел, а ныне заместитель председателя Комитета Государственной думы по безопасности депутат Анатолий Куликов. С ним беседовал корреспондент «Огонька» Владимир СЕМЕНОВ.

Анатолий Сергеевич, не кажется ли вам, что между этими четырьмя убийствами существует некая связь?

Могу сказать точно, что, по данным оперативных подразделений МВД и ФСБ, между всеми этими убийствами никакой прямой связи нет. Все они обусловлены своими причинами. Это не передел банковской сферы, как сейчас модно говорить, то есть связь только в одном. Что все эти убийства порождены той криминогенной обстановкой, что сейчас сложилась в банковской системе России.

Убийство первого зампреда Центробанка Андрея Козлова вызвало самый большой общественный резонанс. Генпрокуратура и МВД уже объявили, что исполнители этого преступления арестованы. Но, основываясь на вашем опыте, будут ли найдены заказчики?

Я всегда исходил из библейского принципа, что все тайное становится явным. Нет такого злодеяния, которое оставалось бы нераскрытым. Более того, я уверен, что и следователи, и оперативные работники уже знают весь круг людей, причастных к этому тяжкому преступлению. Практика моей работы показывает, что информация обо всех резонансных преступлениях поступает в оперативные аппараты в первые недели после самого события. Касаясь убийства Андрея Козлова, для торжества правосудия есть весомые основания.

Вы считаете, что с помощью законодательных поправок можно устранить причины убийств банкиров?

У каждого конкретного убийства есть свои причины. Их устанавливает следствие. Задача законодателя заключается в том, чтобы максимально уменьшить вероятность возникновения конкретных поводов. Жизнь показывает, что мотивы убийств часто возникают там, где имеются правовые пробелы, недоработки, противоречия. Они позволяют совершать криминальные операции, получать сверхприбыли, которые очень трудно поделить. Говорят, именно в банковской среде родилась присказка: «Десять тысяч долларов поделить легко, сто тысяч — очень трудно, а миллион — не делится».

Но эти «белые пятна» законодательства родились ведь не сейчас?

Да, мы до сих пор имеем дело с криминальным эхом 90-х годов, когда формировалась российская банковская система. Причем формировалась в условиях правового беспредела, позволившего безнаказанно совершать любые финансовые аферы.

Вы имеете в виду аферы с фальшивыми авизо?

Фальшивыми авизо был нанесен серьезный ущерб банковской системе, да и экономике в целом. Они же позволили чеченским сепаратистам получить огромный объем ресурсов, на которые закупалось оружие и оплачивались боевики. По существу, это было прямое финансирование терроризма.

Но фальшивые авизо — это далеко не единственный инструмент в криминализации банковской системы.

Материалы, которые уже на промежуточном этапе получила рабочая группа из разных ведомств, говорят о том, что помимо подложных платежных документов массовый характер приобрели такие виды криминального предпринимательства, как незаконное получение и нецелевое использование льготных кредитов; перевод капиталов в теневую экономику и зарубежные банки (особенно в офшорных зонах); валютные спекуляции на бирже; отмывание криминально нажитых доходов.

Самое широкое распространение получило криминальное перемещение валютных средств за границу. За рубежом, по оценкам экспертов, находится свыше 500 миллиардов долларов США российского происхождения, большая часть которых переведена за границу с использованием зарубежных финансовых структур. Валюта депонируется на счетах коммерческих структур, тесно связанных с криминальным миром России, и используется для инвестирования, приобретения недвижимости, предметов роскоши и ценных бумаг.

В качестве денежных заменителей используется целый спектр финансовых, зачастую противоправно вводимых инструментов расчета: региональные и отраслевые векселя, акции, купоны, облигации, аккредитивы, депозитарные расписки, трастовые и коммерческие договоры. Широкое распространение получила подделка векселей. Масштабы эмиссии поддельных векселей составили сотни миллиардов рублей.

Колоссальный урон российской банковской системе наносят невозвратные кредиты. Большинство невозвращенных кредитов присваивается, а до 30 процентов от общей их суммы похищается и используется преступными группами. Хищения зачастую оформлялись как договорные обязательства. Сумма просроченных кредитов российских банков продолжает расти.

Все более широкое распространение получают преступления с использованием компьютерных и телекоммуникационных систем.

Сейчас Центральный банк проверяется Генпрокуратурой. Что вы ждете от этой проверки?

Любая проверка такого уровня дает возможность получить реальную информацию о положении дел. А для нашей рабочей группы это крайне важно. Нам бы очень хотелось получить данные о действительной ситуации в ЦБ в связи с деятельностью компании «Фимако» — по существу несостоятельной компании, уставный капитал которой к началу сотрудничества с ней Центробанка составлял всего одну тысячу (!) долларов США, что не помешало Центробанку в 90-х годах именно ее выбрать в качестве компании, управляющей валютными резервами страны, кредитами МВФ и ценными бумагами Минфина. Руководство банка неоднократно менялось, но с каждым годом в управление «Фимако» передавалось все больше и больше средств.

Известно, что в результате такой политики Центробанка к середине 90-х годов были накоплены и находились в распоряжении «Фимако» немалые средства в различной иностранной валюте.

В Генпрокуратуре в свое время рассматривался вопрос о возбуждении уголовного дела по поводу сотрудничества Центробанка с «Фимако». Но в российском Уголовном кодексе нет статьи о преследовании за передачу средств в доверительное управление, и согласно Закону о банках и банковской деятельности, это также не запрещено.

Интересно, как сейчас оценит эту ситуацию Генпрокуратура?

Ясно одно: законодательство должно четко регламентировать эту сферу финансовой деятельности.

Важно также знать, что же все-таки реально произошло с 4,8 миллиарда долларов, полученных в 1998 году в виде стабилизационного кредита от МВФ. В то время как в отчете Государственной думе бывший председатель Центробанка заявил, что деньги, полученные от МВФ, находятся на счете Банка России в Федеральном резервном банке США, по данным МВД на тот период, на самом деле их большая часть использовалась на покупку ценных бумаг, в основном низколиквидных казначейских обязательств США, которые впоследствии были проданы с убытком.

Последующим расследованием МВД было установлено, что вырученную валюту Центробанк реализовал ряду коммерческих банков по курсу, значительно ниже курса ММВБ. Среди них Инкомбанк, «Менатеп», «Российский кредит», Газпромбанк, Торибанк, «Диамант», Автобанк и др. Большая часть из них оказалась впоследствии банкротами. При этом отдельные коммерческие банки оставили купленную валюту на зарубежных счетах, не перечислив за ее покупку рубли Банку России.

Таким образом, экономике страны в несколько этапов нанесен непосредственный материальный ущерб, объем которого так и не был уточнен.

В этой связи интерес для рабочей группы представляют и сведения об использовании огромных средств Стабилизационного фонда, которые, как сообщалось, пущены на покупку «высокодоходных долговых обязательств иностранных государств».

Все эти вопросы сейчас не менее актуальны, чем аферы с фальшивыми авизо.

Для обеспечения экономической безопасности страны мы должны четко определить правовые рамки допустимости использования финансовых ресурсов страны. Это основа декриминализации банковской сферы и в немалой степени профилактика возможных убийств банкиров.

Владимир СЕМЕНОВ

Фото: Эксперт