Юрий Колобов: «Cуществующие банки никто из инвесторов покупать не хочет»
Фото: Finance.tochka.net

Юрий Колобов: «Cуществующие банки никто из инвесторов покупать не хочет»

3215

Кадровые перестановки в руководстве Национального банка Украины вызвали обеспокоенность участников рынка, которые не понимают, чего ожидать от новых менеджеров. О подходах НБУ к решению самых острых проблем банковского рынка и дальнейшей судьбе национализированных учреждений специальному корреспонденту «Коммерсант-Украина» рассказал первый заместитель председателя НБУ Юрий КОЛОБОВ.

— Сейчас одна из самых актуальных проблем банковской сферы — будущее рекапитализированных кредитных учреждений. Какие пути ее решения вы можете предложить?

— Действительно, самый главный вопрос в восстановлении доверия к банковской системе — это решение проблем с рекапитализированными банками. Ненормально, что Родовид Банк — на 99,9% государственный банк, а люди не могут забрать оттуда вклады. Решение этой проблемы нами отработано и принято. Я не могу его озвучить до следующей недели, когда ожидается решение по нашему предложению со стороны правительства. Могу обещать только, что в любом случае вкладчики начнут получать свои деньги.

— Что будет с другими новыми госбанками?

— У банка «Киев» достаточно капитала и эффективный менеджмент. Думаю, что у этого банка хорошее будущее. Укргазбанк также имеет большие перспективы для реанимации. Нужно поработать с проблемными заемщиками, которые должны погасить задолженность перед банком. Отмечу, уже есть желающие из крупных международных финансовых институтов, готовые рассмотреть вопрос о покупке Укргазбанка.

— Вы думаете, что сможете убедить таких заемщиков вернуть долги?

— Этим вопросом будет заниматься не Национальный банк.

— Новое правление НБУ обвиняют в недостатке опыта и профессионализма. Что вы на это ответите?

— Давайте рассмотрим по персоналиям, чтобы показать, какой значительный банковский опыт имеет каждый из членов правления. Председатель Нацбанка — выходец из крупнейшего системного банка, потом много лет руководивший коммерческим банком. До прихода в НБУ я 8 лет работал на руководящих должностях в крупных госбанках — Ощадбанке и Укрэксиме. Игорь Соркин — выходец из структур Нацбанка, где проработал 15 лет. Владимир Кротюк и Павел Сенищ — в представлении не нуждаются, они давно трудятся в центральном аппарате НБУ, как и Виктор Новиков. Елена Щербакова работает в НБУ с момента окончания университета. Валютная и монетарная политика — это де-факто казначейство, которое не может быть разделено, поэтому логично было все объединить под ее началом. Алексей Ткаченко долгое время работал в Днепропетровском теруправлении НБУ. Также трудился в НБУ Валерий Прохоренко, ушедший потом руководить коммерческим банком. То есть все члены правления имеют огромный управленческий банковский опыт.

— Как Вы прокомментируете последние решения судов относительно законности валютного кредитования?

— Позиция НБУ такова: мы подтверждаем и считаем законным право банков выдавать кредиты в валюте на основе генеральной лицензии. И еще раз подчеркиваем, что необходимости в индивидуальных лицензиях для предоставления и получения резидентами займов в иностранной валюте — нет. Такая позиция НБУ подтверждена решениями Верховного Суда Украины и нашла свое отражение в Обобщениях судебной практики ВСУ. Мы уверены, что ближайшие решения судов в очередной раз подтвердят правоту Нацбанка, и, соответственно, украинских банков, выдававших кредиты в иностранной валюте.

— Почему новое руководство Нацбанка поддержало инициативу предыдущего и настаивает на повышении капитала банков до 500 млн грн.?

— Отвечу так: существующие украинские банки никто из иностранных и внутренних инвесторов покупать не хочет. На рынке есть около 40—50 мелких банков, которые нуждаются в капитале или в другом дешевом долгосрочном ресурсе. Но при этом ситуация на рынке такая, что получать дешевые ресурсы за рубежом они не могут. Поэтому у них в сравнении с системными банками маржа между привлекаемыми депозитами и выдаваемыми кредитами практически нулевая. Тогда как естественно есть операционные расходы. Даже с самым лучшим риск-менеджментом у банков минимум 15—25% проблемного портфеля, как ни крути. Мы видим какая ситуация в банках-нерезидентах. При том, что у них, как правило, лучший риск-менеджмент, они показали наибольшие проблемы. И ведь такую проблему почувствовали не только банки, но и весь остальной бизнес, собственникам которого не всегда хватает живых денег для вложения в капитал. А банкам этот капитал нужен как воздух. Они готовы привлекать стратегического инвестора, но из-за того что пришел кризис, инвесторы напуганы токсичными активами. Поэтому инвестору проще купить новый банк, чем оздоравливать «старый».

— Если мелкими банками не интересуются инвесторы, то где им взять 500 млн грн.?

— Если вы внимательно почитаете последнюю часть законопроекта, то увидите, что требование по капитализации до 500 млн грн. — для вновь созданных банков. Когда на эту тему возмущались представители Ассоциации украинских банков, новое руководство НБУ поясняло, что не стоит цель «урезать» банковскую систему. Мы не считаем что стране нужно только 15 иностранных банков и несколько банков финансово-промышленных групп. Рынок должен развиваться эволюционным путем. Все знают насколько много банков в США, Германии, России. Сколько нужно банков Украине — может ответить только рынок.

— То есть требованием большого капитала вы стимулируете покупку банков?

— Мы стимулируем интерес к «старым» банкам. Собрать для создания банка 500 млн грн. — достаточно сложный процесс. Да и зачем регистрировать новый банк, если на рынке достаточно работающих структур с необходимой лицензией, которые ищут инвестора? Проблема большинства небольших банков — недостаток капитала и неэффективный менеджмент. А скажем у финансово-промышленной группы есть свободных 150—200 млн грн., которые она может инвестировать в уже работающий банк. Так заведи в банк счета своих корпораций, организуй эффективный менеджмент, и банк за какое-то время оздоровится, начнет зарабатывать. А как только мы почувствуем, что наша банковская система восстановилась и «старые» банки, которые искали инвестора, нашли его, возможно, инициируем отмену этой нормы.

— Правда ли, что результаты стресс-теста госбанков удовлетворительны?

— Госбанки прошли due diligence по программе МВФ. Результаты этого аудита были положительными.

— И это включая кредитный портфель НАК «Нафтогаз Украины» в Ощадбанке, под который вам пришлось выписывать отдельное постановление, разрешающее нарушить нормативы?

— Во всем мире, когда наступил кризис, государство входило в капитал частных компаний. При этом с выходом из кризиса, компании выкупали свои доли. У нас НБУ тоже поддержал капитализацию, потому, что рынки капиталов были закрыты для Украины. Сейчас у иностранных инвесторов появился интерес к долговым инструментам украинских эмитентов, в том числе и «Нафтогаза». Один из вариантов уменьшения доли «Нафтогаза» в кредитном портфеле госбанков — замена кредитов на облигации госкомпании. Поверьте, есть достаточно желающих, которые с удовольствием купят у Ощадбанка этот долговой инструмент НАК.

— Когда произойдет эта операция?

— Она сейчас на стадии утверждения в Кабмине. Закончена вся подготовительная работа, а Ощадбанк уже начал переговоры с инвесторами.

— Рефинансирование банков в 2008—2009 годах стало скандальной темой. Будет ли новое руководство НБУ рефинансировать банки в случае падения их платежеспособности?

— Национальный банк не может кредитовать банки больше чем на 90 дней. Этот срок вполне достаточен для сглаживания возможных разрывов ликвидности. В этих рамках мы и будем поддерживать их ликвидность. Такой объем рефинансирования, которое было в начале кризиса, мы выдавать не будем. К выполнению меморандума мы относимся достаточно дисциплинированно.

— В МВФ настаивают на гибком курсе гривны. Что вы намерены делать для этого в текущем году?

— Правительство в бюджете задекларировало курс 7,95 грн/$. При утвержденных параметрах бюджета и последовательной реализации правительством намеченных программ, нет оснований для существенных колебаний курса. Но основная цель НБУ — ценовая стабильность, поэтому мы допускаем незначительные колебания курса в пределах нескольких процентов.

— Что будет делаться для либерализации валютного рынка?

— Первым шагом стала окончательная отмена сбора в Пенсионный фонд под операции по покупке безналичной валюты. НБУ, имея право законодательной инициативы, инициировал соответствующие изменения в законе. Кроме того, для ухода от долларизации экономики нужно формировать дешевый длинный гривневый ресурс. Но для этого необходимо хеджировать валютные риски, поэтому мы планируем вводить форвардные операции. Разрешим банкам делать валютные свопы с нами и между собой. Сейчас отрабатываются последние шероховатости с точки зрения бухучета и вскоре инструмент будет введен. Планируем разрешить банкам работать в пределах своей валютной позиции, свободно покупать/продавать валюту. Кроме этого, мы рассматриваем возможность банкам выходить не только с покупкой валюты в течении одного дня, но и с ее продажей. Чтобы более гибко работать с клиентами, банку необходимы двусторонние котировки.

— В прошлом году Владимир Стельмах заявлял о введении рубля в золотовалютную корзину НБУ. Это сделано?

— Нет.

— А будет?

— С учетом того, что рубль уже входит в корзину ведущих валют мира, мы рассматриваем такую возможность.

— Какую долю в резервах может занять рубль?

— Спрос на него определяет рынок. Но в любом случае этот вопрос еще нужно серьезно отработать.

Юрий Колобов

Родился 8 апреля 1973 года в Павлограде Днепропетровской области. Окончил Приднепровскую государственную академию строительства и архитектуры и Харьковский государственный университет им. Каразина. В 2001—2008 годах член правления, директор казначейства Ощадбанка. С июня 2008 года по декабрь 2008 года — председатель правления БТА Банка. С апреля по декабрь 2010-го — зампред, первый зампред правления Укрэксимбанка. С 29 декабря 2010 года — первый заместитель председателя НБУ.

Беседовал Руслан ЧЕРНЫЙ