Джон Липски: «Коррекции на мировых рынках не фатальны»

Джон Липски: «Коррекции на мировых рынках не фатальны»

3399

Волнения на мировых фондовых рынках не вызывают особого беспокойства у первого заместителя директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) ДЖОНА ЛИПСКИ. В интервью корреспондентам газеты Handelsblatt ТОРСТЕНУ РИКЕ и МАРКУСУ ЦИНЕРУ он предсказал мощное развитие мировой экономики в целом.

— Динамика финансовых рынков в последние две недели заставляет инвесторов сильно нервничать. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Недавние турбуленции были все-таки достаточно сдержанными. Я не хочу сказать, что риски полностью отсутствуют. Наоборот. Но коррекции по-прежнему происходят в экономически позитивных рамочных условиях.

— Значит, вы смотрите на ситуацию достаточно оптимистично?

— Если наш прогноз развития мировой экономики верен, сейчас мы находимся на пятом году фазы ее сильного роста. Такого не случалось за последние 30 лет. Экономики ведущих стран мира полностью используют сейчас возможности своего роста. Одновременно, как кажется, снижается риск инфляции.

— Что же привело к корректировке на финансовых рынках?

— В последние месяцы мы отмечали очень хорошие сигналы развития мировой экономики. В особенности если сравнить с ситуацией сентября 2006 года. Тогда риски ощущались куда более явственно. На рынке недвижимости США ожидался обвал. Экономический рост США заметно замедлился. Цена на нефть находилась в районе 70 долл. Инвесторы боялись, что мировой экономике грозят спад и рост инфляции.

— А сегодня это не так?

— С тех пор ситуация заметно улучшилась. Цены на энергоносители понизились. Слабость рынка недвижимости США, похоже, не распространилась на всю экономику страны, а главное, не сказалась на уровне частного потребления. В Японии по итогам четвертого квартала отмечено явное улучшение ситуации. Возросла уверенность, что продолжится экономический рост в Европе

— Каким будет дальнейшее развитие мировой экономики?

— Нам следует дождаться квартальных экономических показателей. До сих пор повода сомневаться в положительной перспективе развития мировой экономики не было.

— Наносит ли вред экономическому подъему в Европе повышение Европейским центробанком (ЕЦБ) процентных ставок?

— Думаю, что нет. ЕЦБ работает с формальной инфляционной целью и до недавних пор постоянно «промахивался». Таким образом, он проводил экспансивную политику. Крупнейшая экономика Европы (Германии) растет в настоящий момент быстрее, чем позволяет ее потенциал. И все-таки инфляционные ожидания находятся под контролем. Нет, могу сказать, что денежно-кредитная политика экономическому подъему не мешает.

— Каковы успехи МВФ в борьбе с глобальными дисбалансами?

— Стремление к достижению равновесия точно соответствует стратегии МВФ. США следует сильнее экономить и усилить экспортную составляющую. Здесь мы уже видим положительные сдвиги. В Евро­­­ союзе и Японии нужны структурные реформы, которые повышают потенциал роста и усиливают внутренний спрос. Это как раз и происходит. МВФ должен позаботиться о том, чтобы эта совместная стратегия последовательно претворялась в жизнь, для чего мы инициировали процесс многосторонних переговоров, чтобы представители важнейших экономик мира встретились за одним столом.

— До сих пор МВФ называл кризис на рынке недвижимости США одним из основных рисков для мировой экономики. Какова ваша оценка ситуации?

— Я не говорю, что рисков нет. Однако в прошлом спады на американском рынке недвижимости часто приводили к ухудшению экономической конъ­ юнктуры. Впрочем, на этот раз может случиться и по-другому.

— По-вашему, страхи расширения кризиса рынка ипотеки преувеличены?

— Дело ведь не в том, что домовладельцы больше не в состоянии оплатить свою ипотеку, потому что цены на дома резко упали. Для большинства людей это не так. Пока у человека есть работа и доход, такого не случится.

— Почему же даже банки предупреждают о системных рисках?

— Исключать системные риски полностью нельзя никогда. Финансовые рынки постоянно развиваются, появляются новые виды продуктов. Однако у меня создалось впечатление, что СМИ сообщают в основном о связанных с ними рисках. Возьмем, к примеру, рост рынка деривативов. Часто то, о чем сообщается как о источнике спекуляций и повышенной опасности, создано как раз для более широкого «распыления» рисков в целях их снижения.

— Дискуссия по поводу реформы МВФ в разгаре. Следует ли ожидать в этой связи какого-то прогресса уже на весенней сессии МВФ?

— Наша осенняя сессия в Сингапуре ознаменовалась конкретными успехами: было одобрено повышение квот для четырех стран-членов и принята наша среднесрочная стратегия. Сейчас мы занимаемся ее реализацией. Когда речь заходит о квотах и праве голоса, это всегда сложно.

— Что движет реформу МВФ?

— Есть два фактора, которые прин­ ципиально изменили фонд: глобализация и рост всемирного капитала. Появились новые институты, новые инструменты. Важная роль МВФ состоит в участии обеспечения многосторонней системы с правовой базой. Она должна быть открытой и не дискриминировать отдельных участников.

— Ставит ли это снова вопрос о праве МВФ на существование, если учесть, что сейчас фонд почти не выдает кредитов?

— Если кто-то полагает, что МВФ видит свою роль только лишь в том, чтобы давать деньги нуждающимся странам, то он впадает в широко распространенное заблуждение. Давайте не будем забывать, что МВФ был в свое время создан для установления международных стандартов, а не для того, чтобы одна страна обогащалась за счет другой. Вот о чем идет речь, вот в чем наша задача.

— Но ведь если никому от МВФ не нужно денег, то можно было бы сказать: ОК, задача выполнена.

— Верно то, что ограничения по балансам текущих операций в основном были устранены. Однако это не означает, что теперь мы можем закрыть нашу фирму и разойтись по домам.

— Разве не взяли финансовые рынки роль МВФ на себя?

— Если бы это было бы так, то у нас не было бы никаких проблем и мы жили бы в очень стабильном мире. Однако значит ли это, что фонд не должен продолжать существовать? Я так не думаю. Более того, мы должны быть подготовлены к ситуации, когда трудности появятся.

В сотрудничестве с Handelsblatt

(Перевод Александра Полоцкого)