Михаил Сухов: «Только конкуренция превратит кредитование в цивилизованный бизнес»

Михаил Сухов: «Только конкуренция превратит кредитование в цивилизованный бизнес»

2863

Об актуальных проблемах российского банковского рынка журналу «Коммерсант-Деньги» рассказал директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов.

— Что вы можете сказать о ситуации с лицензированием?

— На сегодня в банковском секторе ситуация очень благоприятная. Именно поэтому плохое финансовое состояние банка — редкое исключение, а не правило. За прошлый год требование об осуществлении мер по финансовому оздоровлению предъявлялось только шесть раз. Из них четыре раза банки его своевременно исполнили, но в двух случаях нам все-таки пришлось отозвать лицензии. Основной объем работы Банка России с банками незаметен широкой общественности и связан с текущим надзором. Это оценка активов, качества управления и т. д. Публична в основном работа по отзыву лицензий.

— По каким причинам чаще всего отзываются лицензии у банков?

— По статистике, всего одна из пяти лицензий отзывается в связи с финансовыми проблемами, остальные — в связи с другими нарушениями, в том числе законодательства о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем. Это не значит, что все такого рода банки являются финансово устойчивыми. В дальнейшем половина из них признается банкротами.

— Часто ли кредитные организации обращаются за получением новых лицензий?

— В прошлом году у нас появилось семь новых кредитных организаций, включая две небанковские. В 2005-м — девять, включая три небанковские. Часто новые инвесторы приходят и покупают банки с лицензией. Выбор зависит во многом от бизнес-стратегии владельца банка. Если он хочет сразу начать работу со средствами населения, он скорее купит уже действующий банк, а не будет ждать два года (срок, необходимый для получения лицензии на работу с физлицами.— «Деньги»). Второй фактор — имеет ли инвестор коммерческие возможности войти в регионы. Если имеет, то он будет открывать с нуля и банк, и филиалы. А если у него таких возможностей нет, то скорее заплатит за банк, у которого есть филиалы, и будет работать на уже готовой платформе.

— Может ли вновь созданный банк сразу же вступить в систему страхования вкладов?

— Нет. В настоящее время банк должен просуществовать два года. Только после этого он может обратиться за лицензией на работу со средствами физлиц. Но недавно депутатами подготовлен новый законопроект, который поддержан Банком России. Смысл его в том, что если банк обладает капиталом не менее?100 млн, а его учредитель — суммой, в два раза превышающей капитал банка, то в этом случае такой банк может обратиться за получением лицензии на привлечение средств населения до истечения двух лет деятельности. Серьезных замечаний по законопроекту я пока не слышал.

— Как вы относитесь к выделению надзора в отдельный орган?

— Для того чтобы реализовывать это предложение, нужно прежде всего определенное состояние развития финансовых рынков. Есть два обязательных исходя из международной практики критерия. Первый касается потребителей банковских, страховых и пенсионных услуг. В стране должен быть очень богатый и мощный прежде всего средний класс, который располагает достаточным количеством денег, чтобы решать — либо положить деньги в банк на депозит, либо купить дополнительную страховку своего имущества, либо приобрести дополнительное пенсионное обеспечение своей старости. У нас в стране уровень достатка населения и доходов относительно невысок. Только после того, как он вырастет достаточно, нужно ставить вопрос о том, чтобы организации во всех этих трех сферах играли по схожим правилам игры. Тогда выделение в отдельный орган функции надзора будет необходимо широким слоям населения, а не только относительно немногочисленному кругу сверхбогатых людей. Что касается второго критерия, то по таким показателям, как соотношение ВВП и активов, а также доходов финансовых посредников, мы сильно отличаемся от тех стран, где существует единое регулирование. С точки зрения экономических условий время для мегарегулятора пока не пришло.

— Нужны ли новые виды лицензий на финансовом рынке, например лицензия на потребительское кредитование?

— Я, честно говоря, не вижу в этом никакого смысла. Дело в том, что многое, что происходит сейчас, например, на рынке потребительского кредитования, очень напоминает то, что происходило 15 лет назад в сфере розничной торговли, когда мясом торговали на улице в антисанитарных условиях. Точно так же у нас сегодня предоставляются некоторые виды потребительских кредитов. Такой же уровень деловой культуры. Конечно, ряд моментов необходимо решать на законодательном уровне — это касается эффективной процентной ставки, форм работы с заемщиком. Попытки решить проблемы рынка дополнительным регулированием, например введением новой лицензии на выдачу потребкредитов, не могут привести к положительным результатам. Только рынок и только конкуренция превратят кредитование в цивилизованный бизнес, как это мы видим на Западе. Нужно менять условия игры для всех. С введением новых лицензий, например лицензии на работу по кредитованию населения, конкуренция только сузится. На фоне сужения конкуренции ничто изнутри не будет подталкивать банки работать более цивилизованно.

— А как вы относитесь к снятию запрета на открытие филиалов иностранных банков в России?

— Я считаю, что эта проблема излишне драматизирована. Участники рынка голосуют, что называется, ногами. Более половины крупнейших банков мира уже здесь, и для них нет проблемы создать здесь «дочку», вложив в капитал несколько десятков миллионов евро, если их собственный капитал составляет сотни миллиардов. Вопрос о снятии запрета на открытие филиалов не исходит, как правило, от самих банкиров. Вместе с тем для того, чтобы все участники рынка — российские и иностранные — работали в равных условиях, этот вопрос очень существенен. Это связано с тем, что российский предприниматель должен вложить капитал в банк, а западный инвестор в случае с филиалами делать этого не должен. Это неравные конкурентные условия. Финансовая мощь российских предпринимателей пока еще не достигла таких масштабов, чтобы на равных стоять с западными институтами. Ведь капитал любого из крупнейших западных банков превышает капитал всех российских банков вместе взятых. Поэтому этот запрет — мера даже не протекционистская, она существует для поддержания конкуренции, без которой невозможно качество банковского бизнеса. И ситуация, сложившаяся на рынке потребительского кредитования,— тому пример.

— Как вы оцениваете дальнейший выход «дочек» иностранных банков на российский рынок?

— Сегодня на российском банковском рынке 52 банка, которые полностью контролируются иностранным капиталом. Иностранные банки в лице своих «дочек» будут приходить на российский банковский рынок и дальше. Это очевидно. При том это совершенно разные банки с разной бизнес-ориентацией. Многие из них очень интересуются нашим ритейлом в силу его высокой прибыльности. Например, ряд банков интересуется автокредитованием. Сейчас новых иностранных банков, которые подали заявки на получение лицензии, несколько. Все они смогут начать свою деятельность после прохождения всех необходимых проверок на соответствие общеустановленным требованиям.

Евгения ДМИТРИЕВА

Фото: «Эксперт»