Сергей Игнатьев: «Работу менять не собираюсь»

Сергей Игнатьев: «Работу менять не собираюсь»

2641

Председатель Центрального банка Сергей Игнатьев своим вниманием журналистов балует редко. Но в пятницу сам пригласил их на брифинг. Уж слишком много накопилось к нему вопросов после скандальных заявлений прокуратуры, «писем Френкеля» и прочих неприятностей. Глава ЦБ эмоционально ответил Счетной палате, которая хочет его проверить, и рассказал, откуда у его сотрудников берутся пакеты акций коммерческих банков, которые они же сами и контролируют.

До брифинга Сергей Игнатьев выступал на съезде Ассоциации российских банков. И, в частности, затронул «народную» тему — потребкредиты. Он обеспокоен ростом просроченной задолженности. За прошлый год этот показатель подрос с 1,9 до 2,6%. Во многом банки виноваты сами, полагает глава ЦБ.

— Увеличивается количество жалоб заемщиков — физических лиц на действия банков, — отметил Игнатьев. — Основная претензия — это неполная и неясная информация о всех финансовых последствиях при заключении кредитного договора.

Он напомнил, что с 1 июля начнет действовать положение ЦБ, фактически обязывающее банки указывать в кредитных договорах эффективную ставку процента. Правда, на днях Минфин планирует отправить в правительство законопроект о потребкредите, где понятие эффективной ставки отсутствует, а предусматривается иная схема информирования заемщика.

— Не внесут ли эти противоречивые требования путаницу в работу банков? — спросили «Известия».

— Проблема тут есть, — согласился глава Центробанка. — Я думаю, необходимо ее решить.

Конечно, журналисты не могли не поинтересоваться мнением главы Центробанка о многочисленных уже состоявшихся и планируемых проверках его ведомства. В частности, на прошлой неделе Национальный банковский совет согласился с тем, что Счетной палате нужно разрешить провести проверку ЦБ.

— Счетная палата предложила несколько тем для проверки, — поведал глава Центробанка. — Некоторые из них не вызывают ни малейшего сомнения. Но лично мне непонятна цель проверки операций с государственными ценными бумагами и векселями иностранных государств. Странно это. Ведь как раз сейчас внешний аудитор (PricewaterhouseCoopers) проводит проверку, которая продолжится до середины мая. И большое внимание уделяется именно операциям с золотовалютными резервами. Проверка объемная и для аудитора, и для проверяемого. А тут еще одну предлагают, которая будет наслаиваться на предыдущую. Они что, хотят повторить работу аудитора?

Высказался Игнатьев и по поводу уже состоявшейся «ревизии» Генпрокуратуры, которая, по словам представителей этого ведомства, обнаружила «предпосылки для проявления коррупции». А все потому, что выявила более тысячи сотрудников ЦБ, владеющих акциями банков.

— Что значит выявила? — возмутился Игнатьев. — Мы сами предоставили эту информацию. Нет закона, который бы запрещал нашим сотрудникам владеть акциями банков. Более того, совет директоров ЦБ ежегодно рассматривает и обсуждает эту информацию. В частности, чтобы не направлять сотрудника, владеющего акциями банка -икс, на проверку в банк -икс.

— А не хотели бы вы инициировать норматив, который бы запретил сотрудникам Центробанка владеть ценными бумагами кредитных организаций? — не унимались журналисты.

— Запретить владеть? Боюсь, они передадут акции родственникам и друзьям… Не знаю, насколько это будет полезно, — ответил Игнатьев.

— А у вас есть акции каких-либо банков? — спросили «Известия».

— Акций у меня нет и не собираюсь их приобретать, — признался Игнатьев. — Этим надо заниматься, а то вдруг вложишь деньги, а назад не получишь.

— Не верите в нашу банковскую систему?

— Что вы, что вы, такого я не говорил, — засмеялся глава ЦБ.

Последний по регламенту, но не по значимости вопрос журналисты задали практически на ходу — Игнатьев торопился на важную встречу: «Работу менять не собираетесь? Как относитесь к тому, что сейчас активно обсуждают ваших преемников?».

— Не знаю, кто и что обсуждает. Но я пока работу менять не собираюсь, — расставил точки над i глава ЦБ.

Анна КАЛЕДИНА

Фото: официальный сайт Банка России