Вячеслав Бармин: «В кризис надо сберегать»
Фото: Banki.ru

Вячеслав Бармин: «В кризис надо сберегать»

4114

Первый заместитель председателя правления НС Банка Вячеслав БАРМИН в интервью Елене ИЩЕЕВОЙ рассказал, в чем преимущества средних кредитных организаций перед крупными, какие направления бизнеса он считает наиболее привлекательными и почему банк сосредоточил свой бизнес в Москве.

— Как себя чувствуют средние банки на фоне укрупнения госбанков?

— Наш банк чувствует себя хорошо и уверенно, и большинство средних банков также себя чувствуют уверенно. Я как раз не разделяю мнение некоторых коллег, особенно из крупных банков, о некой безысходности, что дальше развивать банковский бизнес в России невозможно. Конечно, определенная категория банков, прежде всего крупные, находится в особом положении, там конкуренция более острая, они наступают друг другу на ноги, идет более ожесточенная борьба.

У средних банков ниши для развития гораздо больше, они более мобильны в принятии решений, у них, наверное, больше потенциальной клиентуры. Если большие банки борются за крупную клиентуру и крупных состоятельных вкладчиков, то средние конкурируют за малый и средний бизнес, за новых клиентов. Вот некоторые говорят, что клиентов больше не становится. Становится!

— Откуда они берутся?

— Вырастает новое поколение, новые студенты. Малый бизнес, который раньше работал, так скажем, «в серую», за гранью официального, переходит на официальные рельсы, чему способствует постоянно наше государство. Нужно взять кредит — для этого необходимо вести официальную деятельность, проводить безналичные расчеты. И поэтому такие клиенты все равно появляются. Да, темпы их роста уже не такие, как раньше. Сейчас очень сложно удваивать или утраивать свой бизнес каждый год. Хотя НС Банк три-четыре года назад ежегодно удваивался.

В прошлом году темпы роста по чистым активам составили 41%, на нынешний запланировано меньше — 24%. Сейчас у нас капитал 3,5 миллиарда рублей, на 1 июля планируется его увеличение до 4 миллиардов.

Что же касается крупных банков, то на определенном этапе, когда ты достиг высот в какой-то области, «будь готов, что к тебе придут и предложат этот бизнес продать или сделают предложение, от которого нельзя отказаться», как говорил один крупный наш бизнесмен.

— Вы считаете, что это нормально, когда бизнесмен растет и понимает, что к нему в любой момент могут постучаться и сказать: «Знаешь, нам понравилось, отдавай!»— на условиях, которые могут быть совершенно невыгодными?

— Слово «отдавай», конечно, никому не понравится. А вот слово «продай»… Как сказал опять же другой крупный бизнесмен, «нет такого бизнеса, который бы не продавался; если бизнес не продается, то это не бизнес, а эмоции».

— Когда правила игры прозрачны и честны, мы готовы по ним играть. Но когда они каждый раз переписываются по новой, вас это не пугает?

— Я считаю, что средним банкам поглощение не сильно угрожает.

— А если вы вырастете?

— Когда мы вырастем, а мы на это нацелены, такое возможно, наверное. Но я сомневаюсь, что мы попадем в двадцатку банков в ближайшие годы. А значит, вряд ли госбанки захотят нас купить.

— Иными словами, тише едешь — дальше будешь…

— Главное — не просто тихо ехать, а соблюдать правила игры и нормативы. С каждым годом все более упорядочивается наша жизнь. Конечно, излишние регуляторские возможности не радуют банкиров. Однако становится больше порядка, и мне этот бизнес больше нравится. Некоторые наши коллеги сыграли или постоянно играют против правил, что подрывает доверие ко всей банковской системе. Вот одна группа банков рухнула не так давно, всполошив весь рынок, все средства массовой информации, — так называемая группа банков Матвея Урина. За этим последовали большие дискуссии в отношении средних банков — в частности, стоит ли вводить ограничение доли вкладов в общем объеме обязательств или увеличивать требования к минимальному капиталу.

Но что спровоцировало эти дискуссии? Банки Урина рухнули по неэкономическим проблемам. Был крупный вывод активов. Собственника посадили. Я думаю, что если собственники какого-либо крупного банка попадут за решетку, не дай бог, то банк тоже рухнет, как и в приведенном примере.

— За вашим столом висит карта Москвы. Известно, что один из акционеров НС Банка — владелец «СУ-155» Михаил Балакин. «Су-155» — крупнейший застройщик столицы, при этом сейчас у нас изменилась система управления городом, многие строительные контракты просто приостановлены. Среди ваших клиентов наверняка немало строительных компаний. Как вы работаете в новых реалиях и за счет чего говорите, что у вас все хорошо?

— Вы только что спрашивали, за счет чего развиваются средние банки. Это происходит за счет профессионализма и нахождения новых ниш. То есть можно делать уверенно, четко и профессионально то, что ты годами делал. И чуть-чуть развиваться. И по темпам, наверное, будешь соответствовать примерно темпам банковской системы по России. Вот за прошлый год она выросла на 15% по активам, допустим, а наш банк — на 41%. Кто-то из средних банков также подрос на 15%, и это нормально. А НС Банк развивается прежде всего за счет внедрения новых технологий. Новых — не то, что мы изобрели вообще новое, чего не было на рынке. Но переняли опыт у тех же крупных. Ввели новые продукты, новые технологии, новые каналы продаж, пошли в те места, которыми крупные банки пока не заинтересовались.

Да, раньше мы именовались Независимым Строительным Банком. Традиционно мы были сильны в обслуживании строительного комплекса и продолжаем с ним работать. У нас сейчас обслуживаются многие средние, малые и некоторые крупные компании, такие как «СУ-155» и другие. В основном они строят либо жилье экономкласса, либо сети, мосты, дороги, сооружения.

— То есть объекты все-таки строятся?

— Конечно. Московский или федеральный заказы пользуются поддержкой. Доля строительной отрасли у нас постоянно снижается и в активах, и в пассивах. Вот структура наших корпоративных клиентов: 36% — это торговля, 20% — строительство. Дальше идут промышленность, финансовые и лизинговые компании, транспорт, связь. И 26% — это прочие отрасли. То есть, что называется, всего понемногу. Можно сказать, что НС Банк сейчас — это полноценный универсальный банк, причем он сбалансирован как по корпоративному, так и по розничному бизнесу, в пассивах примерно 48—49% каждая доля занимает.

— Какие продукты сегодня наиболее востребованы вашими клиентами?

— Как и прежде, очень популярны вклады. К тому же наш вкладчик может прийти в банк и изменить валюту действующего депозита с сохранением процентов. Эта услуга особенно была востребована в кризис. Размещая вклад на два года, никто не может сказать, какие будут котировки валют через два года. Кроме того, все наши вкладчики могут получить бесплатно карты Visa, в том числе и премиального сегмента — золотые. Также они имеют право на скидку при аренде ячеек.

— Сейчас люди по-прежнему склонны больше сберегать, чем тратить?

— Я считаю, что тенденция больше сберегать сохранится на весь текущий год и, возможно, даже на следующий. Абсолютно правильно сделали многие наши граждане, к чему их и призывали банкиры, финансисты и правительство. В кризис надо сберегать.

— Но считается, что кризис уже давно закончился. Неужели до сих пор нужно сберегать?

— Закончился, однако по инерции это еще тянется. Я потому и говорю, что в этом году и, возможно, в следующем тенденция сохранится.

— Банковская система не может существовать полноценно без кредитования. Для банков большая проблема найти качественных заемщиков — прозрачных, достойных, способных возвращать. В какой отрасли сейчас находятся эти потенциальные клиенты?

— За последние полгода — год на рынке появились два очень хороших сегмента. Каковы основные цели кредитования у наших корпоративных клиентов в настоящее время? Это электронные торги, участие в тендерах. И соответствующие компании берут кредиты на выполнение тех контрактов, по которым отсутствует авансирование со стороны бюджета.

Другой сегмент — это развитие малого и среднего бизнеса. Мне очень нравится то, что делает Российский Банк Развития, как он развивает программы. Этот рынок будет расти, роль его в экономике также станет укрепляться, потому что здесь сочетаются как поддержка государства, так и интересы самого малого и среднего бизнеса, а также населения и банков.

— Иными словами, направление развития бизнеса немного меняется…

— Конечно, нужно быть всегда мобильным, в банковском деле крайне важно не быть консервативным. Мы видим, что последние три года банковская жизнь очень сильно меняется в плане информационных технологий, дистанционных каналов продаж.

— Это происходит только в больших городах или в провинции тоже?

— В провинции с этим хуже, если мы говорим про малые города. Там есть проблемы с каналами связи, с Интернетом. В то же время я вижу, что дистанционных каналов становится все больше. Люди сильно заняты. Рабочий день у среднего класса очень длинный, он заканчивается в 8—10 часов вечера. Многие своими счетами занимаются по ночам. У меня много таких клиентов, им поэтому очень важно, чтобы у банка был полноценный интернет-банкинг. Мы всегда поддерживаем на своем сайте актуальную интересную информацию. Она должна быть подана языком, доступным для той категории клиентов, на которую ориентирована.

— Вы сугубо столичный банк или ваша стратегия связана с походом в регионы?

— Наш банк развивает сеть в Москве и Московской области. Кто-то считает конкуренцию здесь очень высокой, но неохваченных ниш достаточно много, и мы успешно развиваемся как раз в Московском регионе. В других регионах сосредоточено всего лишь 10% нашего бизнеса, хотя у нас пять филиалов (Санкт-Петербург, Иваново, Тула, Великий Новгород и Нижний Новгород). Мы решили в ближайшее время новых филиалов не открывать, а сосредоточиться на открытии допофисов и расширении бизнеса в данных регионах.

— Нередко банкиры любят посещать под видом клиентов офисы других кредитных организаций, чтобы посмотреть, как оформляются отделения, какие продукты предлагаются. А вы проводите такие инспекции?

— Недавно как раз прошелся по офисам в Нью-Йорке. Мне очень понравилось, как они оформлены. Великобритания и Америка очень похожи, там большое внимание уделяется как раз дистанционному обслуживанию. Несмотря на то что классические операционисты и классические оперзалы существуют, зоны самообслуживания занимают все большую и большую часть. Если раньше это были один-два банкомата, то сейчас их уже четыре-пять. Последняя новинка — автоматический депозитарий, не в отдельных кабинетах, как прежде, а в этой же зоне самообслуживания. То есть ночью ты можешь прийти и по своему ключу или отпечатку пальца взять или положить деньги, драгоценности, что угодно. Есть некоторые офисы, в которых 10—15 устройств самообслуживания и всего один консультант работает. И к нему, на удивление, нет ни одного человека. То есть финансово и технически грамотных людей там очень много. Но я думаю, что мы скоро их догоним, если не обгоним, потому что молодое поколение у нас вырастает очень-очень грамотное. Могу по своему сыну сказать, хотя считаю себя вроде бы информационно продвинутым, но, тем не менее, он уже опережает меня по многим вопросам.