Александр Потемкин: «Каждый сбой для нас — это тест»

Александр Потемкин: «Каждый сбой для нас — это тест»

2550

В конце апреля на ММВБ произошло сразу несколько серьезных технических сбоев. На этой торговой площадке сконцентрировано 80% объема российского биржевого рынка. Насколько велики риски повторения ситуации в будущем и как изменится биржевое пространство в ближайшее время, Ъ рассказал президент ММВБ Александр ПОТЕМКИН.

— Когда в апреле на ММВБ произошло несколько сбоев, биржа официально заявила, что в одном случае торговая система не смогла справиться с рекордным объемом торгов валютой. В другом — падение напряжения привело к длительной остановке торгов во всех секциях (валютной, фондовой, госбумаг). Почему это произошло? Каковы результаты расследования их причин?

— На протяжении последних полутора лет все усилия в области программно-технического комплекса биржи были направлены на обеспечение бесперебойной работы и повышение скорости проведения операций. Это необходимо, поскольку в настоящее время на ММВБ объемы торгов составляют около $5,5 млрд в день, тогда как в прошлом году объемы были в 4—4,5 раза меньше. С ростом оборота и количества подаваемых заявок — более 500 тыс. в день — растет нагрузка на программно-технический комплекс биржи (ПТК). В отдельные секунды заключается несколько сотен сделок. Поэтому важно, чтобы система максимально корректно и быстро обрабатывала запросы. И обновление программно-технического обеспечения обходится бирже в сумму порядка $10 млн в год.

К сожалению, такие сложные технические системы, как программно-технический комплекс ММВБ, работающие в режиме реального времени, особенно в ситуациях значительного увеличения нагрузки могут давать сбои. Мы стараемся предотвратить это, а если сбои случаются — преодолеть их последствия как можно быстрее, обеспечивая минимизацию их воздействия на наших клиентов. Каждый сбой для нас — это тест, который позволяет выяснить, насколько эффективно и надежно наш модернизированный ПТК может реагировать не только на новые задачи финансового рынка, но и на нештатные ситуации. Кроме того, сбой — серьезный сигнал о том, в каком направлении нужно продолжать модернизировать ПТК.

Мы меньше всего ожидали, что в течение апреля будут зафиксированы сразу три сбоя, приведшие к остановкам торгов на наших рынках. И что все они будут связаны с довольно простыми событиями, а не с недостатками в работе самого ПТК. Мы должны были предвидеть рост оборотов на валютном рынке и пересмотреть «разрядность» системы (с 10 до 16 числовых разрядов). Но обычный оборот на рынке валюты не превышал $4,5 млрд в день, а 12 апреля неожиданно перевалил за $10 млрд. И за падение валютной секции биржи мы со своих программистов спросим. А вот последовавшие за этим два сбоя 19 и 20 апреля вызвали у руководства ММВБ чрезвычайное беспокойство. С одной стороны, мы уже определенно можем сказать, что произошло это по причинам внешнего характера — сначала из-за сбоя в оборудовании одного из ведущих провайдеров, затем из-за серии перебоев в подаче электричества. Но обстоятельства приостановки торгов в течение двух дней вызвали серьезное недовольство участников рынка, а в прессе были высказаны сомнения по поводу надежности ПТК ММВБ. Все это заставило нас не ограничиться простым поиском и наказанием виновных, а серьезно заняться вопросами повышения устойчивости нашей системы к нештатным ситуациям.

— Какие меры принимаются для предотвращения повторения сбоев?

— 20 апреля, то есть уже на следующий день после сбоя в работе одного из коммуникационных провайдеров, были осуществлены доработки программного обеспечения торговой системы ММВБ, повышающие уровень надежности системы и ее независимость от возможных отключений сетевых провайдеров. Профилактические и тестовые мероприятия по недопущению повторения ситуаций, связанных с перебоями в подаче электричества, начались уже в пятницу вечером 20 апреля. Уже к 23 апреля смонтирована и подготовлена к опытной эксплуатации вторая независимая система бесперебойного электропитания, а затем проведен ее полноценный ввод в эксплуатацию.

Чтобы основательно проанализировать причины происшедшего и снизить вероятность сбоев в будущем, мы создали специальную комиссию при правлении ММВБ. Эта комиссия уже предложила принять ряд мер по повышению надежности работы ММВБ, включая разработку и утверждение регламента взаимодействия ММВБ и участников торгов в нештатных ситуациях (включая регламент работы систем оповещения), проведение дополнительного комплексного тестирования работы всех систем ПТК ММВБ и ВПТС в различных режимах, включая нештатные ситуации, организацию внешнего независимого технического аудита технического центра ММВБ.

— Можете ли вы оценить потери от сбоев? Какие издержки понесет ММВБ для повышения надежности торговой системы? Какие потери понесли участники торгов — брокеры и их клиенты?

— Любая приостановка торгов на бирже из-за технического сбоя, безусловно, очень неприятная ситуация как для нас, так и для наших клиентов. Для участников торгов это недополученная прибыль, для биржи — потеря доходов, получаемых ею в виде комиссионных от каждой сделки. К сожалению, дело осложнилось еще и особенностями рестарта торговой системы ММВБ после приостановки торгов 20 апреля. Было установлено, что в течение периода времени с 10:31.21 по 12:40 мск ПТК ММВБ не проводил транзакций, связанных с приемом заявок и осуществлением сделок. Однако несколько электронных брокерских систем, установленных у участников торгов в течение нескольких минут после 10:31.21 получали клиентские заявки, которые торговая система ММВБ уже не могла провести. Мы незамедлительно отреагировали на обращения со стороны участников торгов и готовы оказать содействие в выявлении причин расхождения информации.

Что касается затрат ММВБ на проведение мероприятий по повышению надежности ПТК, думаю, это будет внушительная сумма, которую нам придется утвердить в бюджете на 2007 год на основании окончательных рекомендаций комиссии правления ММВБ.

— В последние годы в мире происходит процесс консолидации биржевых площадок. Четыре европейские биржи — Парижская, Брюссельская, Амстердамская, Лиссабонская — объединились в Euronext. Позже ее приобрела Нью-Йоркская фондовая биржа. В 2005—2006 годах немецкая Deutsche Borse и американская NASDAQ боролись за объединение с Лондонской фондовой биржей. Когда можно ожидать появления в России вместо двух ведущих фондовых бирж — одной?

— С точки зрения деловых потребностей ситуация, в которой возможно объединение двух бирж, постепенно назревает. Если мы откажемся от решения проблемы, на каком-то этапе это станет препятствием для снижения инфраструктурных издержек для участников российского финансового рынка. Мы уже неоднократно проводили консультации с менеджментом РТС о том, каким образом объединение может произойти. РТС и ММВБ — холдинговые структуры, включающие различные компании, обеспечивающие полный круг услуг для функционирования финансового рынка в технологической цепочке торговля-клиринг-депозитарий-расчеты на базе собственного программно-технического комплекса. Поэтому важно, чтобы объединение биржевых холдингов обеспечило синергетический эффект при оптимизации этой технологической вертикали.

Мне кажется, в нашем случае лучше начать с поисков консолидации бизнеса на примере отдельных компаний холдингов ММВБ и РТС. Например, создание центрального депозитария — хороший повод и объект для приложения наших совместных усилий. Если две компании, претендующие на статус центрального депозитария — Национальный депозитарный центр (НДЦ) и Депозитарно-клиринговая компания,— определятся с долями своих участников-акционеров в едином проекте, это будет хороший пример слияния двух структур в единую для всех инфраструктурных элементов финансового рынка.

Кстати, достигнуть в такой ситуации компромисса на уровне акционеров очень непросто: нужно договориться по критериям и уровню оценки стоимости бизнеса двух компаний, поделить доли в акционерном капитале, определить круг компаний-акционеров, готовых стать стратегическими инвесторами в новом проекте. Но зато достижение соглашения по объединению расчетных депозитариев откроет дорогу для глобального слияния биржевых инфраструктурных холдингов.

— Возникает вопрос- кто будет стоять у руля новой, объединенной структуры?

— Это пока шкура неубитого медведя. На мой взгляд, менеджмент РТС и ММВБ — это профессионалы, которые всегда найдут себе место наемного менеджера в среде профсообщества финансового рынка или станут участниками бизнес-проекта в корпоративной сфере. А вот продолжение контракта на бирже в новых условиях — предмет обоюдовыгодных договоренностей с акционерами.

— Нынешняя политика государства состоит в том, чтобы ЦБ вышел из состава инфраструктурных проектов, а сотрудники ЦБ — из руководства инфраструктурных организаций. Недавно глава ЦБ издал соответствующий приказ. Когда он будет реализован?

— Я не готов обсуждать эту тему подробно: пока все это в ранней стадии реализации. Тем не менее сейчас на примере выхода Банка России из органов управления и капитала НДЦ определяется не только позиция Центрального банка, но и позиция федеральных органов власти в отношении регулирования инфраструктуры российского рынка ценных бумаг. Оставит ли государство за собой только регулятивные функции или будет принимать непосредственное участие в капитале организаций, относящихся к сфере национальной инфраструктуры, как, например, в области трубопроводного или железнодорожного транспорта, электроэнергетики. Какой будет форма контроля государства над биржевой структурой — не может быть определено исходя из сиюминутных соображений.

— Если из акционерного капитала ММВБ уйдет Центральный банк, кто займет место ЦБ в капитале биржи?

— Это зависит от позиции крупнейших российских банков, которые уже являются акционерами биржи. Если они захотят увеличивать свою долю, в рамках ЗАО действует преимущественное право и несложно укрупнить пакеты акций, находящиеся в их руках. Но мне кажется, было бы полезно для биржи и появление других категорий участников финансового рынка — инвестиционно-брокерских компаний, инвестиционных фондов. Укрепило бы позиции биржи на глобальном международном рынке расширение участия в ее капитале крупных западных финансовых институтов. У нас, кстати, западный капитал на бирже представлен в лице Международного московского банка, владельцем которого недавно стал крупнейший европейский банковский холдинг UniCredit Group.

— Какова вероятность выхода ЦБ из числа учредителей НДЦ?

— Такое развитие событий — дело уже решенное. И в этом случае выйти без имущественных потерь из состава НДЦ ЦБ сможет только после преобразования НДЦ из некоммерческого партнерства (НП) в акционерное общество.

— В чем преимущество выхода из ЗАО по сравнению с выходом из НП?

— ЦБ не сможет выйти из НП без финансовых потерь. В соответствии с уставом партнерства он получит лишь свой первоначальный взнос, сделанный им в качестве учредителя в 1997 году (24,5 млн руб.). И это при том, что он располагает 42,2% голосов партнерства, стоимость чистых активов которого превышает 1 млрд руб. В рамках АО получить свою долю в имуществе НДЦ путем продажи акций — совсем другое дело. И, наверное, каждому понятно, что для Банка России неприемлемы какие-либо особые схемы, позволяющие «относительно легальным способом» обойти ограничения устава.

Но необходимость преобразования НДЦ из НП в АО назрела давно. Деятельность НДЦ приобрела все признаки коммерческой организации, оказание услуг осуществляется на платной основе, а финансирование деятельности общества происходит за счет доходов от предпринимательской деятельности. С точки зрения ММВБ как основного учредителя НДЦ (50,28% голосов партнерства), тоже неясно, каким по стоимости активом мы владеем. И наконец, законопроект о центральном депозитарии предусматривает теперь его организационно-правовую форму в виде акционерного общества.

— Каковы аудированные результаты работы группы за 2006 год? Как эти данные соотносятся с показателями прошлых лет? Что они позволяют делать участникам торгов?

— Наши доходы по МСФО выросли в два раза и по итогам 2006 года составили порядка 6 млрд руб., чистая прибыль увеличилась в 2,5 раза и достигла 2,6 млрд руб. Важен для меня и рост капитала группы ММВБ — он превысит 10 млрд руб. Если сравнивать с 2003 годом, то доходы выросли более чем в пять раз, прибыль — в 26 раз. Капитал вырос по сравнению с концом 2003 года почти в два раза. Что это дает? Прежде всего — повышение надежности с точки зрения риск-менеджеров, увеличение лимитов на проведение операций на ММВБ, рост торговых оборотов. Еще — массовый приход на российский финансовый рынок иностранных участников, которые стали воспринимать ММВБ как один из ведущих мировых центров торговли ценными бумагами. Хорошие торговые обороты и финансовые результаты позволяют нам постоянно снижать стоимость инфраструктурных издержек российских участников рынка. За 2006 год мы снизили комиссию на валютном рынке, а также по целому ряду инструментов фондового рынка. В этом году будем снижать на рынке госбумаг.

— На что будет направлена прибыль группы?

— Прибыль — основной источник увеличения капитала ММВБ и дочерних компаний. В дальнейшем увеличении капитализации нуждаются и Национальный депозитарный центр, и Расчетная палата ММВБ — для повышения их привлекательности как центров расчетов денежными средствами и ценными бумагами. Нам не хочется слушать разговоры участников торгов, особенно иностранцев, что кто-то еще сомневается в целесообразности принятия риска на российскую расчетно-депозитарную систему биржевого рынка. Поэтому желательно довести капитал НДЦ до 1,5—2 млрд руб. и капитал Расчетной палаты ММВБ — до 1 млрд руб.

Новая «дочка» ММВБ — банк «Национальный клиринговый центр» (НКЦ) — постепенно станет объектом стратегического вложения капитала биржи. Учитывая наши амбиции по созданию на его базе системы централизованного клиринга для биржевых рынков ММВБ, то есть превращения его в центральную сторону по всем сделкам не только на валютном, но и на рынке ценных бумаг, капитал порядка 3 млрд руб. не покажется чрезмерным. Особенно если учесть необходимость выполнения обязательных банковских нормативов.

— Что даст увеличение суммы гарантий на НКЦ для участников рынка?

— Как вы знаете, в рамках вышеуказанного проекта впервые в практике финансового рынка в России будет внедрен механизм проведения торгов на валютном рынке с использованием центральной стороны по сделкам. Это означает, что заключение сделок по покупке и продаже валюты на единой торговой сессии будет осуществляться только после подтверждения НКЦ двух встречных заявок, поданных участниками торгов, разумеется, при совпадении условий этих заявок по цене и объему. При таких условиях НКЦ становится контрагентом для каждого из участников торгов и может нести ответственность за неисполнение обязательств по сделке со стороны недобросовестного участника.

На основании рекомендаций Базельского банка международных расчетов капитал клиринговой организации должен покрывать курсовой риск по операциям самого крупного участника, а лучше — двух-трех участников клиринга. По итогам прошлого года на трех крупнейших участников валютных торгов приходилось до $3 млрд в день. Текущий капитал НКЦ (235 млн руб.) достаточен, по нашим расчетам, для покрытия курсовой разницы с $600 млн. Как видите, этого недостаточно. Поэтому ММВБ решила предоставить гарантии НКЦ в размере 2,6 млрд руб., что позволит увеличить покрытие до $8 млрд.

— Неужели централизованный клиринг играет в повышении качества биржевых торгов такую ключевую роль?

— Определяющую. Например, когда говорят, что западные участники рынка не хотят брать на себя риски российской расчетно-депозитарной и клиринговых систем, то это неправда. Западные кастодианы готовы брать риски российских депозитариев. А вот проблема отсутствия централизованного клиринга начинает сказываться на развитии рынка. Сейчас правила такие: вноси под свои сделки 100-процентное обеспечение деньгами либо ценными бумагами и торгуй как хочешь. В этой конфигурации профучастники получают расчеты по своим сделкам сегодняшним днем — так называемая система «Т+0». А вот для западных игроков более привычна и удобна другая модель: низкие объемы предварительного депонирования, которые вносятся в систему биржи накануне сделок, но вместо этого расчеты по сделкам происходят в следующие дни. По мере того как западные игроки приходят работать в Россию, мы начинаем искать условия совмещения этих двух моделей.

— Разве так много иностранцев желает купить российские активы на российской же бирже? Ведь они могут, не принимая никаких наших рисков, купить, например, ADR на российские акции на западных рынках?

— По итогам торгов за первый квартал 2007 года 27% участников фондового рынка на ММВБ — иностранные клиенты российских компаний и банков. Да, участником рынка на ФБ ММВБ может быть только российский брокер, но мы видим поток денег, генерируемый нерезидентами. Я не могу называть их, но на мой прямой вопрос участникам рынка о наличии среди их клиентов американских пенсионных фондов я получаю утвердительный ответ. У нас они могут купить локальные акции, обходя ограничения на количество ADR, существующие на Западе.

— Как изменилась жизнь фондовой биржи после выполнения приказ ФСФР о прекращении торгов в 18.00?

— В феврале-марте мы провели консультации со всеми заинтересованными в этой проблематике сторонами, чтобы выяснить потребности участников торгов. По итогам этих консультаций стало ясно, что большинство участников рынка действительно хотят сократить вечернее время работы. Сейчас приоритеты изменились. В 2002 году многие были готовы работать по вечерам, сейчас все иначе. Проявилась позиция топ-менеджмента ведущих брокерских компаний: они заинтересованы в использовании вечернего времени для развития внебиржевого рынка. В этом стремлении нет ничего иррационального, на Западе все именно так и происходит. Так что нам приходится считаться с тем, что, собственно, за сохранение биржевой сессии никто особенно и не высказался.

После 26 марта прошло почти два месяца, и мы видим, что объемы торгов действительно сократились — где-то на 10—15%. Убытки эти скорее виртуальные, так как в последнее время общий объем торгов вырос достаточно существенно, так что потери из-за сокращения времени торгов мы скоро компенсируем.

Елена ГОСТЕВА

Фото: «Коммерсант»