Михаил Шишханов: «Видел новые черные списки банков — целых три»

Михаил Шишханов: «Видел новые черные списки банков — целых три»

1930

 

Банковский кризис, уничтоживший в прошлом году около 30 банков, начался весной. 13 мая сдался Содбизнесбанк, потом «КредитТраст». В интервью спецкорреспонденту Газеты Юлии ГОВОРУН президент БИН-Банка Михаил ШИШХАНОВ рассказал о том, что списки кандидатов на ликвидацию в этом году уже появились.

«Финансовая нагрузка для банков терпима»

Первый тур отбора банков в систему страхования вкладов закончен. Эффект уже ощутим?

Оценить эффект от введения системы страхования можно будет, когда Агентство по страхованию вкладов проведет первые выплаты вкладчикам. От их качества будет зависеть, какая чаша весов перевесит; укрепления или ослабления доверия клиентов к банкам. Сейчас можно лишь говорить о том, что на фоне вхождения банков в систему увеличивается объем банковских депозитов. Что свидетельствует о росте доверия вкладчиков.

Банки вынуждены совершать отчисления в фонд страхования. Насколько они тяжелы для кредитных учреждений?

Финансовая нагрузка для банков терпима. Думаю, что, если бы сумма страховых отчислений оказалась высокой, мы бы не стали свидетелями того ажиотажа, который происходил вокруг допуска в систему, а порой и спекулирования информацией.

«С несколькими тысячами долларов на фондовом рынке делать нечего»

Какие советы можно дать вкладчикам в условиях убыточности депозитов?

Можно вложить средства в фондовый рынок, купить недвижимость и сдавать ее в аренду, можно попытать счастья в казино. Все зависит оттого, какой суммой обладает человек и к какой степени риска он готов. Утверждения о том, что фондовый рынок более доходный, на мой взгляд, достаточно некорректное — он лишь потенциально более доходный, но и более рисковый. Да и сумма вхождения в него велика. С несколькими тысячами долларов на фондовом рынке делать нечего. На рынке недвижимости тоже достаточно большая цена первоначальных инвестиций. Риски сохранности вложений, правда, более высоки, но при этом ликвидность может быть крайне низкой. При этом убыточность банковских депозитов- понятие условное. Есть банки, которые предлагают низкую доходность, а есть вполне сопоставимые с уровнем инфляции и даже превышающие ее. Главнее, клиент вправе выбирать сам. Могу только добавить, что самый небезопасный и убыточный вариант, как для самих частных лиц, так и для государства — это хранить сбережения дома.

Банкам выгодны средства частных лиц?

Здесь дело не в ежесекундной выгоде. Работа с физлицами — стратегическое направление с большим сроком окупаемости и крупными первоначальными инвестициями. Нужно отстроить сеть. Так, открыть одно розничное отделение в Москве в среднем обходится в 4—4,5 млн. рублей, филиал в городе-миллионнике тянет на 11—14 миллионов. Банки идут на эти инвестиции потому, что средства частных лиц — это стабильный источник длинных ресурсов. Сегодня сроки кредитования у российских банков в среднем составляют не более 9 месяцев. Разве можно за столь короткое время построить завод, отработать и вернуть кредит или, к примеру, рассчитаться по ипотеке?

Как относитесь к идее введения безотзывных вкладов?

Положительно. Причем не только с позиции банка, но и с позиции вкладчика. До сих пор у нас вклады только де-юре были «срочными», а де-факто в соответствии с текущим законодательством — «до востребования». Это делало работу банков по управлению своей ликвидностью сравнимой с работой сапера. Прошлогодняя нестабильная ситуация на рынке это подтвердила. При этом экономических предпосылок для так называемого кризиса не было. Проблемы существовали у одного-двух банков, но они не имели системного характера. В конечном итоге пострадали вкладчики. Ввдь с рынка ушли и те банки, которые занимались рыночным бизнесом, а их экс-клиенты до сих пор возвращают свои сбережения.

«Удивился тому, что списки так «плохо размножаются»

Сейчас обсуждается введение новых правил борьбы банков с отмыванием грязных денег и финансированием терроризма. В категорию подозрительных клиентов может попасть любой, кто совершает через банк сделку в интересах третьих лиц. Но это ухудшит работу банков..

Не думаю, что введение подобных мер осложнит работу банка него взаимоотношения с клиентами. Органы по борьбе с отмыванием грязных денег, как и правоохранительные структуры, и раньше имели право запросить информацию по подозрительному клиенту. Большинство банков с ними сотрудничает. Думаю, что и сейчас кредитные организации будут придерживаться сложившейся практики сотрудничества с подобного рода организациями.

Уже начали появляться спекуляции на тему новых черных списков банков. К чему это может привести?

Работает фактор «испорченного телефона»: кто-то что-то услышал, понял по-своему, рассказал еще кому-то — и понеслось. Новые черные списки видел — как минимум три. Учитывая весенний фактор, удивился только тому, что списки так «плохо размножаются». Но сегодня уже и у банков, и у чиновников есть опыт прохождения репутационных кризисов, дай вкладчики, уверен, сделали для себя выводы.

Юлия ГОВОРУН

Фото: Журнал «Эксперт»