Алексей Кудрин: «Угадать, на чем выиграть, невозможно»
Фото: Profi-forex.org

Алексей Кудрин: «Угадать, на чем выиграть, невозможно»

5461

Бывший вице-премьер Алексей КУДРИН, более десяти лет занимавший пост министра финансов, рассказал в интервью РИА Новости, почему говорил Владимиру Путину о необходимости сменить экс-премьера Михаила Касьянова, при каких условиях готов вернуться во власть и что думает о нынешнем главе Минфина, а также дал прогноз по ситуации с евро.

— Алексей Леонидович, во время «прямой линии» с россиянами накануне премьер Владимир Путин сказал, что вы просили отставки тогдашнего главы правительства Михаила Касьянова. Чем была вызвана эта просьба?

— Могу сказать, что у меня были нарекания к работе Касьянова в части проведения определенных реформ, может быть, медлительности проведения этих реформ. И в работе над некоторыми своими документами я эти замечания высказывал публично в адрес Касьянова еще тогда, когда он был премьером. Мои отношения с Касьяновым все знали, публично я высказывал свое несогласие с его некоторыми позициями. Однажды это произошло на коллегии Минэкономразвития, вся страна смотрела за этим конфликтом. Я считал, что мы медленно проводим реформы, когда, мне казалось, можно делать значительно больше. Именно это и служило причиной того, что я высказывал свою критику в адрес Касьянова и говорил об этом президенту Путину. А о подозрениях в жульничестве такого я, скорее всего, не говорил. Это были чисто деловые конфликты и критика.

— Фактически вам в прямом эфире было сделано предложение продолжить работать во власти. Как вы к этому относитесь и в каком качестве себя видите?

— Я благодарен премьеру за высокую оценку моей работы за эти 10 лет. Я с интересом выслушал это высказывание, но никаких конкретных предложений не получал. Дело также упирается и в мое несогласие с конкретными мерами, которые приняли и президент, и правительство. Если эти решения не будут пересмотрены, я сомневаюсь, что смогу в ближайшее время вернуться во власть.

— То есть помимо предложения о каком-либо посте должны быть выполнены какие-то экономические требования?

— Должен быть четко проговорен перечень реформ — я считаю, реформы в последнее время стали затухать — в том числе в сбалансированности бюджетной системы в ближайшие годы, включая пенсионную систему. Так что вот эти вопросы будут прежде всего предметом обсуждения, если меня пригласят в правительство. И если не будут изменены те ранее принятые решения, то маловероятно, что я вернусь.

— Получается, что сам пост менее важен для вас?

— Это тоже важно, но когда мне что-то предложат, тогда и будем обсуждать. Безусловно, и сами принципы, и сам пост являются принципиальными вещами.

— А если в 2013 году вам предложат возглавить Центробанк, вам это потенциально будет интересно? Я понимаю, что это довольно далеко.

— Поэтому сейчас об этом еще рано говорить.

— По поводу нынешнего министра финансов — как вы считаете, когда он может потерять приставку и. о. и будет ли это Антон Силуанов или какой-то другой человек? (Пока готовилось это интервью, Силуанов уже стал полноценным главой Минфина. — Прим. ред.)

— Я не знаю предпочтений президента, поэтому мне трудно говорить, будет ли ему предложено. А об Антоне Силуанове могу только сказать, что это профессионал, который владеет всеми механизмами работы, всеми рычагами и имеет очень большой опыт, поэтому он достоин поста министра.

— Вы известны своими сбывшимися прогнозами, Россия держит порядка 40% международных резервов в евро и сейчас всех, в том числе и простых россиян волнует, что будет с этой валютой?

— Конечно, в зоне евро есть риски, и дальнейшие очертания зоны евро, параметры всей этой валютной системы будут меняться. Но сама реформа евро не значит, что эти деньги исчезнут — просто они заменятся какими-то другими деньгами. Потому что экономика останется, еврозона, она останется примерно такой же мощи, как сейчас. Просто, возможно, мы будем иметь другую единицу — будет ли она называться евро или ряд стран получат другие, и будут некие принципы обмена, поэтому принципиально совсем они не исчезнут. Но соотношение с долларом все равно будет колебаться — и до, и после такой реформы, поэтому я бы особенно не беспокоился. Может быть, долю евро, у кого они есть, можно в своем портфели снизить, но я всегда говорил, что предлагал держать в трех валютах — в долларах, евро и рублях. Я считаю, что по-прежнему должна быть такая пропорция.

— То есть если треть вложений уже в евро, ее не нужно снижать в пользу долларов или рублей?

— Я думаю, что сейчас волатильность валют настолько высока, что угадать, на чем выиграть, невозможно. А евро не исчезнут, они обменяются на другие деньги или другие евро, может быть, это будет зона не из 27 стран. В самом-самом-самом крайнем случае это будут те же марки и франки, так что беспокоиться чрезвычайно не стоит, а угадать развитие рынка очень трудно.

— Может быть, лучше вообще хранить в рублях?

— Рубли, так же как и другие, имеют свои риски, так что лучше — в рублях, долларах и евро.

— В недавнем интервью вы сказали, что вторая волна кризиса уже наступила. Как вы считаете, какой Россия выйдет из этого кризиса?

— Мы в этот кризис входим более ослабленные. Хотя у нас больше опыта борьбы с кризисом, но у нас меньше золотовалютные резервы и существенно выше зависимость от нефти. Поэтому в случае разворачивания кризиса это будет, может быть, непросто. Надеюсь, что этот кризис будет менее глубоким. Поэтому Россия, безусловно, основные проблемы решит, но я бы предварительно снизил все-таки нашу зависимость от нефти, что потребует пересмотра оборонных расходов и принятия некоторых решений, в том числе увеличение пенсионного возраста. Тогда мы будем более уверенно смотреть в будущее. Так делают все страны сейчас, Россия не исключение. Высокие цены на нефть и небольшие резервы, которых хватит всего на год, они в случае такого же кризиса, как в 2008 году, это все-таки недостаточная защита. Нам нужно думать и о будущих годах и после кризиса. Плохо, когда надо будет сокращать расходы в момент кризиса, это всегда усиливает кризис. А если мы будем более готовы и менее зависимы от такого сокращения, то это будет более благоприятно влиять на общую ситуацию в бизнесе. Правительство не должно в момент кризиса резать расходы, это является усиливающим, таким проциклическим шагом. В прошлый кризис мы увеличивали расходы, а сейчас получилось, что мы их увеличили до кризиса и можем во время кризиса их не удержать. Вот в чем проблема. Если мы не примем предварительные меры, то нам придется сложнее и мы выйдем из кризиса более ослабленными, чем в прошлый раз.