Александр Левковский: «Я еще не все сказал в той сфере, где всегда работал»
Фото: Пресс-служба СМП Банка

Александр Левковский: «Я еще не все сказал в той сфере, где всегда работал»

7253 2

Год назад Александр ЛЕВКОВСКИЙ стал первым заместителем председателя правления СМП Банка. За прошедший год банк не только изменился — перед ним были поставлены амбициозные задачи на перспективу. В интервью порталу Банки.ру Левковский рассказывает о том, почему СМП Банк перестал быть «бутиком», в какой новой реальности предстоит вести банковский бизнес и почему он, покинув прежнее место работы, не сменил сферу деятельности.

— С какими показателями СМП Банк завершил 2011 год и как вы их можете оценить?

— За прошедший год банк сделал очень большой рывок вперед. Объем чистых активов составил почти 108 миллиардов рублей — по сравнению с 72 миллиардами на начало года. Банк поднялся и в ренкингах: если год назад он был ближе к 60-му месту по активам, то теперь он на 41-м. Также вырос капитал — он прибавил 3,3 миллиарда и составил 8,6 миллиарда рублей. Прибыль банка после создания резервов составила почти 3 миллиарда. Это тоже очень высокий показатель. Правда, замечу, когда мы будем подтверждать отчетность по международным стандартам, часть этой прибыли будет квалифицирована аудиторами как увеличение капитала акционерами.

— Далеко не все кредитные организации могут похвастаться хорошими показателями по итогам прошлого года…

— Я думаю, что СМП Банку нет смысла сравнивать себя с небольшими или средними банками, надо равняться на лидеров отрасли. И наши результаты — это работа всего коллектива банка. Мы стартовали с относительно небольших величин. И если посмотреть абсолютные цифры прироста, то нам надо еще очень-очень много работать, поскольку поставлены амбициозные задачи, например, войти в топ-30 российских финансовых институтов. Это может стать реальностью уже в течение ближайших трех лет. Но надо учитывать, что каждый следующий шаг наверх будет даваться труднее предыдущего, иллюзий на этот счет у нас нет. Наверху конкуренция намного выше, там каждый шаг может быть не на миллиарды, а на десятки и сотни миллиардов.

— Далеко ли планируете шагнуть в нынешнем году?

— Планы очень большие. Банк универсальный, и мы не будем отходить от этой модели. У нас есть амбициозные задачи по работе с крупнейшими клиентами — так называемыми «голубыми фишками». В прошлом году мы начали предоставлять многим из них услуги на финансовом рынке. Будем стараться предлагать и другие, в том числе расчетные, расширять список проводимых торговых операций. Мы также предложим им услуги по торговому финансированию.

Кроме того, перед нами стоит задача по модернизации программы кредитования малого и среднего бизнеса. Необходимо приблизить ее к лучшим рыночным стандартам и повысить конкурентоспособность. Еще мы планируем получить доступ к финансированию специализированных институтов и фондов развития, которые профессионально занимаются развитием малого и среднего предпринимательства. Вообще, для СМП Банка развитие сотрудничества с малым и средним бизнесом должно стать одним из приоритетных направлений, потому что это — тот клиент, потребности которого наш банк вполне способен удовлетворить в полной мере.

— Есть ли планы по развитию розницы?

— Да, и очень большие. Розничный бизнес банка заметно вырос в прошлом году — на сотни или даже на тысячи процентов. Почему — понятно, ведь, по сути, это был старт практически с нуля. На это направление мы привлекли много новых сотрудников с хорошим опытом, и есть надежда на то, что теперь мы сможем запустить сразу несколько качественных розничных продуктов. Ипотека, которую мы значительно улучшили в прошлом году, уже пользуется хорошим спросом. Очень активно развивается «пластик». Если посмотреть данные по эмиссии, то на конец прошлого года ее объем составил почти 108 тысяч карт, а на начало — было лишь 59 тысяч. Пока это в основном дебетовые карты. Но я надеюсь, что в скором времени мы сможем активно продавать и кредитные.

— Как планируете развиваться в будущем — одновременно наращивать объемы по всем направлениям бизнеса или что-то будет в приоритете?

— Я думаю, что у нас очень хороший коллектив, который может делать много дел одновременно, и мы будем развивать все параллельно. Я надеюсь, что будет интенсивно развиваться направление государственных финансов — за прошедший год, например, наш портфель вырос до 10 миллиардов рублей практически с нуля. Кроме того, у нас, мне кажется, очень удачно развивается направление операций на открытом рынке. В нашем портфеле ценных бумаг только качественные эмитенты, и он существенно вырос за прошедший год — с почти 20 миллиардов рублей до более чем 49 миллиардов.

Словом, я думаю, все будет развиваться в комплексе. Мы активно начали операции на рынках, где банк раньше вообще не присутствовал, в частности на рынке операций с драгоценными металлами. На мой взгляд, именно через диверсификацию бизнеса и расширение сферы присутствия мы сможем добиться максимального результата.

— Многие участники рынка прогнозируют, что нынешний год будет непростым для банковского сектора. Вы согласны с этим?

— Мы вступили в какую-то абсолютно новую реальность, в длительный период нестабильности. Он может продолжаться не так, как раньше — месяцы или отдельные годы, — может пройти много лет. И нам просто надо научиться работать в новых условиях.

— Как же можно что-то планировать, строить бизнес, если никто не знает, что будет?

— Существуют понятные, элементарные вещи, которые необходимо делать. Нужно заниматься оптимизацией затрат, бизнес-процессов, искать новые области роста, повышать качество управления и качество технологий. И, мне кажется, если не страдать таким пороком, как жадность, и принимать аккуратные, взвешенные решения, но при этом не терять динамики, в нынешних условиях можно вполне нормально работать. Оптимизм обязательно должен быть, только он должен базироваться не на завышенных, ничем не подкрепленных ожиданиях, а на расчете собственных сил и готовности к сложной планомерной работе.

— Как вы относитесь к растущей консолидации в банковском секторе? Как отмечают в ЦБ, 50% рынка сейчас приходится на пятерку крупнейших банков. Будет ли эта доля расти? Как себя чувствуют небольшие кредитные организации?

— Первая пятерка банков привлекла во вклады порядка 7 триллионов рублей, и на нее же приходится портфель в 13 триллионов. Естественно, что именно эти банки и диктуют свои условия всем остальным. В этом есть как плюсы, так и минусы.

Плюсы в том, что у России никогда не было финансового института, который имел бы серьезное значение в международном масштабе. С ростом крупнейших банков (особенно это касается, конечно, Сбербанка и ВТБ) у России есть шанс получить финансовые институты, которые будут многое определять не только на внутреннем, но и на мировом рынках. Я считаю, что для нашей страны это большой плюс, как и то, что они будут конкурировать не только за внутреннего, российского клиента, но и за международного. Кроме того, с точки зрения контроля над системой со стороны, скажем, Росфинмониторинга, риск таких крупных банков, конечно же, меньше, он все-таки лежит больше в сфере небольших кредитных организаций.

Минус, конечно же, в том, что растет монополизация рынка, ведь любая монополизация убивает конкуренцию.

А чего в совокупности в таком положении дел больше — плюсов или минусов, сказать очень сложно. Это может видеться по-разному и с точки зрения экспертов, и с точки зрения разных банков.

— Банк России собирается ужесточать надзор за кредитными организациями. Насколько это сейчас необходимо, по вашему мнению?

— События, которые происходили в 2010—2011 годах, продемонстрировали всем, что есть довольно большие области рисков. Поэтому меры Банка России по усилению контроля за качеством кредитного портфеля, адекватностью резервов, рисками, принимаемыми банками на собственников, и прочими вещами, конечно же, вполне правильны и логичны. С другой стороны, важно, чтобы эти меры не ограничивали доступ к кредитным ресурсам качественным клиентам, пусть даже и небольшим. Потому что ограничение в кредитных ресурсах прежде всего ведет к стагнации частного предпринимательского сектора и, опять же, к росту монополизации со стороны крупнейших игроков на отдельных рынках.

Я считаю, что усиление мер контроля всегда необходимо сочетать с расширением возможностей и инструментария по рефинансированию, например, «здоровых» кредитных портфелей. Если будет найден баланс между этими двумя вещами, то все будет развиваться в правильном направлении.

Кроме того, не все ведь зависит от Центрального банка, особенно в части возможностей по стимулированию предпринимательской активности. Здесь большая роль отведена другим организациям — институтам развития, министерствам, ответственным за развитие экономики, и так далее. Скорее, здесь нужно говорить о позиции правительства и государства в целом.

— Вы работаете в СМП Банке год. Какие направления бизнеса курируете и какие планы перед собой ставите?

— Я буду перечислять не в порядке приоритетов, а произвольно, хорошо? Это операции на финансовых рынках, работа с финансовыми институтами и рынками капитала, взаимодействие с платежными системами, процессинг, удаленные каналы продаж, работа в сфере государственных финансов, деятельность на товарных рынках, корпоративный бизнес, риск-менеджмент, подготовка отчетности по международным стандартам.

— Колоссальный объем работы!

— Ну, я не один этим всем занимаюсь…

— Что интересно лично вам в СМП Банке?

— Я очень благодарен Дмитрию Калантырскому за то предложение, которое он мне сделал год назад, и за то доверие, которое он оказал. СМП Банк — это институт с огромным потенциалом, и у меня появилась возможность подключиться к банку именно в период его серьезного роста. Не просто приходить утром на работу и уходить вечером, а участвовать в процессе интенсивного развития. Вот это большое счастье. Без всяких скидок, это — уникальная возможность!

Конечно, есть и обратная сторона. Возникает много сложностей, в каких-то вещах есть риск неудачи, и это, может быть, даже не столько физически, сколько психологически тяжело. На нас сейчас лежит очень большая ответственность — нужно подобрать профессионалов и интегрировать их в уже сложившийся коллектив, не разрушая того, что было создано. Я считаю, что СМП Банк уже никогда не будет, как когда-то, узкоспециализированным, этаким банком-бутиком. А для того чтобы стать одним из институтов, которые определяют лицо банковской системы, нам нужно быть значительно более мощным, развитым, диверсифицированным банком. Это как подниматься по эскалатору, который идет вниз: надо бежать гораздо быстрее, чем он движется. Но думаю, что все сотрудники понимают, что другого пути нет — только вверх.

— Вам часто приходится принимать непопулярные решения?

— Скажем так: только решение весело потратить деньги может быть однозначно популярным. Любое другое решение в той или иной степени либо неприятное — либо сложное, либо рискованное. И это нормально.

— Вы много получали предложений перед тем, как прийти в СМП Банк?

— Предложения, конечно, были, но у каждого был какой-то свой нюанс. Передо мной стояла очень сложная проблема выбора, проблема риска. И мне кажется, что я принял правильное решение. Другой вопрос, что какие-то серьезные выводы, наверное, еще делать рано.

— У вас не было идеи уйти из банковского сектора в какой-нибудь другой бизнес?

— Мне кажется, что в той сфере, где всегда работал, я еще не все сказал. И выбросить в корзину все, что знаю и умею, было бы очень жалко.

— Почему вы ушли с предыдущего места работы?

— Без комментариев.

Беседовала Татьяна ТЕРНОВСКАЯ, Banki.ru