Андрей Мельников: «40 процентов жителей страны не имеют банковского вклада»
Фото: Эксперт

Андрей Мельников: «40 процентов жителей страны не имеют банковского вклада»

858

У наших граждан «под матрасами» почти не осталось денег, которые они могли бы принести в банки. При этом владельцев миллионных вкладов среди частных лиц в России становится все больше, сообщили «Российской газете» в Агентстве по страхованию вкладов. Как объяснить этот парадокс? На этот и другие вопросы в интервью ответил заместитель генерального директора агентства Андрей МЕЛЬНИКОВ.

— С начала года граждане забрали из банков 233 миллиарда рублей, объем вкладов снизился на 2 процента. С чем это было связано?

— Конец года, как обычно, время получения так называемых тринадцатых зарплат и премий, а январь — период их активных трат на разные покупки и путешествия. В таких «приливах» и «отливах» нет ничего необычного, да и сама сумма в 233 миллиарда, которую граждане забрали из банков, в пределах нормы.

А вот декабрьский всплеск на счетах был рекордным — 700 миллиардов рублей в конце года в банки никогда не поступало. В 2010 году было 430 миллиардов рублей, годом раньше — 520. Первая реакция — в экономике все хорошо, если работодатели могут сделать такие начисления по итогам года. Но у меня есть ощущение, что это была небольшая подготовка к кризису.

Когда везде говорят о тяжелом положении в глобальных финансах, вполне понятно, что менеджмент компаний хочет обеспечить и себе дополнительную «подушку безопасности» на случай тяжелых времен, пока не стало хуже. В целом, объем вкладов населения в банках в 2011 году вырос на 21 процент, как мы и прогнозировали, достигнув 11,85 триллиона рублей.

— Российские банки занимают деньги у населения под все более высокие проценты. Сейчас рост ставок притормозился, но банкиры говорят, что он продолжится. Не будет ли повторения ситуации 2008—2009 годов, когда ставки достигали 17 процентов, и была реальная угроза разбалансировки банковской системы?

— Осенью прошлого года процентные ставки в среднем по банковской системе действительно начали расти. Их повысили примерно 80 банков из ведущей сотни. Причем больше всего проценты по депозитам увеличивали те, кто ранее не был в этом замечен, — крупнейшие госбанки. Видимо, они больше нуждались в ликвидности — это отразилось даже на результатах размещения средств минфина и заимствований у ЦБ.

Сейчас такого спроса на ликвидность уже не наблюдается. Поэтому последнее повышение ставок, которое произошло в начале года, скорее всего, было заградительной мерой в отношении тех 700 миллиардов рублей, которые поступили в банковскую систему в декабре прошлого года. Банкиры стремились задержать эти деньги, чтобы они не ушли к конкурентам. На мой взгляд, сейчас ставки по депозитам достигли потолка. Возможно, некоторые банки их еще повысят, но это будут единичные случаи. На этом уровне ставки еще могут продержаться квартал или полгода, а потом пойдут на снижение. Так что никакая разбалансировка нам не угрожает. По крайней мере, ярких симптомов для этого сейчас нет.

— Банки, чтобы уйти от пристального внимания ЦБ, который следит за тем, чтобы они не задирали ставки по депозитам, стали предлагать вкладчикам бонусы. Например, «премию» в размере 3—5 процентов от дохода по каждому пролонгированному или вновь открытому вкладу, причем за весь период его действия. Должны ли такие предложения вызывать у вкладчиков опасения?

— Когда вкладчик заключает договор с банком, он подписывается под определенными условиями, а банк берет на себя соответствующие обязательства. И если банк не выполняет их, у человека всегда есть право обратиться в суд.

Бонусы, о которых идет речь, — это штучный продукт отдельных банков. И только от клиента зависит, воспользоваться им или нет. Как показывает практика, 99 процентов банкиров выполняют свои обязательства. Один процент — это наш с вами общий рыночный риск. В России в 2009 году были банки, которые привлекали средства под очень высокие проценты на пополняемые счета, а потом отказывались зачислять новые поступления и платить втридорога. Интернет тогда прошелестел негодующими репликами клиентов, но через пару-тройку месяцев все успокоились.

— Как это?

— То ли банки все-таки пошли вкладчикам навстречу, то ли были судебные решения, но очевидно — напряженность спала. Вообще, бонусы и поощрительные программы предлагает не так много банков — 5—10 процентов, не больше. Это нормальный процесс борьбы за своего клиента.

— Банки активно пользуются еще одной новинкой: предлагают вкладчикам открывать онлайн-депозиты с повышенными процентами через интернет-представительство банка. Как вы к этому относитесь?

— Ну это не совсем новинка. Такую практику кредитные организации начали внедрять в практику года три назад. И в этом тоже есть нормальный трезвый экономический расчет. Банкиры с помощью таких вкладов сокращают свои операционные издержки. Поэтому у них есть возможность часть сэкономленных денег предложить в качестве премии вкладчику.

Думаю, таких вкладов будет больше по мере распространения интернет-банкинга. Конечно, банки будут ставить заградительные тарифы, чтобы клиентам было невыгодно переводить деньги в другие кредитные организации и открывать там вклады. Но вряд ли людей, оценивших удобство и скорость проведения таких операций, это остановит.

— А кто сегодня несет деньги в банки?

— Это люди 45—55 лет, как правило, с высшим или средним образованием, либо пенсионеры. Так во всем мире: молодые люди тратят деньги на учебу, обустройство семьи, и только за 10—15 лет до выхода на пенсию, человек начинает думать о накоплениях, так скажем на старость.

— Можно ли по сберегательной активности населения сказать, сколько в России бедных, а сколько богатых?

— Примерно 40 процентов жителей страны не имеют банковского вклада или счета в банке по той причине, что у них все доходы связаны с текущим потреблением. То есть у них нет денег, чтобы откладывать. Можно сказать, что это слой бедных людей.

Условно, состоятельных вкладчиков — тех, кто может делать вклады больше, чем 700 тысяч рублей — от 3 до 5 процентов. Остальные попадают в категорию так называемого среднего класса. К слову, средний размер вклада по банковской системе в России составляет примерно 128 тысяч рублей при средней зарплате в 23 тысячи.

— Число вкладчиков, которые хранят в банках от 700 тысяч рублей до миллиона, стабильно растет, хотя размер таких вкладов превышает сумму возможной страховки. Чем это объясняется?

— Активный рост таких вкладов был связан не в последнюю очередь, с ростом ставок по депозитам. Нередко люди готовы рисковать, с точки зрения неполного возврата денег, если банк вдруг рухнет, как раз на величину процентов. Средний размер вкладов в интервале от 700 тысяч рублей до миллиона составляет около 800 тысяч рублей. Можно предположить, что эти сто тысяч — накопленные проценты за два последних года.

Допустим, человек открыл вклад в 2009 году, два раза его пролонгировал и в итоге получилась такая сумма. Наши аналитики выдвинули гипотезу, что в конце прошлого года вкладчики чаще начали снимать эти проценты и переоформлять в самостоятельные вклады. Если их наблюдения подтвердятся, то уже в первом-втором квартале этого года мы увидим рост вкладов в сегменте от 400 до 700 тысяч рублей. Пока по скорости роста они на третьем месте. На втором — вклады от миллиона рублей и выше. Этот сегмент достаточно стабилен. В России не так много людей, которые могут принести в банк крупную сумму, но их влияние и поведение для рынка очень важно. Интересно, что доля крупных вкладов достаточно высока в госбанках. Это свидетельствует о том, что в обществе очень высоки патерналистские настроения, то есть вера в то, что государство в случае чего решит проблемы.

— Может, дело в том, что люди, несущие в госбанки крупные суммы, каким-то образом связаны с государством и знают, что свой своего не бросит?

— Я думаю, что здесь все дело в том, что их основным акционером является государство. Было бы странно, если бы государство как хозяин не заботилось о капитализации своих банков. Крупные клиенты этих банков все прекрасно понимают, поэтому и несут туда свои деньги.

— Сейчас много говорят о том, что экономике нужны деньги граждан, и надо заставить людей достать их из-под матрасов. Сколько денег сегодня на руках у россиян, и что может подтолкнуть граждан отнести их в банки?

— Я думаю, денег под матрасами почти нет. По крайней мере, таких, которые бы могли перетечь в банковскую систему. У тех, кто едва сводит концы с концами, по определению денег нет, чтобы их можно было отнести в банк. Есть небольшие распыленные средства на непредвиденные траты, находящиеся, что называется под рукой.

А есть те, кто при деньгах, но не верят ни в банковскую систему, ни в фондовый рынок. Они хранят их в сейфе, и вы никаким способом не заставите их изменить свое решение. Когда вводилась система страхования вкладов, и особенно когда в 2004 году размер страховки повысился до 400 тысяч рублей, у нас был очень заметный приток средств населения на депозиты. Вот тогда люди действительно вытащили деньги из-под матрасов и принесли их в банки. Это как раз был средний класс. В 2008 году, когда гарантию по вкладам подняли до 700 тысяч рублей, эффект уже был небольшой. Мне кажется, теперь все изменения в объемах вкладов населения в банках будут происходить только в связке с повышением реальных доходов населения или с резким изменением процентных ставок.

— В какой валюте вы бы посоветовали хранить деньги в банке?

— Я всегда призывал и призываю хранить средства в основном в рублях. Не потому, что я квази-государственный чиновник, а потому что в последние три года это было выгодно. За исключением краткосрочных периодов ослабления рубля.

Интервью взяла Юлия КРИВОШАПКО