Алексей Улюкаев: «В августе и сентябре инфляция будет близкой к нулю»

Алексей Улюкаев: «В августе и сентябре инфляция будет близкой к нулю»

2372

Инфляция в РФ за пять месяцев, по предварительным данным, составила 4,7%. Об этом сообщил первый зампред Центробанка Алексей УЛЮКАЕВ. Он отметил, что данный показатель на 1,2% пункта лучше, чем год назад. Первый зампред ЦБ заявил, что, несмотря на высокое денежное предложение, которое сложилось за последние месяцы, основная цель по инфляции по итогам года будет выполнена, и «мы уложимся 8%». О своих прогнозах относительно экономической ситуации в России, об укеплении рубля и о Алексей УЛЮКАЕВ рассказал в интервью информационному агентству «Прайм-ТАСС».

Как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию по инфляции за 7 месяцев, которая оказалась на достаточно высоком уровне?

Я бы сказал, что это штатная ситуация, поскольку на фундаментальные обстоятельства, связанные с макроэкономической динамикой, которые влияют на инфляцию, еще накладываются обстоятельства, связанные, с так называемыми, «шоками предложения» и с тем, что происходит на отдельных товарных рынках.

В 2007 г ситуация на отдельных товарных рынках была выстроена так, что первый квартал был благоприятен, а второй квартал — нет. Поэтому в 1-м квартале мы шли с заметным снижением роста инфляции, то есть разница по инфляции в этом году по сравнению с прошлым годом доходила до максимального уровня в 1,6 проц пункта — это произошло в марте. А потом мы стали это преимущество терять. На самом деле, не надо было слишком высоко оценивать результаты 1-го квартала, но и не надо слишком пессимистично оценивать результаты второго квартала. Ситуация штатная и особенно это заметно когда мы смотрим на показатель базовой инфляции.

Если смотреть на показатель индекса потребительских цен за 7 месяцев, то сейчас разница между показателями текущего и прошлого года составляет 0,3 проц пункта. Накопленная инфляция на 1 августа составляет 6,6 проц, против 6,9 проц за 7 месяцев 2006 г. По показателю базовой инфляции разрыв больше — 0,6 проц пунктов, и она за 7 месяцев 2007 г составляет 3,9 проц против 4,5 проц в годом ранее.

Какие факторы оказали особенное влияние?

Особое влияние на рост инфляции оказали, во-первых, «шоки предложения», которые были связаны, прежде всего, с продовольственными товарами. С овощной продукцией в апреле — июне. Изменение конъюнктуры на зерновом рынке, касающееся и всех производных продуктов, сыграли в июне, июле и в начале августа. Поскольку производным зерна является и кормовое зерно, то влиянию подверглись цены на мясо и т. д.

Отмечу, что «зерновая» проблема — это мировая проблема, а не только России.

Каких-то принципиальных тревог, беспокойств это не вызывает, и мы должны относиться к инфляции не как к феномену какого-то календарного года — то есть к какой-то дате надо иметь определенную цифру. К инфляции нужно относиться как к процессу, который развивается по определенным законам.

Второй базовое обстоятельство — это ситуация на денежном рынке, и здесь мы видим, что сейчас уровень денежного предложения, как и спрос на деньги значительно выше, чем в прошлом году, и значительно выше, чем прогнозировалось. Это связано с тремя вещами. Во-первых, по-другому, чем ожидалось, ведут себя мировые товарные рынки. У нас сейчас средняя цена нефти Urals за 7 месяцев составляет 62 долл/барр, а в расчете бюджета и основных направлений Денежно-кредитной политики, напомню, была базовая цифра в 55 долл/барр, то есть серьезно отличается. Соответственно цены на газ, на нефтепродукты и на многое другое, что к ним привязано, значительно выше. Это, конечно, заставляет пересматривать все, что касается оценок торгового баланса, текущего счета платежного баланса и динамики резервов.

С другой стороны — это значительно более высокий, чем предполагалось приток частного капитала, который потребовал пересмотра оценки за год. У нас за 7 месяцев чистый приток частного капитала 65,7 млрд долл. Соответственно был применен мощный механизм эмиссии, так как мы покупали большое количество долларов. В связи с этим и денежные показатели вели себя очень динамично в течение года, особенно в мае-июне, когда были достигнуты исторически самые высокие точки прироста к соответствующей дате прошлого года — по денежной массе достигало до 60 проц рост к прошлому году, а по денежной базе — до 50 проц. Сейчас в этом смысле ситуация несколько нормализовалась, у нас на 1 августа — рост денежной массы — 51 проц, а на 10 августа — 50 проц, то есть рост денежного предложения потихонечку замедляется.

То есть мы примерно вернулись в коридор значения прироста денежной базы, соответствующий прошлому году, и весьма вероятно, что итоговое значение будет ниже, чем в 2006 г, то есть ниже 49,6 проц.

И третьим фактором стал большой спрос, который экономика определила на деньги. Он связан с более высокими темпами экономического роста, чем это предполагалось. По всем прогнозам мы идем на уровень выше, скажу даже существенно выше, чем 7 проц роста ВВП. И с этим соответственно было связано существенное замедление скорости оборота денег.

С чем связано данное уменьшение прироста денежной массы?

Это связанно с особенностью притока капитала, который сложился в первом полугодии. Большая цифра по притоку во многом была связана с продажей активов ЮКОСа, а так же с IPO ВТБ и размещением акций Сбербанка. Но эти деньги не поступили в экономику в большом объеме, и в основном они оставались на счетах в Банке России и в денежных инструментах ЦБР.

Какая инфляция ожидается в августе и какие прогнозы до конца текущего года?

Вероятнее всего, что в августе и сентябре инфляция будет близкой к нулю, дефляция в эти месяцы маловероятна. По итогам 2007 г Банк России не пересматривает прогноз по инфляции, который составляет не более 8 проц, мы считаем, что у нас есть очень неплохие шансы уложиться в эту цифру.

Основанием для этого служат и ряд объективных факторов, самыми главными из которых, по моему мнению, являются поступательное, эффективное развитие экономики, рост спроса на деньги, замедление скорости оборота денег, рост депозитов, а в составе депозитов увеличение доли срочных депозитов. Кроме того, идет улучшение структуры денежного предложения, то есть уменьшение составляющей наличных денег и увеличение доли безналичных денег. Действия же властей, в том числе и Банка России, могут только помочь этому фактору реализовываться. И здесь набор наших инструментов традиционен: инструменты курсовой политики, инструмент политики процентных ставок, инструменты политики резервных требований — мы их применяли, и будем применять в разной комбинации в разных пропорциях.

Сегодня совет директоров Банка России принял решение повысить с 14 августа депозитные ставки на 0,25 проц пункта. То есть ставка по однодневным депозитам повышена с 0,5 до 2,75 проц, а ставка по депозитам на 1 неделю повышена с 3 проц до 3,25 проц.

Мы рассчитываем, что эта мера позволит обеспечить эффективное связывание избытков ликвидности, и окажет влияние на достижение целей по инфляции. По моим оценкам, данная мера может привести к сокращению десятков миллиардов рублей свободной наличности.

По мнению экспертов, интервенции на денежном рынке, способствующие укреплению рубля, которые ЦБР будет производить в дальнейшем, могут сработать не в текущем году, а в 2008 г. Каково Ваше мнение?

Во-первых, должен пояснить, что нет никаких действий ЦБР по укреплению рубля, наоборот — любые наши действия — это противодействие его укреплению. Если бы мы хотели укреплять, то просто бы ушли с рынка, и тогда рубль будет укрепляться. Просто наше препятствие объективному процессу укрепления не безграничное и когда-то мы вынуждены немного позволить ему укрепиться.

Во-вторых, действительно, эффект от укрепления рубля растянут в течение какого-то промежутка времени, даже в течение года, но есть существенная часть, которая начинает действовать непосредственно. Например, эффект от изменения цен на импортные товары начинает действовать буквально сразу. Затем начинает действовать эффект от конкуренции отечественных товаров с импортом — видя удешевление импорта, отечественные производители вынуждены пересматривать свою политику, соглашаться на меньшую торговую наценку и, соответственно, понижать цену. Несколько позже начинает работать эффект, связанный с платежным балансом, с дедолларизацией.

На сколько укрепился рубль по отношению к корзине валют за 7 месяцев? Каков прогноз укрепления на весь год?

За 7 месяцев укрепление реального эффективного курса составило 3,9 проц. По итогам августа мы ожидаем не более 4,5 проц, а по итогам года около 5 проц.

Бывший глава ФСФР О. Вьюгин считает, что Банк России должен уйти с денежного рынка уже в 2008 г и участники рынка самостоятельно смогут захеджировать риски на валютном рынке. Каково Ваше мнение?

Весьма вероятно, что так оно и есть, теоретически это правильно, но ставить опыты на таком организме как банковский сектор — это очень рискованное занятие. Нам сначала хотелось бы убедиться, что это не приведет к каким-либо потрясениям, что участники рынка, инфраструктура и нормативная база готовы к этому шагу. Центральные банки — это консервативные организации, которые не имеют права на эксперименты над национальной финансовой системой. Поэтому мы будем без спешки уходить с валютного рынка. Мы понимаем важность, значимость и абсолютную правильность этого направления — но будем все делать очень постепенно.

9 августа ЦБР почти на 0,6 проц укрепил номинальный рубль к бивалютной корзине, с чем это связано?

В распоряжении Банка России есть несколько категорий инструментов для нормализации ситуации с точки зрения инфляционного давления. В данном случае мы использовали одну из возможностей, позволив номинально укрепиться рублю. Я считаю, что это очень действенная антиинфляционная мера в определенных условиях, и тщательно взвесив возможные последствия, в данных условиях мы к этой мере прибегаем. В текущем году мы уже третий раз номинально укрепляем рубль к корзине, в последний раз — в конце июня, и я не думаю, что мы используем эту меру слишком часто. Напомню, что в прошлом году мы в течение января-февраля делали такие шаги пять раз.

Еще я хочу добавить, что мы считаем маловероятным дальнейшее номинальное укрепление рубля к бивалютной корзине до конца 2007 г. Это связано как с необходимостью поддержания конкурентоспособности российских производителей, так и с тем, что быстрый рост импорта, который за последние полгода сохраняется на уровне 40 проц, приводит к быстрому сокращению положительного сальдо текущего счета платежного баланса. Поэтому в среднесрочной перспективе не исключается вероятность ослабления курса рубля относительно бивалютной корзине.

Такое возможное ослабление будет очень медленным. В условиях такого большого объема золотовалютных резервов мы не допустим никакого резкого ослабления рубля.

Каков прирост золотовалютных резервов на данный момент и изменил ли Банк России прогноз по итогам года?

С начала года на данный момент золотовалютные резервы выросли на 114 млрд долл. Исходя из конъюнктуры на товарных рынках и на рынке капитала мы изменили прогноз по итогам года. Если раньше он составляет около 115 млрд долл, то сейчас мы считаем, что рост ЗВР может составит 130—140 млрд долл.

По сравнению с началом года структура ЗВР практически не изменилась: около 50 проц инвестируется в доллары США, около 40 — в евро, около 10 проц — в фунты стерлингов и около 1 проц — в японские йены. Кроме того, у нас сейчас разрешенной для инвестирования валютой является швейцарский франк, но с ним мы практически не проводим операций. Больше никаких решений по расширению списка валют мы не принимали. Хотя мы и рассматриваем возможность включить еще 2—3 валюты, но спешить с этим решением пока не будем, так как это не такое уж актуальное требование.

Менялся ли прогноз по притоку частного капитала по итогам года?

Нет, ЦБР не менял прогноз и считает, что он составит около 70 млрд долл. Мы считаем, что в 3-м и 4-м кварталах чистый приток частного капитала будет близким к нулю. У нас есть свидетельство того, что спекулятивный капитал постепенно уходит из России. Примером этого может быть хотя бы то, что за июль у нас приток составил 0,3 млрд долл, то есть цифра близкая к статистической погрешности, возможно мы ее пересчитаем. В то же время, как мы знаем, были средства, которые в июле приходили в качестве портфельных и прямых инвестиций. А это означает, что по спекулятивному капиталу был небольшой отток.

В этом году ЦБР впервые представил документ «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики» в начале года. Расчеты в документе делались на основе текущей ситуации, то есть 1-го полугодия, а многие прогнозируемые показатели уже сейчас не совпадают. Не считаете ли вы необходимым перенести подготовку подобного документа на 2-е полугодие, как было раньше?

Закон дает нам вполне рациональный график, по которому мы вносим на рассмотрение проект ДКП в августе, а основной текст — в октябре. Это означает, что мы статистически опираемся на первые 2 квартала, то есть на серьезный массив информации, который позволяет точнее понимать тенденции на рынках, а затем можем скорректировать на новые данные по 3-му кварталу.

В этом году проект основных направлений мы внесли в апреле и в своих расчетах опирались на данные за 1-й квартал, и конечно — это крайне ограниченная база для анализа.

Изменение сроков было связано с тем, что текущий год особенный, прежде всего в бюджетном смысле, 2007 г связан с подготовкой к выборам, и поэтому совершенно справедливо президент предложил, а правительство поддержало идею более раннего рассмотрения бюджета, чтобы предвыборные баталии не отразились на принятии важного финансового документа. Мы исходим из того, что видимо в следующем году бюджетный процесс вернется к срокам, принятым бюджетным кодексом, и соответственно, наш документ также будет рассматриваться в обычные сроки.

Будет ли дальнейшее изменение ставки рефинансирования в текущем году?

Это сложный вопрос. Мы всегда говорим, что ставка должна быть на 1,5—2 проц пункта выше, чем уровень инфляции. После того, как мы поймем, что в текущем году мы уложились в 8 проц, тогда мы будем рассматривать этот вопрос. Я думаю, что до этого времени данный вопрос решать преждевременно.

Недавно в Госудму был внесен законопроект, позволяющий Банку России совершать краткосрочные операции с корпоративными ценными бумагами? Насколько необходим ЦБР данный закон?

Принятие данного законопроекта, в первую очередь несет технический характер. Банк России уже сейчас может работать с корпоративными облигациями на внебиржевом рынке, поэтому в данном случае законопроект просто обеспечивает нам доступ на организованный рынок. Поэтому данная мера — не революция, а вспомогательная.

Хочу добавить, что в связи с данным законопроектом у некоторых экспертов возникли предположение, что ЦБР хочет выйти на рынок акций, но это в корне не верно, мы работаем и собираемся работать только с облигациями.

По моему мнению, центральные банки вообще, а Банк России в частности, не должны работать с инструментами фондового рынка, так как этой группе бумаг присущ элемент большего риска. Теоретически можно брать любой залог по кредитам, сделать поправку на риск и сделать очень большие дисконты на поправочные коэффициенты. Но вряд ли это будет эффективно.

Началась ли работа с Минфином по выбору активов, в которые будут вкладываться средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния? По Вашему мнению, в какие активы можно будет вкладывать средства?

Работа началась, мы проводим рабочие встречи по данному вопросу. Мы исходим из того, что у нас с Минфином есть общее понимание: структура активов и порядок работы со средствами Резервного фона будет мало отличаться от того, как происходит работа со Стабфондом. В основном будет воспроизведен механизм работы со Стабфондом и работы с золотовалютными резервами.

Что касается работы и структуры Фонда национального благосостояния, то там, видимо, другой механизм. Сейчас мы обсуждаем его с Минфином, так как есть предложение включить в него возможность работы с инструментами фондового рынка — акциями и производными ценными бумаги — деривативами. Пока это рабочие предложения, они не вошли в бюджетный кодекс. Если Минфин внесет соответствующие поправку в бюджетный кодекс, то тогда этот класс инструментов окажется допущенным для работы с ним. Но в этом случае, мы думаем, надо дополнительно рассматривать вопрос о том, кто будет управлять этими средствами Фонда национального благосостояния? Потому что мы не вполне готовы работать с этими классами активов.

По Вашим данным, после выпуска акций Сбербанка какова стала доля нерезидентов в его капитале, а также какова сейчас доля нерезидентов у ВТБ?

Я думаю, что у Сбербанка России доля нерезидентов в капитале составляет около 22 проц, а у ВТБ — меньше. Негосударственная доля в ВТБ составляет 23 проц, и в том числе 15 проц участия нерезидентов.

Фото: Известия