Андрей Романенко: «Российский рынок моментальных платежей в 2012 году превысит 1 трлн рублей»
Фото: Маркер

Андрей Романенко: «Российский рынок моментальных платежей в 2012 году превысит 1 трлн рублей»

2990

Президент группы Qiwi Андрей РОМАНЕНКО рассказал «Маркеру» о положении компании на российском рынке, планах создания глобальной экосистемы электронных денег на платформе «Qiwi Кошелек», а также о том, почему госуслуги являются двигателем развития электронных платежей. Президент Qiwi объяснил и то, почему в стоящих по соседству терминалах комиссия за платежи может быть совершенно разной.

— Каковы основные результаты группы Qiwi в 2011 году?

— Начну с того, что рынок моментальных платежей в России продолжает расти и развиваться. Каждый год его рост составляет 15—20%: если в 2009 году он был равен 649 млрд рублей, то в 2010 году — 772 млрд рублей, а в 2011 году — по предварительным оценкам должен был вырасти более чем на 15% и достигнуть почти 900 млрд рублей. Думаю, в 2012 году оборот электронных платежей будет не менее 1 трлн рублей. На этом рынке группа Qiwi сохраняет лидирующие позиции, наша доля на нем более 40%, что соответствует прогнозному показателю оборота в 2011 году около 380 млрд рублей.

— Кто еще является наиболее крупными игроками на этом рынке?

— Это, прежде всего, система CyberPlat, которой принадлежит 20% рынка. Региональные платежные системы занимают примерно 20% рынка. Остальные 20% делятся между банками, «Евросетью», «Связным», системой «Элекснет» и другими. В частности, у «Евросети» — около 7%, у «Элекснета» — 5%. Другие занимают меньшие доли.

— Конкуренция довольно большая. В чем Вы видите причины устойчивости лидирующего положения Qiwi?

— После того, как мы в 2008 году вывели на рынок бренд Qiwi, мы работаем не просто по модели B2B, предоставляя свою платформу для ведения бизнеса платежей нашими агентами, а по модели B2B-2C, то есть обращаясь через агентов к конечному потребителю. Кроме того мы единственные, кто создал полностью контролируемый нами интерфейс и софт в терминалах, что также обеспечивает наиболее тесный контакт с потребителями.

— Вы говорили об обороте платежного бизнеса, а каков уровень выручки на нем?

— Выручка в среднем по рынку составляет примерно 2% от оборота, а маржа — около 0,5%.

— Рынок платежей продолжает демонстрировать устойчивый рост?

— В России растет степень автоматизации провайдеров различных услуг, что позволяет им подключаться к платежным системам. Например, важным фактором роста становятся государственные услуги: уже сейчас через портал госуслуг можно оплатить различные сборы, пошлины, штрафы, а через сайт Росреестра можно получить различные выписки об имуществе и тут же заплатить за эти документы. Qiwi подключилась к этой работе и сейчас с помощью терминалов Qiwi и через «Qiwi Кошелек» можно оплатить государственные сборы, пошлины и штрафы. Этот сегмент, так же, как сегмент коммунальных платежей, сейчас очень быстро растет. Еще один растущий сегмент, пожалуй, самый быстрорастущий — банковские услуги: оплата кредитов, пополнение счетов на банковских картах, денежные переводы. В «Qiwi Кошельке», например, этот сегмент занимает около 60% оборота.

— Понятно, что система госуслуг в электронном виде еще только в стадии развития, но тем не менее — какую долю оборот от их оплаты занимает в вашем бизнесе?

— Сейчас это немного — около 1—2% от всего оборота, но, повторюсь, этот сектор бизнеса развивается, и мы видим в его развитии большую перспективу. Например, штрафы ГИБДД через нашу сеть можно оплатить уже сейчас по всей России, это же относится и к налогам, и к платежам по решению Службы судебных приставов. Думаю, через два-три года это направление может занять в обороте платежных систем такую же долю, как, например, банковские услуги.

— Какую долю в обороте на сегодня занимают услуги связи, которые в начале работы всех терминальных платежных сетей, включая вашу, доминировали в этом бизнесе?

— Объемы платежей за связь продолжают расти, потому что растет объем услуг связи. Но доля этих услуг в платежном бизнесе сокращается — сейчас это примерно 67%. То есть, это сектор по-прежнему остается ведущим в бизнесе платежей, но не с 80—90% оборота, как раньше.

— Возвращаясь к банковским услугам — после отказа Сбербанка продолжить предоставление сервиса пополнения «Qiwi Кошелька» через свои банкоматы, с кем из банков вы сотрудничаете в этом направлении?

— Мы уже говорили, что объем пополнения «Qiwi Кошелька» через Сбербанк составлял всего около 2% от всех поступлений в эту систему. С нами работают более 150 банков, которые поддерживают на своих банкоматах и в системах интернет-банкинга функцию пополнения «Qiwi Кошелька», а платежи в адрес этих банков можно осуществлять через Qiwi (погашать кредиты, пополнять счета). А то, что Сбербанк так решил — что ж, это его решение. Как и ранее клиенты Сбербанка могут погашать кредиты и пополнять банковские счета через Qiwi. Мы не планируем закрывать эту возможность для наших клиентов.

— Какие еще существенные итоги 2011 года можно отметить?

— Выросло число поставщиков услуг, подключенных к Qiwi, на сегодня с нами работают около 7 тыс поставщиков услуг, в том числе, более 4 тыс из них — интернет-магазины. Соответственно вырос и размер среднего платежа в Qiwi терминалах: в 2009 году он равнялся 105 рублей, а в 2011 году — 150 рублей. В «Qiwi Кошельке» в 2011 году средний платеж удвоился и достиг 610 рублей. Если говорить о новых направлениях работы, то в прошедшем году мы выпустили новый продукт — пластиковую карту Qiwi Visa Plastic. Баланс на ней равен балансу на счете клиента в «Qiwi Кошелек» и пополняя «Кошелек», вы пополняете счет на этой карте. В остальном Qiwi Visa Plastic можно использовать как обычную банковскую карту при оплате товаров и услуг в любых магазинах, ресторанах и т. д. C учетом пластика и виртуальных карт мы показали отличные результаты по эмиссии, выпустив за прошлый год более 1 миллиона карт.

В рамках нашего проекта «Qiwi Аренда» мы договариваемся об установке наших терминалов с крупными розничными сетями. Это позволяет экономить время и деньги нашим дилерам и агентам, занимающихся непосредственной эксплуатацией терминалов и повышает доходность терминалов, так как они массово устанавливаются в посещаемых потребителями местах. За счет такого подхода мы в 2011 году получили дополнительно к обороту 20,9 млрд рублей. Кроме того, мы получили более 18 млн рублей за шесть месяцев прошедшего года от нового сервиса Qiwi Info, в рамках которого мы рассылаем SMS-уведомления о проведении платежа и прикрепляем к нему рекламу по заказу заинтересованных компаний. Я думаю, к концу года мы будет рассылать примерно 200 млн SMS с рекламой в месяц и зарабатывать на этом ежемесячно до 100 млн рублей. Сегмент мобильной рекламы абсолютно новый, пока его обороты не велики, но мы видим огромную перспективность данного сектора.

— Скажите, а почему бывает так, что два ваших терминала расположены не более, чем в 100 метрах друг от друга, но комиссия за платежи в них совершенно разная, причем эта разница иногда достигает двукратного размера?

— Устанавливать размер комиссии — исключительная прерогатива агента, эксплуатирующего терминал. Она зависит от арендной платы и доходности терминала. Например, если вы платите за аренду места для терминала 1 тысячу рублей в день, а пользуются им три человека за день — комиссия будет большая. А если при той же арендной плате терминал используют тысяча человек — то и комиссия будет маленькой. Сейчас по Москве средняя комиссия в наших терминалах составляет 4—5% от размера платежа, а в регионах — 7—8%.

— Агенты как-то согласовывают с вами размер комиссии?

— Нет. Мы занимаемся только софтом, процессингом платежей, взаимоотношениями с поставщиками услуг, подключенными к системе. Все остальное, включая техническое обслуживание терминалов, инкассацию, аренду мест размещения, та же комиссия — дело наших агентов. Если бы мы строили вертикально структурированную компанию и делали все сами, то у нас бы работали не 1,5 тыс человек, а тысяч 80. Зачем создавать подобие Российских железных дорог (РЖД)? Мы считаем агентскую схему наиболее эффективной в нашем бизнес-сегменте.

— Насколько позволяет судить мой потребительский опыт, что-то я не знаю в Москве ваших терминалов с комиссией 4—5% — меньше, чем 8% я не видел…

— Дело в том, что 4—5% — это средний показатель с учетом 40% наших московских терминалов, расположенных в наиболее посещаемых местах, в которых комиссия нулевая. Если не учитывать такие терминалы, то средняя по Москве комиссия будет примерно 6—7%.

— Планируете ли вы увеличивать количество своих терминалов в России?

— Нет, сейчас число терминалов в стране вполне соответствует потребностям рынка и оптимально с точки зрения их доступности. У Qiwi сейчас более 120 тыс терминалов из общего количества 220—250 тыс терминалов, установленных разными компаниями в нашей стране, и существенно наращивать это количество мы не планируем — это не имеет смысла. Мы сосредоточимся на повышении уровня использования наших терминалов потребителями за счет продвижения своего бренда и повышения доверия к нему. Очень большой резерв состоит в расширении объема коммунальных платежей через терминалы. Сейчас он пока очень не велик, потому что степень автоматизации работы коммунальных организаций не высока, но потенциал для развития здесь в ближайшие года три большой.

— Как развивается ваша работа за рубежом?

— Сейчас мы работаем в 21 стране и ежегодно приходим в четыре-пять новых страны. Одна из наших основных задач — развить «Qiwi Кошелек» в международную компанию с доступом к ее услугам по всему миру. Идея состоит в том, чтобы любой человек на планете, имеющий доступ в интернет или мобильный телефон, мог зайти в «Qiwi Кошелек», зарегистрироваться и пользоваться им. Сегодня это уже могут сделать пользователи 17 стран через сайт Qiwi.com. И, разумеется, мы продолжаем развивать в зарубежных странах традиционный для нас бизнес платежных терминалов по агентской схеме. «Qiwi Кошелек» же развивается за рубежом как параллельно с терминальными сетями, так и самостоятельно — в тех странах, где наших терминалов нет, или пока еще нет.

— Насколько успешно идет ваш терминальный бизнес за рубежом — ведь за пределами России и СНГ такой метод платежей не очень распространен?

— Это так, потому что эту технологическую модель придумали и сделали мы, мы ее и популяризируем в мире. Думаю, это нам неплохо удается: если два года назад нас за рубежом вообще никто не знал, то сейчас мы присутствуем на всех важных международных отраслевых событиях, и большинство уже знает, что это за Qiwi такая, где и чем она занимается. Всего у нас сейчас в 20 зарубежных странах около 50 тыс терминалов. Но этого мало — по-хорошему в таком количестве стран должно быть 1—1,5 млн платежных терминалов. Однако нужно время: за рубежом мы занимаемся бизнесом только три года, а в России — десять лет. Для ускорения развития нужно набрать некую критическую массу бизнеса — например, в городе-миллионнике у вас должно быть не менее 1 тыс терминалов, чтобы потребитель заметил вашу сеть и стал постоянно ею пользоваться. Такой рубеж мы прошли, например, в Румынии — некоторое время мы набирали необходимую критическую массу, а затем, когда наши терминалы стали доступны везде, начался рост с темпом объема платежей 50—100% в месяц. По объему нашего терминального бизнеса среди зарубежных стран лидируют страны СНГ, в частности, Казахстан. В этой стране у нас более 25 тыс терминалов, оборот более $1 млрд и доля рынка более 50%. Очень хороший бизнес на Украине. Активно развиваются терминальные сети в Латинской Америке — в Бразилии, Чили, Перу и Аргентине, а также в ЮАР и Индии. Хотя это не всегда легко — русских далеко не везде «хорошо принимают». Однако тут очень помогает наличие среди наших акционеров компании Mail.ru, акции которой котируются на международной бирже, и известной японской корпорации Mitsui — отношение среди бизнесменов в зарубежных странах совсем другое, чем если бы мы приходили как просто какая-то неизвестная русская Qiwi.

— Вы говорили о планах выхода на рынок в США и других западных странах. Как обстоят дела с этим на сегодня?

— В Евросоюзе мы не планируем широко развивать терминальный бизнес, кроме нескольких стран, где он у нас уже есть — это Латвия, Румыния, Сербия. В США мы сейчас находимся на стадии подготовки к запуску сети терминалов. Там очень большой рынок электоронных платежей с потенциалом раза в четыре больше российского. Но при этом широко применяются весьма устаревшие методы оплаты услуг — например, скретч-карты. Оказывается, что более 50% американцев не имеют счетов в банке. Поэтому рынок платежей в США — это наш рынок, очень подходящий для развития терминального бизнеса. И было бы неправильно не придти на него. Мы планируем, что наша сеть платежных терминалов заработает в США в этом году. Сейчас мы оформляем необходимые разрешительные документы, подбираем персонал, заключаем договоры с поставщиками услуг на участие в нашей платежной системе. Мы также ищем дилеров и агентов, ведем установку терминалов. Как правило, на первом этапе мы устанавливаем около 100 терминалов. Уверены, что бизнес в США будет не менее успешным, чем в России.

— А почему вы не хотите более широко идти в Евросоюз, например, во Францию или Испанию с Германией?

— В Евросоюзе большая доля абонентов пользуется постпейдной системой оплаты услуг связи, когда оплата производится по счету за фактически оказанные услуги. Оплата в основном проводится через банковские счета, поэтому объемы оплаты наличными невелики. Кроме того, очень маленькие комиссионные начисляются платежным агентам операторами сотовой связи: 2—4%, тогда как, например, в Латинской Америки операторская комиссия составляет 10—15%. Никакая розничная сеть не может работать с комиссией менее 5%, если это ее основной бизнес. Однако в Евросоюзе мы будем присутствовать через глобальный сервис «Qiwi Кошелек», как и во всем мире. При этом в некоторых странах мира наш терминальный бизнес будет совмещен с бизнесом «Qiwi Кошелек», а в других «Qiwi Кошелек» будет развиваться самостоятельно. В Евросоюзе терминалы не нужны, а в Индии, где подавляющее большинство населения не имеет счетов в банках, без терминалов развивать «Qiwi Кошелек» сложно. Поэтому в Индии у нас спустя полтора года работы действуют около 1,5 тыс терминалов, и мы будем развивать эту сеть и далее.

— Возвращаясь к российскому рынку — недавно руководители «Почты России» сказали, что при определенных условиях почта могла бы заняться платежными банковскими услугами через собственные терминалы, а также в сотрудничестве с другими платежными системами. Могла бы «Почта России» в таком случае стать серьезным конкурентом на этом рынке?

— Если учесть, что у «Почты России» около 40 тыс отделений в стране, а у нас уже 120 тыс терминалов, то почта, конечно, могла бы стать заметным игроком, однако я бы не видел в этом угрозы для нас. Вот если они, наконец, создадут Почта Банк — тогда это станет серьезным фактором развития их бизнеса. Вообще говоря, чем больше игроков на нашем рынке — тем для нас лучше, потому что чем больше компаний занимаются популяризацией и продвижением электронных платежей, тем больше людей начинают ими пользоваться, тем быстрее растет объем рынка и, значит, наши доходы. А расходы на рекламу и продвижение у каждого из игроков сокращаются, хотя общий объем этих расходов увеличивается. В результате же выиграет тот, у кого качество сервиса будет лучше, в чем мы относительно себя убеждены. Вот пример с Рустамом Татрико, владельцем банка «Русский стандарт». Он был пионером бизнеса быстрых потребительских кредитов и какое-то время был на этом рынке практически один. Затем игроков появилось много, но Тарико от этого не только не проиграл, а выиграл: он как был лидером так и остался. Но при этом если семь лет назад «Русский стандарт» занимал, скажем, 80% рынка, объем которого тогда равнялся 1 млрд рублей, то сейчас он занимает 20% рынка с объемом 100 млрд. То есть, бизнес Тарико вырос более чем в 20 раз, а расходы на продвижение снизились раза в два. Так что конкуренция всегда только на пользу и рынку в целом и серьезным игрокам в отдельности.

Интервью взял Игорь АГАПОВ