Сергей Алексашенко: «Особо негативных последствий падения рубля я не вижу»
Фото: ГУ-ВШЭ

Сергей Алексашенко: «Особо негативных последствий падения рубля я не вижу»

3631

Рубль опустился до максимально низкого за последние три года уровня. Министр финансов Антон Силуанов при этом заявил, что говорить о нестабильности рубля или «каких-то рисках» «неправильно». Директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей АЛЕКСАШЕНКО обсудил ситуацию с ведущим Алексеем Корнеевым.

— Можно ли говорить о начале второй такой мощной волны кризиса?

— Нет, конечно, ну, потому что кризис нигде в мире не наблюдается, и в России, мне кажется, тоже кризиса нет. Просто у нас уже где-то года полтора назад, два, наверное, уже Центральный Банк объявил, что он переходит к политике «плавающего курса рубля», и все к этому отнеслись как-то недостаточно внимательно, потому что эти два года цена на нефть уверенно росла вверх, и курс рубля либо был стабильным, либо даже укреплялся.

Но многие эксперты предупреждали, что устойчивость такой политики проверяется в те моменты, когда нефть дешевеет. Вот, наконец, она подешевела, и Центральный Банк ровно в соответствии со своими принципами, что он не вмешивается в ситуацию на валютном рынке, разрешил рублю двигаться ровно туда, куда его двигают рыночные силы. Поэтому ни о каком кризисе речь идти, конечно, не может.

— Понятно, а насколько долго Центробанк будет разрешать двигаться рублю вниз?

— У Центрального Банка есть свой валютный коридор достаточно широкий. Пока этот коридор не будет достигнут, Центральный Банк вряд ли будет двигаться, но я думаю, что где-то ближе к 40 рублям в бивалютной корзине. Не знаю, 39—40 рублей. Может быть, Центральный Банк начнет более активные интервенции. Либо, если ему поступит такое политическое указание, например скажут: «Вы знаете, хватит волновать народ, давайте, остановите падение рубля. Как это так? У нас стабилизация политическая, а у вас рубль ослабляется».

— Понятно, но вместе с тем многие чиновники до этого неоднократно советовали держать населению деньги в рублях и ни о чем не волноваться. Но население сейчас немножко пока еще, не сказать чтобы в панике, но обеспокоенность некая есть.

— Мне кажется, что нет. Я посмотрел на имеющуюся статистику. Пока население не меняет структуру рублевых валютных депозитов. Возможно, наличные обменные операции как-то идут. Возможно, население чуть-чуть больше покупает наличные валюты, но с точки зрения динамики рублевых, валютных депозитов ничего не изменилось.

— А чем может грозить снижение стоимости российской валюты. В данный момент это краткосрочная такая перспектива. А если все-таки Центробанку не удастся эту отрицательную динамику каким-то образом остановить?

— Нет, ЦБ не собирается ее останавливать. При валютных резервах ЦБ в 500 с лишним миллиардов долларов он может остановить это ослабление рубля в любой момент. Может его укрепить. Если поступит политическое указание, ЦБ может это сделать мгновенно. Он этого осознанно не делает.

Отрицательных последствий я не вижу, потому что ослабление рубля для сектора экономики, который у нас еще конкурирует с импортом либо экспортирует, ослабление рубля выгодно, потому что это усиливает позиции экспортеров и производителей, которые работают на внутренний спрос.

Немножечко хуже станет бюджету, потому что падение рубля связано еще с падением цен на нефть. Падение цен на нефть гораздо сильнее влияет на бюджет. И поэтому девальвация рубля снимает этот эффект, но, в принципе, особо негативных последствий я не вижу. Негативные последствия будут у той части населения, которая собиралась покупать, автомобиль, квартиру или ехать в отпуск отдыхать за границу, при этом копили деньги в рублях. Эти люди, они, конечно, что-то проиграют. Проиграют те, кто брали валютные кредиты, но при этом имели рублевые доходы. Но это такие стандартные ситуации, я бы не сказал, что какая-то катастрофа из-за этого будет.