Дмитрий Орлов: «Госбанки могут себе позволить принять на баланс более высокие риски»
Фото: «Возрождение»

Дмитрий Орлов: «Госбанки могут себе позволить принять на баланс более высокие риски»

2473

О соотношении возможностей государственных и частных банков в России в интервью «Эксперт РА» рассказал председатель совета директоров банка «Возрождение» Дмитрий ОРЛОВ.

— На ваш взгляд, следует ли государству ограничить активность госбанков на внутреннем рынке, тем самым, стимулируя их к расширению масштабов международного бизнеса?

— Я уже неоднократно говорил, что существенная задача государственных банков заключается в поддержке программ, которые реализует государство. В частности, это развитие экспортного потенциала ряда предприятий, стратегических и приоритетных для государства отраслей, таких, как высокотехнологичные направления. Работать же на общем рынке наравне с довольно-таки слабой в России коммерческой банковской системой, при этом получая ряд преференций, не совсем правильно.

— Наличие законодательных пробелов в области международного фондирования ставит частные банки в еще более неравное положение относительно крупнейших госбанков?

— Безусловно. Следует объективно признать, что возможностей у госбанков больше, прежде всего потому, что инвесторы оценивают их риски ниже, чем частных кредитных организаций. Это и правильно, так как рейтинги госбанков приравниваются к рейтингам страны, а в ситуации с коммерческими банками вступают в силу еще и другие факторы, обусловленные положением банка в системе и его индивидуальными рисками. Поэтому, госбанки более активно работают в области международного фондирования.

— По вашему мнению, почему тема торгового финансирования остается для большинства российских банков невостребованной? И кому она должна быть более интересна: госбанкам или частным банкам из TOP-30?

— Торговое финансирование — это важный шаг! Однако, в силу особого положения, в котором работают госбанки, им, безусловно, отдается приоритет. Они изначально более привлекательны для инвесторов, повторюсь, так как риски сведены к минимуму, ведь есть понимание, что государство несет ответственность за средства, полученные госбанками. У коммерческих банков другая ситуация. Однако, безусловно, можно говорить о существенном прогрессе и с этой стороны. Торговым финансированием начали заниматься более активно.

— Вы согласны с тем, что дальнейшее развитие системы рефинансирования банков ограничено отсутствием достаточной залоговой базы по кредитам банкам?

— На практике, госбанки, располагая более крупным собственным капиталом, выдают кредиты более крупным и рейтингованным заемщикам, которые проще заложить в Банке России. С точки зрения рыночного обеспечения, многие банки, включая нас, располагают высококачественными портфелями бумаг. В этом отношении ситуация более равная.

— Что касается введения в действие поправок в положение 110-И, касающихся применения повышенных «весов» для высокорискованных кредитов, это существенно затормозит развитие проектного финансирования и кредитования стартапов/инноваций?

— Вот эти вопросы как раз можно было бы и поручить госбанкам, так как они могут себе позволить принять на баланс более высокие риски. Коммерческие банки тоже, имея свою систему оценки рисков, занимаются проектным финансированием и кредитованием стартапов, но в недостаточном объеме, потому что, действительно, риски в этих направлениях слишком высоки.

— Вы согласны с тем, что системы риск-менеджмента многих российских банков не отвечают мировым стандартам? Должен ли Банк России принуждать системно значимые банки внедрять передовые технологии оценки и ограничения рисков для снижения рисков в целом по системе?

— Я бы не согласился с этим утверждением полностью. Безусловно, еще есть вопросы, где регулирование недостаточно проработано, но с каждым днем идет процесс совершенствования. Вся банковская система под контролем Центрального банка, в общем, развивается: улучшаются системы управления рисками, повышается качество и эффективность надзора. И все ведущие банки, входящие в TOP-100, работают над внедрением передовых технологий риск-менеджмента.

— Следует ли банкам самим активно развивать программы повышения финансовой грамотности клиентов, не рассчитывая на поддержку государства в данном вопросе?

— Знаете, я еще в 90-х годах говорил об этом в интервью, когда появлялись разные организации типа МММ, и банки предлагали людям вкладывать деньги на депозиты под 20—30%. Отсутствие финансовой грамотности среди большого количества населения — это действительно наш бич. Но, если сравнивать 90-е годы и сегодняшний день, то, конечно же, уровень финансовой грамотности вырос. Это не означает, что он достиг совершенства, необходимо продолжать над этим работать. В частности, мы всегда стараемся вести разъяснительную работу с клиентами, обсуждать, интересующие и непонятные им вопросы.