Антон Дроздов: «Все заработанные пенсионные права будут сохранены»
Фото: Pfrf.ru

Антон Дроздов: «Все заработанные пенсионные права будут сохранены»

2506

Обсуждение грядущей пенсионной реформы в России, старт которой намечен на 2013—2014 годы, в последние месяцы приводит к серьезным спорам в экспертном сообществе и вызывает немало вопросов у обывателей. О работе над концепцией долгосрочного развития пенсионной системы России до 2050 года, о судьбе накопительного компонента и росте пенсий в интервью РИА Новости рассказал глава Пенсионного фонда России (ПФР) Антон ДРОЗДОВ.

— Антон Викторович, что ждет россиян в связи с грядущей пенсионной реформой? В чем ее суть? Можно ли говорить о том, что это будет действительно реформа?

— Пенсионная реформа в постсоветский период произошла в России в 2002 году, когда была полностью изменена формула подсчета пенсионных прав граждан, введен единый социальный налог и накопительный компонент пенсионного страхования.

Вместе с тем некоторые ключевые задачи так и не были решены. Не был реформирован институт досрочных пенсий, не созданы корпоративные пенсионные системы, остался нерешенным вопрос о сбалансированности системы пенсионного страхования по доходам и расходам. Не были также предприняты все необходимые шаги для действительного развития накопительного компонента. Закон о выплатах пенсионных накоплений появился только в 2011 году. При этом нормативной базы, гарантирующей гражданам сохранность и доходность средств их пенсионных накоплений, нет до сих пор.

Таким образом, за 10 лет в пенсионной системе накопился целый пласт проблем. И теперь, разрабатывая долгосрочную стратегию развития, мы вынуждены находить решение этих вопросов. Можно ли назвать это реформой? На мой взгляд, это естественный процесс совершенствования системы.

— Министр труда и соцзащиты Максим Топилин неоднократно отмечал, что в первую очередь необходимо решить проблему дефицита бюджета Пенсионного фонда России. Как ПФР планирует сбалансировать свой бюджет?

— Очевидно, что дефицит бюджета ПФР, который в 2012 году превышает 1 триллион рублей, должен быть как минимум управляемым, а не растущим от года к году. Но эта задача решается не только внутри Пенсионного фонда. Ведь бюджет ПФР тесно увязан с федеральным бюджетом, он регулируется, исходя из общих бюджетных правил и подходов к обеспечению макроэкономической и социальной стабильности в стране.

Сейчас идет согласование с министерством финансов тех конкретных шагов, которые могут быть предприняты для решения этой задачи в перспективе 2013—2015 годов. При этом снижение дефицита пенсионной системы не может быть самоцелью. Нужна система, которая обеспечит граждан пенсией, адекватной их заработку и возможностям экономики. Чтобы уровень жизни пенсионеров не падал так значительно, как это происходит сейчас. Фактически, с одной стороны, перед нами стоит задача предложить меры, которые снизят нагрузку на бюджет, с другой — необходимо, чтобы эти меры были увязаны с долгосрочными решениями по развитию пенсионной системы.

— Пенсионный фонд, Минтруд и Минфин понимают, за счет чего можно снизить дефицит пенсионной системы?

— Между профильными министерствами есть консенсус по ряду мер. Первая касается самозанятого населения. Сейчас индивидуальные предприниматели, фермеры, адвокаты, нотариусы и другие платят чуть более 14 тысяч рублей в год, что в несколько раз меньше, чем платят страхователи в среднем за наемного работника (22% от годового заработка до 512 тысяч рублей и 10% сверх этого предела — прим. ред.). Получается, что и пенсионные права у этой экономически активной части населения формируются недостаточные. Есть предложение увеличить пенсионные платежи представителей самозанятого населения примерно в два раза. Это позволит им сформировать трудовую пенсию хотя бы в минимальном размере.

Еще одна мера — отказ от льготных тарифов страховых взносов после завершения периода действия этих льгот для отдельных категорий страхователей, которые в основном заканчиваются в 2014—2015 годах. На мой взгляд, если есть необходимость поддержать отдельные отрасли и секторы, то лучше это делать через субсидии, а тариф платить в полном объеме.

При этом, стоит отметить, в 2013—2015 годах будет действовать та же ставка тарифа в ПФР, что и в 2012 году — 22%.

Другой важнейший момент — поэтапное введение дополнительного тарифа страховых взносов для страхователей, имеющих работников на вредных и опасных производствах.

Но есть и такие меры, дискуссия по которым в настоящее время продолжается. Минфин предлагает увеличить минимальный стаж, дающий право на трудовую пенсию, с 5 до 10 лет, но мы понимаем, что существенной экономии она не даст.

Минфин также предлагает пересмотреть подходы по индексации пенсий, что может привести к снижению уровня пенсий и социальных пособий по отношению к росту средней заработной платы и величине прожиточного минимума пенсионера. Мы с этим согласиться не можем. Тем более что в правительстве уже объявлено о том, что в 2013—2015 годах общий уровень роста трудовых пенсий составит 45%. При изменении действующих правил обеспечить такую индексацию не получится.

Дискуссия идет вокруг вопросов совершенствования накопительного компонента.

— Единогласия в вопросе накопительной части пенсии, похоже, нет ни среди ведомств, ни среди экспертов?

— Накопительная часть пенсии по обязательному страхованию в своем нынешнем виде пока не стала страховкой от бедности. Формирование пенсионных прав в распределительной системе идет более высокими темпами по сравнению с доходностью от инвестирования средств пенсионных накоплений. Сравните: в 2004—2011 годах инфляция в Российской Федерации составила 215%, при этом индексация страховой части пенсии — 337%, а доход от инвестирования пенсионных накоплений государственной управляющей компанией — 149%. Результаты инвестирования негосударственными пенсионными фондами в среднем чуть лучше — 159%, но все они ниже инфляции. Получается, что у граждан, имеющих накопительную часть, пенсионные права формируются вдвое меньшими темпами, чем по страховой части, а накопленные средства обесценились.

Расчеты показывают, что накопительная часть будет относительно значима для граждан, выходящих на пенсию только ближе к 2040 году, когда ее доля в трудовой пенсии приблизится к уровню примерно в 18%. До этих пор основную нагрузку по пенсионному обеспечению будет нести солидарная система (когда пенсии пенсионерам платятся из страховых взносов за работающих граждан и за счет средств федерального бюджета — прим. ред.). Поэтому, сейчас важна сбалансированность именно солидарной части, чтобы она не уменьшалась быстрыми темпами.

— В правительстве обсуждают снижение ставки на накопительную часть до 2%, при этом предлагается отправить 4% в солидарную часть бюджета Пенсионного фонда. Обсуждается также возможность направления этих 2% на развитие корпоративных пенсионных программ. Что Вы думаете об этом предложении?

— Я считаю, что в нашей стране обязательная накопительная система во многом играет переходную роль. И насколько она оптимальна для экономики — должно ли это быть 6% страхового тарифа, 4% или 2% — необходимо определиться.

Никто не говорит, что накопительный компонент необходимо «убивать», но его нужно развивать. Мы считаем, что его надо выводить в корпоративный или добровольный формат, либо оптимизировать. Оптимизация, как один из обсуждаемых вариантов, — это снижение размера страхового тарифа на накопительную часть. Кроме того, есть предложение дать людям возможность сделать выбор: полностью перейти в солидарную систему или часть страховых взносов направлять в накопительный компонент.

Есть и другой вариант: сделать накопительный компонент обязательным для граждан после достижения ими определенного, достаточно высокого уровня доходов. Это предложение, кстати, показывает, что эксперты прекрасно понимают: для низкооплачиваемых слоев накопительная система эффективно не заработает. Мы эти варианты в настоящее время изучаем и анализируем.

Что касается корпоративных и добровольных пенсионных программ, они более эффективны, чем обязательная накопительная, принудительная система. Надо стремиться к тому, чтобы развивать корпоративные добровольные пенсионные системы, надо законодательно стимулировать этот процесс. Гражданам также необходимо предоставить больше цивилизованных возможностей по формированию личных пенсионных накоплений, допуску на этот рынок страховых компаний и банков. Сейчас ведется работа над законом по расширению пенсионных и страховых продуктов, и мы работаем над ним вместе с участниками страхового рынка, негосударственными пенсионными фондами, Минфином и Федеральной службой по финансовым рынкам.

— Если дать право выбора, то сколько, по вашим оценкам, людей перейдет полностью в солидарную систему?

— Мы считаем, что до 70% граждан. У нас очень высокий уровень дифференциации заработной платы в стране. Около 75% работающих получают зарплату ниже средней по экономике. Для этих людей формирование накопительной части пенсии в обязательном порядке, как это происходит сейчас, не является значимым. Они смогут поручить себя заботам государства и формировать свою будущую пенсию по обязательному пенсионному страхованию в солидарной системе. А те, кто получает высокую зарплату, смогут активно инвестировать свои накопления, в том числе и добровольные, как это происходит и сегодня.

— Если мы принимаем эти варианты, что будет с тем багажом пенсионных накоплений, который уже сформировался?

— Все накопления останутся за гражданами и будут продолжать инвестироваться, а при решении гражданина выйти на пенсию — будут ему выплачиваться в виде накопительной части пенсии или пенсионной выплаты. То есть все пенсионные права сохранятся и все пенсионные накопления будут учтены при назначении им пенсии. Никто ничего отбирать не собирается.

— Сейчас обсуждаются разные предложения по расширению перечня активов, в которые можно вкладывать пенсионные накопления. Где, по вашему мнению, пролегает эта грань между доходностью и надежностью вложений: какие бумаги стоит включить в этот список?

— Общий объем рынка пенсионных накоплений сейчас превышает 2 триллиона рублей. Не секрет, что их не удается в достаточных объемах размещать в инфраструктурные и инвестиционные проекты, в основном эти средства вкладываются в госбумаги. И здесь, конечно, объем нашего рынка тесноват для действующего уровня накопительной системы — сегодня уже пенсионные накопления превышают треть рынка РТС. Отсюда и предложения по оптимизации этих процентов и развитию корпоративных систем.

При этом, конечно, мы считаем, что средства пенсионных накоплений должны регламентироваться отдельной законодательной базой. В том числе, чтобы снять с государства те риски, которые сейчас на нем лежат в связи с инвестированием пенсионных средств частными институтами.

— Вернемся к досрочникам — работникам вредных производств. Насколько может быть увеличен тариф для их работодателей? И какой это даст эффект?

Сейчас страхователи уплачивают за таких работников взносы по общеустановленному тарифу. Люди досрочно выходят на пенсию, а выплаты им идут из солидарной системы за счет пропорционального снижения пенсий всем остальным пенсионерам. А это,по мнению наши социальных партнеров-профсоюзов, несправедливо.

Эксперты и министерства сходятся в том, что начинать нужно с повышения тарифа для работодателей в 2013 году на 2—4% в зависимости от категории рабочего места с поэтапным повышением. В 2014 году — на 4—6%, в 2015 году — на 6—9%. Эта мера даст двойной эффект: позволит уменьшить дефицит бюджета ПФР и будет стимулом для работодателей к сокращению и модернизации рабочих мест с вредными и опасными условиями труда.

Есть более радикальные предложения: сразу увеличить тариф на 6% и 9% по этим спискам, но тогда необходимо определить механизмы вывода досрочников в корпоративную систему и создавать этот институт. Не исключено, что оба сценария могут быть синхронизированы. Мы должны предоставить работодателям возможность выбора: либо они платят повышенный тариф по страховым взносам, либо они создают корпоративную программу для своих сотрудников, работающих на вредных и опасных рабочих местах. Не исключено, что для работодателей, которые выведут своих досрочников в корпоративные программы, будут предусмотрены и налоговые льготы.

— В контексте реформирования института досрочных пенсий возникает вопрос об учителях и врачах, которые также имеют право на досрочный выход на пенсию за счет выслуги лет.

— Льготные стажевые пенсии для врачей и учителей когда-то были компенсацией их низкой заработной платы. Учитывая, что средний возраст работающих сегодня учителей составляет 52 года, врачей — 46, нормальной практикой стало продолжать работать после выхода на пенсию. А пенсионные выплаты фактически являются прибавкой к зарплате. Сейчас правительство реализует меры по существенному повышению зарплаты учителям, врачам и другим категориям льготников-бюджетников. Эти процессы — реформирование института досрочных пенсий и повышение уровня заработной платы — должны быть синхронизированы.

Но при этом для всех досрочников: и с вредных производств, и для бюджетников, будет действовать принцип — все пенсионные права, которые уже сформированы, останутся за гражданами. Самое главное — никто никаких заработанных пенсионных прав отбирать не собирается. Если у человека есть хотя бы один день специального стажа для специального права на досрочную пенсию, он уже вошел в систему и приобретает права, их просто «обнулять» никто не собирается. Такой задачи никто не ставит.

— Вы могли бы озвучить промежуточные итоги по сбору страховых взносов в 2012 году?

— Мы план пока перевыполняем. За 7 месяцев уже собрано 61,1% планового годового объема, но страховые взносы по месяцам поступают неравномерно, то есть пока идем с некоторым опережением графика. Собрано 1,7 триллиона рублей при годовом плане 2,7 триллиона рублей.