Иштван Лендьел: «Без риска удачи не видать»

Иштван Лендьел: «Без риска удачи не видать»

3351

Банковские структуры бывших стран соцлагеря, в том числе и России, активно интегрируются в мировую финансовую систему. С какими вызовами они сталкиваются при этом? Какие тенденции должны учитывать, внедряясь в общеевропейское финансово-экономическое пространство? Как противостоять этому вызову? Во многих странах банки создают финансовые группы, куда входят страховые, лизинговые, управленческие компании, инвестиционные фонды. Возглавляет такую группу сам банк. Финансовые группы способны компенсировать ту часть бизнеса, которую банки могут потерять в рыночной доле. Яркий пример тому — венгерская банковская группа OTP, которая теряет свою рыночную долю на банковском рынке, но в целом сохраняет свои позиции.

На эти вопросы в интервью «Национальному банковскому журналу» ответил Иштван ЛЕНДЬЕЛ — генеральный секретарь, главный аналитик Банковской ассоциации стран Центральной и Восточной Европы (ВАСЕЕ).

Правда ли, что снижается роль банковского кредитования?

Снижение роли банков как финансовых посредников проявляется по-разному. Во-первых, уменьшается роль банковских депозитов в финансовых активах, во-вторых, наблюдается относительное снижение банковских кредитов. Сегодня клиенты компаний могут не только получать финансирование в форме банковских кредитов, но и заимствовать необходимые средства на финансовых рынках.

Особенно заметно, начиная с 70-х годов ХХ века, этот процесс идет в США, где объем финансовых рынков уже в четыре раза превышает объем банковских активов. Следом идет Япония. В Западной Европе эта тенденция пока менее значительна, но, тем не менее, развивается.

Насколько велика вероятность того, что эти процессы затронут и банковские системы Восточной Европы и стран СНГ?

Я считаю, что для многих стран Восточной Европы это уже реальность. Когда в Польше и Венгрии стали облагаться налогом проценты по банковским депозитам, сразу резко вырос объем вложений в инвестиционные фонды. В Польше, например, за последние годы сократился абсолютный размер банковских активов, не говоря уже о депозитах. Сами банки начали активно инвестировать в фонды. В Венгрии это произошло год назад, в августе 2006-го, когда ввели налог с процентов, начисляемых на банковские депозиты.

Что происходит с рынком кредитных рисков? Как можно их снизить?

Кредитный риск можно снизить, во-первых, с помощью переупаковки и продажи активов на рынке, во-вторых, продав или купив кредитную защиту с помощью кредитных деривативов.
Банки, чтобы управлять своими кредитными рисками, прибегают к новым инструментам. Это кредитные деривативы или разные формы кредитной защиты.

Рынки ведут себя истерично, их поведение невозможно предсказать с помощью математических моделей. Последние события в США — доказательство тому. Допустим, банк выдает кредит своему клиенту, но по каким-то соображениям считает, что надо сократить объем кредитного риска. Банк выходит на рынок, где ищет возможность покупки этой защиты. Есть торговые площадки, где предлагаются ценные бумаги Credit Default Swap. Заключается контракт, в соответствии с которым продавец кредитной защиты соглашается выплатить покупателю определенную сумму в случае наступления форс-мажорных обстоятельств. Взамен покупатель выплачивает продавцу премию. Иными словами, если банк считает, что какой-то заемщик имеет повышенный риск, то можно перестраховаться, и в случае дефолта банк получит прибыль. Дефолтный своп (Credit Default Swap) предназначается на тот случай, если покупается защита.

Переупаковка и продажа кредитов — это другая форма снижения кредитного риска. Мы видели на рынке ипотеки в США, что банки выдавали — и не только банки ипотечные кредиты с повышенным риском. Они создавали пул ипотечных кредитов и выпускали облигации. Под гарантии этих облигаций и была выпущена ценная бумага, она предлагалась инвесторам, которые могли ее купить. Секьюритизация, фактически, переупаковка — тоже форма снижения кредитного риска, потому что банки, продавая свои активы, на первый взгляд избавляются от кредитного риска. Происходит ли в самом деле снижение уровня кредитного риска для банков — сложный вопрос, особенно в свете последних событий на международных рынках.

КСТАТИ…

ВАСЕЕ — некоммерческая ассоциация, зарегистрированная в 1996 году в Париже (Франция) с офисом в Будапеште (Венгрия). Охватывает банковскую систему и банки 29 стран Центральной и Восточной Европы, государств Балтии и СНГ. Цели ассоциации — помогать развитию межбанковских отношений, способствовать выходу восточноевропейских банков и банков СНГ на международные рынки и передаче знаний в области современных банковских технологий.

Если снижается посредническая роль банков, становится меньше депозитов, где кредитным организациям искать средства для развития своего бизнеса?

Чтобы найти альтернативу депозитам, банки выходят на рынок. Инвесторы на финансовых рынках покупают банковские облигации, другие ценные бумаги — происходит массовое фондирование. И это в какой-то мере заменяет классические банковские депозиты. Но опасность в том, что рынок крайне истерично реагирует на любые изменения. Если в Америке что-то происходит, стоимость фондирования для европейских банков может резко измениться. Банковские же депозиты относительно стабильны.

Банки Восточной Европы и стран СНГ тоже выходят на международные финансовые рынки, размещают еврооблигации, берут синдицированные займы. И они должны учитывать эту особенность рынка. Думать о том, что будет через год — два года, когда наступит срок гасить долги.

Меняется ли в мире отношение к банковскому надзору?

Да. Значение банковского надзора растет. Базельские соглашения уже обязательны для банков Евросоюза, предполагается, что с 2008 года стандарты «Базель II» будут внедряться и в России.
Но что происходит? Финансовая дисциплина в банках становится все строже, поэтому риски переходят к тем участникам рынка, где дисциплина слабее, например хедж-фондам, там никакого надзора нет. Однако эти риски возвращаются к банкам, потому что хеджфонды и инвестиционные компании становятся их клиентами. От кредитного риска, таким образом, никак не избавиться. Если нет кредитного риска, нет и банковского дела вообще. Банки должны понимать риски, менять риски и управлять рисками.

Вы действительно считаете, что банки в большинстве своем становятся все более открытыми, а их деятельность — все более прозрачной?

С одной стороны, да, потому что стандарты становятся все строже, надзор жестче, рынок заставляет банки быть более открытыми. С другой стороны, происходит обратный процесс, его мы наблюдаем в США — там банки вовлечены в рынок ипотеки, и мы не знаем точный объем их проблем. Кстати, в странах СНГ имеют большое значение национальные стандарты отчетности. Как аналитик, я могу сказать, что проанализировать российские банки только на базе МСФО невозможно, гораздо больше информации дают национальные стандарты. У российских банков есть немало регулярной и доступной информации.

Безусловно, преимущество МСФО в том, что аналитик, который сидит в Лондоне, может проанализировать работу банка, например, в Южной Африке с помощью международных стандартов финансовой отчетности. Это более гибкий инструмент, чем национальные стандарты, он дает больше возможностей для толкования менеджменту. Но преимущество национальных стандартов в том, что можно сравнить данные разных стран.

Поскольку в Восточной Европе, в том числе и в России, внедряются международные стандарты финансовой отчетности, наша ассоциация составляет первый справочник банков Центральной и Восточной Европы именно с помощью балансовых данных по МСФО. Мы анализируем различные сравнительные показатели по разным странам, а также внутри страны, на уровне регионов. Этим он будет отличаться от других справочников.

Если проанализировать все современные тенденции, какие уроки должны извлечь для себя банковские системы развивающихся стран?

Первый урок, наверное, в том, что банки остаются очень важными, если не основными игроками в экономике, поскольку они имеют достаточный опыт и ресурсы для измерения и понимания рисков. И для всей финансовой системы выгодно, если банки останутся центрами управления рисками, потому что они лучше прочих понимают их.

Второй урок: кредитный риск не исчезает, только меняет форму.

Третий урок: в условиях глобализации безответственная кредитная политика в одних сегментах рынка может спровоцировать проблемы в других сегментах, причем молниеносно. Рынки ведут себя истерично, их поведение невозможно предсказать с помощью математических моделей. Последние события в США — доказательство тому.

Четвертый урок: если менеджмент не понимает рисков и профиля банка, банк в опасности. Те сложные инструменты, которые предлагаются инвестиционными банками, — для опытных бизнесменов. Если в банке не понимают, что предлагается, — лучше этим не заниматься.

Пятый урок: не забывать опыт предыдущих кризисов. Хотя они повторяются всегда в новой форме, риск приходит неожиданно из каких-то сегментов рынка. Существует некий цикл кризисов и мини-кризисов. Раз в десятилетие на международных финансовых рынках случается какое-то потрясение. В этот раз началось с ипотечного рынка Америки, и мы еще не знаем полного объема потерь, надеемся, что все закончилось.

Очень важный шестой урок в том, что наши банки, которые ведут себя более консервативно, меньше пострадали. Можно сказать, почти не пострадали. Банки Центральной и Восточной Европы непосредственно не оперировали на этих рынках, не покупали такие облигации.

Хотел бы подчеркнуть роль центральных банков. Когда рынки становятся неуправляемыми, тогда центральные банки, как это случилось, должны помочь рынкам успокоиться. Европейский центральный банк, американская ФРС влили большую ликвидность в рынки, чтобы успокоить их. Хотел бы подчеркнуть, что Банк России тоже понял значение возможных проблем и принял очень правильное решение, расширив возможности системы рефинансирования. В этой ситуации Центробанк выступил как мощный защитник банковской системы России.

Досье

Иштван Лендьел — генеральный секретарь, главный аналитик Банковской ассоциации стран Центральной и Восточной Европы (ВАСЕЕ). Родился в Будапеште (Венгрия) в 1959 году. Окончил МГИМО, специальность — международный экономист. Получил дополнительное образование в Париже, Лондоне, Филадельфии, Брюсселе, Франкфурте, Лимассоле. Работал в Клиринговой банковской ассоциации в Брюсселе, Венгерском национальном банке и ряде коммерческих банков страны. С 1998 года — возглавляет ВАСЕЕ в Будапеште.

Галина ПОЛОЖЕВЕЦ