Иван Свитек: «Банк должен уметь выбирать, чем не заниматься»
Фото: Хоум Кредит Банк

Иван Свитек: «Банк должен уметь выбирать, чем не заниматься»

6765

Предправления Хоум Кредит Банка Иван СВИТЕК рассказал порталу Банки.ру о причинах повальной моды на розничный бизнес, бессмысленности справки о доходах заемщика, отличиях кредита от булочки, а также о своей мечте — стать разносчиком прохладительных напитков.

— Существует мнение, что POS-кредитованию осталось жить всего несколько лет. Вы замечаете, что этот рынок «схлопывается»?

— Нет. Я скажу так: он видоизменяется. Глядя на то, что происходит сейчас на рынках западных стран, можно сделать вывод, что вскоре россияне перейдут от приобретения в кредит относительно недорогих товаров, например мобильных телефонов и микроволновок, к крупным покупкам — мебели, путевкам в экзотические страны, дорогим медицинским услугам. Увеличатся и сроки POS-кредитования.

— Вы не раз заявляли, что госбанки — Сбербанк и ВТБ, которые начинают заниматься POS-кредитованием, не потеснят «Хоум Кредит» с позиции лидера на этом рынке. На чем основана ваша уверенность?

— Мы работаем в POS-секторе 10 лет, и наш опыт, наши технологии позволяют нам быть гибкими, быстро подстраиваться под внешние изменения. Успех в POS-бизнесе зависит от многих факторов. Нужно суметь наладить дистрибуцию — заключить договоры с десятками тысяч торговых точек, «разбросанных» по всей стране. Нужно создать систему оперативной проверки информации о заемщике и выдачи решений о предоставлении кредита, максимально минимизировав риски. Притом хорошо бы умудриться все это сделать дешево.

— Что вы решили с автокредитованием? Вы завершили «пилот»? Будете ли в итоге активно развивать это направление?

— Тестирование продолжается, и выводы еще делать рано. Мы хотим понять, сможем ли попасть в топ-5 в автокредитовании, иначе нам не имеет смысла за это дело всерьез браться. Хвататься за все направления банковского бизнеса, даже в розничном секторе, по принципу «лишь бы было» — не наш путь. Одна из основных проблем на российском банковском рынке состоит в том, что все хотят заниматься всем. А главное, что банк должен уметь, — это выбирать, чем не заниматься. Так, мы уже твердо решили не заниматься ипотекой.

— У «Хоум Кредита» есть высокорискованные для банка продукты. Например, кредитные карты, при получении которых от заемщика не требуется подтверждение его дохода. Какой процент невозврата вы закладываете в такую модель?

— Без подтверждения дохода мы кредитуем только на небольшие суммы.

— Все равно. Выдавать заем на основе только паспорта…

— Я много езжу по России. И вижу, что даже в глубинке чуть ли не на каждом столбе висят объявления с предложением купить любую справку. Поэтому 2-НДФЛ, конечно, важный документ, но я все больше убеждаюсь, что его легко подделать. В принципе, если есть информация о типе потенциального заемщика: профессии, условиях его проживания, семейном положении, имуществе, то уже можно прикинуть уровень его дохода, потребительское поведение. Скажем, если речь идет о водителе автобуса из Тюмени с 15-летним стажем, уже понятно, сколько примерно он зарабатывает. Справка не нужна.

— Микрофинансовые организации, предоставляющие займы населению, вы считаете своими конкурентами?

— Нет. Объем микрофинансового рынка составляет, по нашим данным, десятки миллиардов рублей, тогда как рынок банковского кредитования физлиц — более 6 триллионов рублей. То есть разница огромная. Вообще, мне непонятно, какие клиенты пользуются услугами микрофинансовых организаций и зачем они платят по займам 1—2% в день. Что, у человека настолько плохая кредитная история, что на банковский кредит он не может рассчитывать? Или он почему-либо очень боится банков?

— Возможно, это вопрос о финансовой грамотности населения? Ведь столбы обклеены объявлениями не только о продаже справок о доходах, но и о кредитах за 5 минут без подтверждения доходов и поручителей.

— Да я даже видел автобусную станцию, обвешанную рекламой таких займов! Не представляю, чьих это рук дело. Возможно, мошенников, брокеров… Вряд ли здесь замешаны серьезные банки — такие объявления портят им репутацию. Не понимаю, почему люди готовы связываться непонятно с кем вместо того, чтобы прийти в комфортабельный банковский офис и спокойно оформить кредит под разумный процент?

— Летом вы поспорили на одной конференции с президентом «Тинькофф Кредитные Системы» Оливером Хьюзом. По его мнению, розничный бизнес эффективнее развивать дистанционно, что он доказывает на примере своего банка. Вы же настаиваете на том, что личный контакт с клиентом является важнейшей составляющей работы кредитной организации. Чем подкреплена ваша позиция? Ведь сейчас почти все в большей или меньшей степени «уходят в Сеть».

— Даже в продвинутых Скандинавских странах, где 90% банковского обслуживания осуществляется дистанционно, только 10% продаж происходит через Интернет. Это говорит о том, что продукты настолько сложные, что люди, принимая решение об их приобретении, всегда будут предпочитать общение с менеджером с глазу на глаз. Взять кредит — это не купить булочку или молоко.

— Есть ощущение, что многие россияне до сих пор не понимают, что кредит — сложный продукт. Часто происходит так: человеку срочно потребовались деньги, он их взял в банке, а потом для него стало чуть ли не откровением, что их надо отдавать, да еще и с процентами.

— Не сказал бы. Российские заемщики дисциплинированные. Например, я много лет работал в Бразилии, где ситуация с возвратом кредитов обстоит намного хуже, чем здесь.

— Назовите, пожалуйста, уровень просрочки по кредитному портфелю вашего банка?

— NPL (просрочка от трех месяцев до года) за первое полугодие 2012 года составила 6%.

— Летом «Хоум Кредит» объявил об открытии «финансового магазина» в рамках реализации новой модели работы розничного бизнеса. Каковы особенности этого проекта?

— Мы пытаемся, как говорится, приблизить банк к народу, сделать его понятным. К примеру, наш кредитный договор теперь написан «человеческим» языком, максимально упрощен и занимает всего три страницы.

— Какова ваша дальнейшая политика в плане привлечения вкладов физлиц? Сейчас «Хоум Кредит» предлагает высокие ставки — до 12% годовых. Планируется ли их дальнейшее повышение?

— Наши ставки по вкладам уже не менялись около года. Повышать их уровень мы пока не планируем, во всяком случае до конца года.

— Сколько процентов вклады занимают в объеме ваших пассивов?

— Больше 70%.

— Сейчас вновь активно обсуждается тема увеличения страховой суммы по вкладам — с 700 тысяч до 1 миллиона рублей. Считаете ли вы, что это целесообразно?

— В этом есть смысл. Это поспособствует сокращению числа тех, кто раскладывает средства по разным банкам, а также притоку крупных вкладчиков в частные кредитные организации.

— Много ли жалоб поступает в последнее время от клиентов? В сам банк, в суд, в Роспотребнадзор?

— В процентном соотношении очень мало. У нас больше 5 миллионов клиентов.

— На что в основном люди жалуются?

— На то, что требуем вернуть деньги, на ошибки, которые, по мнению клиента, совершил банк. Мы очень внимательно разбираем каждую жалобу. Многие из них я просматриваю лично.

— Уже много лет обсуждается несколько законопроектов, касающихся розничного банковского сектора: «О потребительском кредите», «О деятельности по взысканию просроченной задолженности физических лиц» (о коллекторской деятельности»), «О финансовом омбудсмене», «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника» (о банкротстве физлиц) и ряд других. Эти законы вообще нужны рынку, по вашему мнению?

— Нужны, если законы будут сбалансированы в плане интересов банка и клиента. С этой целью мы активно участвуем в их обсуждении.

— А вас слушают?

— Не всегда. Например, для банков очевидна необходимость коллекторских агентств. Банки не способны всю работу по сбору просрочки осуществлять самостоятельно. Это общемировая практика. А соответствующий законопроект обсуждается уже очень долго.

— Летом вы заявляли, что не ждете финансового кризиса в России и рассчитываете на рост потребительского кредитования. На чем основано ваше мнение? Вы его не изменили?

— Я просто считаю, что кризис, начавшийся в 2008 году, продолжается. Но ухудшения ситуации я не ожидаю. И вообще, это, скорее, не кризис, а новые экономические условия, которые давно всем уже пора принять, и учиться в них жить, и уж точно не объяснять свои проблемы и неудачи «угрозой новой волны».

— Но наверняка же есть какие-то экономические факторы, которые могут помешать развитию бизнеса вашего банка?

— Какой смысл говорить о сложностях? Конечно, не хватает персонала, качество образования оставляет желать лучшего, возникают проблемы со связью, без мошенничества не обходится. Но у России огромный потенциал. А какие-то препятствия к развитию бизнеса есть в каждой стране.

— В августе ФАС дала вашему банку разрешение на секьюритизацию портфеля потребительских кредитов объемом до 22 миллиардов рублей (более 11% активов «Хоум Кредита»). Сделка состоится?

— Да, мы уже сделали первую часть — провели секьюритизацию на 5 миллиардов рублей.

— Вы также заявляли, что розничный банкинг никогда не был так привлекателен, как сейчас. Почему?

— В банковской рознице я работаю уже 15 лет, но самыми «крутыми» всегда считались инвестбанкиры. Теперь ситуация изменилась. Наш бизнес сложный (по сути, это фабрика финансовых продуктов), но он доходный и устойчивый. Вот банкиры и устали рисковать в ожидании сверхдоходов и потянулись к стабильности.

— В последнее время многие банки ринулись в розницу. Что их побуждает к этому?

— Все видят возможность получить хорошую маржу, но не понимают, что она не берется из воздуха, не принимают во внимание сложность розничного бизнеса, риски, операционные расходы и прочее.

— Менеджеров PPF в рамках группы часто переводят с одной позиции на другую. Управленец, курировавший банк, может, к примеру, возглавить энергетическое направление, а руководитель девелоперского бизнеса отправиться развивать лотереи. Вам известны планы по поводу вас? Еще долго рассчитываете оставаться на посту главы российского «Хоум Кредита»?

— Развитие бизнеса в странах БРИКС — это интересно! Бразилия, Россия… Может быть, Индия? (Улыбается). Мне нравится то, что я делаю. Мне нравится Россия. И я никуда не собираюсь переходить.

— Вообще, вам чем бы хотелось заняться после ухода из «Хоум Кредита»?

— Хорошо, наверное, когда-нибудь оставить бизнес, надеть шорты и панаму и радоваться жизни, работая разносчиком прохладительных напитков на бразильском пляже.

Беседовала Юлия ПОЛЯКОВА, Banki.ru