Андрей Казьмин: «Я продал свои акции, и никакого демарша в этом нет»

Андрей Казьмин: «Я продал свои акции, и никакого демарша в этом нет»

3154

Предложение возглавить «Почту России», от которого невозможно отказаться, Андрей КАЗЬМИН получил в разгар финансового кризиса на зарубежных рынках. Сейчас, передавая бразды правления экс-министру экономического развития Герману Грефу, он не беспокоится за судьбу крупнейшего банка Восточной Европы — за 12 лет под его руководством Сбербанк стал кредитным учреждением, способным стабилизировать всю банковскую систему без «звонков сверху». В интервью газете «Ведомости» Андрей КАЗЬМИН подвел итоги работы в Сбербанке и рассказал о планах на будущее.

— В последние дни появлялась информация сначала о вашем желании продолжить карьеру в западном банке, а затем — об отказе от работы на «Почте России». Каковы реальные планы?

— Руководством страны сделано серьезное предложение. Оно меня заинтересовало, и я долго не раздумывал. Подаю документы на конкурс и надеюсь его пройти.

— Среди требований к кандидату на должность руководителя «Почты России» говорится о профильном опыте работы…

— Детально положение о конкурсе еще не изучал, но определенный опыт имею. После 9-го класса на двухнедельную практику я попал в почтовую экспедицию Министерства внешней торговли СССР. Там мне предложили еще месяц летом поработать, пока сотрудники находились в отпусках. Успешно оформлял заграничные бандероли с описями, таможенными приложениями и др. Ну, а если серьезно — в течение почти 12 лет руководил Сбербанком, накопил опыт, в том числе, по осуществлению кассового обслуживания населения, осуществлению денежных переводов, обеспечению выплаты пенсий. Эти функции осуществляет и «Почта России».

— Какие задачи предстоит решать на почте теперь?

— Завершаю работу в Сбербанке. Физически времени на вникание в новую работу у меня пока не было. Конечно, смотрел разные справки и отчеты. Складывается понимание, что в процессе модернизации почты можно вести речь и о развитии одновременно банковской сети. Но о внятных планах уместно говорить дней через 100 после вступления в новую должность.

— Какой главный багаж из Сбербанка с собой возьмете?

— Опыт работы сетевой структуры. Насколько его возможно перенести на почту, пока не берусь судить: в чужой монастырь, как говорится… Будем анализировать направления деятельности и искать пути повышения эффективности. Надо вникать в регламентную базу, в механизм формирования тарифов, смотреть, как они корреспондируются с затратами, как отстроена мотивация персонала.

— А что из самого значимого удалось в Сбербанке?

— За период моей работы в банке реализованы две пятилетние концепции, нацеленные на трансформацию классического сберегательного института в универсальный коммерческий банк. Лучшая характеристика — это структура баланса. В 1996—1997 гг. в активах доминировали государственные ценные бумаги, а в пассивах — вклады населения. Сегодня же более трети привлеченных средств банк собирает из других источников, а в активах у нас 83% — это кредиты. Ну, а внешние проявления этой трансформации -высокие места Сбербанка в мировой банковской табели о рангах.

— Сложилось впечатление, что симпатии ряда миноритарных акционеров такой подход завоевал не сразу…

— Работа с миноритарными акционерами строилась постепенно. Системной, по сути, она стала с 2002 г., после введения в банке кодекса корпоративного управления. А большую часть критики той поры я не считаю объективной. Была, по сути, единственная группа миноритарных акционеров, постоянно критикующая руководство банка и его действия. Я в этом усматриваю гринмейл и происки конкурентов. А истоки конфликта связаны с первой допэмиссией акций, цену размещения которых эта группа акционеров сочла завышенной. Если бы эти люди приняли правильные инвестиционные решения, то на потраченные тогда $35 за акцию сейчас могли бы получить более $4000. Сегодня около 26% акций банка принадлежит нерезидентам. Это самый высокий удельный вес иностранного капитала в российских банках, не считая 100%-ные иностранные дочерние банки.

— Наличие ЦБ в качестве основного акционера помогало привлекать клиентов из числа госкомпаний?

— Нет. Главной формой привлечения было качество обслуживания. Поэтому после 1998 г. и был массовый наплыв клиентов. Мы оказались к этому периоду готовы обслуживать разноформатную клиентуру. Далее уже работал беспроводной телефон между компаниями.

— А эффект одних из самых низких ставок по кредитам?

— Можно взять «Бюллетень банковской статистики» ЦБ и сопоставить. Мы всегда находились где-то выше среднего значения как по корпоративной клиентуре, так и по физическим лицам. Демпингом мы не занимались. Есть у нас особо важные клиенты, которые держат многомиллионные остатки на счетах. Естественно, это обстоятельство учитывается. Но так поступают и другие банки.

— Чего сегодня из арсенала Сбербанка не делают другие?

— Мне кажется, в таких объемах проектным финансированием и инвестиционным кредитованием среди российских банков никто не занимается. Сомневаюсь, что другие банки способны обслуживать расчеты и платежи так, как это делает Сбербанк с собственной расчетной системой.

— Какое из конкурентных преимуществ Сбербанка еще не реализовано?

— Это все, что связано с интернет-банкингом. Технически мы были готовы уже пять лет назад, вопрос стоял в гарантированной минимизации рисков при массовой клиентуре. Ведь у нас более 280 млн счетов физических лиц. Сейчас этот продукт прошел все испытания, и в следующем году начнет функционировать. То же с кредитными картами. Заканчивается пилотный проект на 10 000 карт. Мы отработали систему контроля за массовыми кредитами и готовы к маршу.

Также не до конца реализованы варианты доверительного управления. Подготовка этого продукта в кризисном 1998 г. была отложена в долгий ящик. Рынок здесь достаточно узкий, количество клиентов невелико, и конкуренты не сидели сложа руки. Востребованными эти услуги стали два-три года назад. Говорить о системе работы по доверительному управлению было бы преждевременно, хотя сейчас несколько тысяч клиентов она обслуживает.

— Были разговоры о специальном формате офисов для работы с состоятельными клиентами…

— Они есть в любом головном офисе отделений Москвы, там есть персональные менеджеры и подготовленный состав. В самой шкале процентных ставок по депозитам легко увидеть, что преференции даются крупным вкладчикам.

— Каким будет Сбербанк через 10 лет?

— Частично это прописано в новой стратегии. А за подробностями уместнее обращаться к новому руководителю.

— Каково влияние кризисных последствий на мировых рынках в России?

— Кризис ликвидности на западных рынках не закончился. У многих могло бы создаться впечатление, что в банковской системе все хорошо и много свободных денег. Но каждый период налоговых платежей в конце месяца показывает, сколь глубоко это заблуждение.

Ожидаем эффекта от объявленных ЦБ мер и возвращения в страну части средств стабфонда. Невозможно развивать банковский бизнес и банковскую систему при отсутствии долгосрочных источников финансирования. Последовательный вывод из экономики денежных ресурсов, считаю, уже достаточно пагубно на ней сказался. Клиенты, отчаявшись получить долгосрочное финансирование внутри страны, стали искать его на Западе. Происходит маргинализация российской банковской системы. Возврат средств будет способствовать устранению дефицита ликвидности, потому что у страны есть ресурсы, и нет производных необеспеченных финансовых инструментов, как в США. Если в ноябре подобные шаги сделать, то в начале следующего года тучи над российским финансовым рынком начнут рассеиваться.

— Пока же вы помогаете ЦБ в кредитовании банков…

— Мы сейчас, как и в 2004 г., обеспечиваем кредитование на межбанковском рынке. Это вызвано не чьим-то директивным решением. Межбанковские кредиты — это нормальный бизнес для банка. Но есть консультации банкиров с ЦБ. Специальных вливаний для поддержания межбанковского рынка от ЦБ не получаем.

— Сколько средств размещаете на этом рынке?

— Зависит от текущей ситуации. В последние, наиболее тяжелые дни доходило до 100 млрд руб. в день.

— После частичного закрытия западных рынков происходит ли возврат некоторых клиентов в российские банки?

— Есть случаи, когда предлагаемые западными банками условия не устраивают российских клиентов. И те, кто раньше говорил, что внутри страны, и у нас в частности, не намерены привлекать ресурсы, стали возвращаться. Это создало дополнительное напряжение на рынке. Их заявки, что называется, не входили в плановые объемы. Чтобы удовлетворить потребности этих клиентов, приходилось дополнительно изыскивать ресурсы.

— Рост спроса на кредиты дает возможность больше зарабатывать за счет повышения ставок?

— Клиенты, у которых есть свободные средства, учитывая ситуацию, требуют повышения ставок по депозитам и остаткам средств. В среднем прирост на 20% по кредитам компенсируется ростом ставок по депозитам для юрлиц. Ставки для населения мы принципиально не меняли.

— Кроме проблем с ликвидностью и долгосрочными ресурсами, какие еще наиболее острые проблемы есть в банковской системе?

— Существенное изменение в экономической мотивации граждан. Идет чрезвычайно быстрый рост заимствований.

— Вы же ставили мегазадачу сделать каждого вкладчика заемщиком…

— Никто не говорит, что это плохо. Вопрос в том, что все меньше склонности к сбережениям и все больше желания потратить. Не только текущие и накопленные доходы, но и заемные средства. В абсолютном размере объем прироста кредитов превышает объем привлечения вкладов на счета в банках. В России это происходит впервые, хотя данный путь пройден большинством стран с развитой экономикой. Но в России эти ментальные изменения происходят с колоссальной скоростью — год-два вместо десятилетий. К этому оказываются не готовы судебная система, экономические службы банков. Жить в долг надо уметь. На практике уже многие граждане сталкиваются с проблемой выплат. Так что у нас проблемы на мировом финансовом рынке и сужение ликвидности совпали со снижением сберегательной квоты, что утяжеляет ситуацию. Плюс, несмотря на колоссальный прирост экспорта, в том числе и за счет цен на энергоносители, страна уверенно идет к отрицательному сальдо торгового баланса. Импорт обгоняет экспорт при таких фантастически выгодных условиях для страны. Оказалось, что в стране молока производится 15% от потребности. В условиях падения стоимости и покупательной способности доллара рублевым производителям становится крайне тяжело на национальном рынке. Поэтому политика все время крепнущего рубля дает болезненный эффект для национальной экономики.

— Не смущает ли вас, что у иностранцев уже блокирующий пакет Сбербанка?

— Он не консолидирован. И задача менеджмента вести дело таким образом, чтобы конфликта между акционерами, их интересами не возникало. Многие понимают, что, пока есть государство в капитале, выше будет и рейтинг. Он, а следом и котировки бумаг могут понизиться в случае приватизации. Так что акционеры воспринимают все достаточно прагматично.

— Связаны планы по листингу в Лондоне с тем, что доля нерезидентов в капитале дошла до какого-то уровня?

— Мотив — сделать банк максимально удобным для инвесторов и акционеров. Мы последовательно двигались в этом направлении. Объем акций в свободном обращении за счет допэмиссии увеличен, проведено дробление, причем обыкновенные и привилегированные акции приведены к одному номиналу. Логичное завершение этого процесса — вывод акций на Лондонскую фондовую биржу. После этого субъективного фактора недооценки акций не будет.

— Схема выпуска расписок определена?

— Разные варианты есть, конечное решение будет принимать новый руководитель банка.

— Какой потенциал роста для акций Сбербанка несет листинг в Лондоне?

— Трудно сказать. К тому же курс любых акций, а в России особенно, далеко не главным образом зависит от финансовых результатов. Стоит крупному мировому банку показать убытки или ценам на сырье взять очередной максимум — все вмиг меняется. Но последние оценки ведущих инвестиционных банков в целом корреспондируют с тем, что я бы считал правильным.

— Но к их мнению вы не прислушались и акции продали.

— Это не связано с моими инвестиционными предпочтениями. И никакого демарша в этом нет, хотя многие так пытались это представить. Я перехожу на другую работу и хочу, чтобы на собрании новый руководитель не чувствовал себя чем-то связанным. Считаю, что морального права голосовать на собрании у меня нет. Для этой цели я и продал акции. Так сделали и некоторые мои коллеги. Но многие поступили по-другому — никаких централизованных решений здесь не было.

— С кем-нибудь из них вы вели речь о совместной работе на «Почте России»?

— Напрямую нет. Пока недостаточно знаком со структурой, не знаю условий, которые могу предложить.

— Почему на наблюдательном совете вы голосовали против одобрения нового руководителя?

— В мои планы не входило распространение этой информации, и я этого не делал. Более того, после завершения заседания в телеинтервью я донес до общественности решение совета рекомендовать собранию акционеров назначить предложенную кандидатуру.

— Почему же проголосовали против?

— Когда я приходил в 1996 г., весь менеджмент и практически весь трудовой коллектив, распоряжавшийся куда большим пакетом акций, чем сегодня, голосовали против. И это объяснимо. Человек, который приходит в такую систему без опыта работы в ней, должен забыть все свои прежние заслуги. Коллектив предупреждает, что он здесь человек новый. И надо приложить максимум усилий, чтобы из новичка, пришельца стать полноправным членом этой системы. Чтобы фанфары в ушах не звучали. И приходить в такую систему надо с командой единомышленников, имеющих банковский опыт. Нужно сосредоточиться на большой, тяжелой работе и многому научиться. Ничего личного здесь не было и нет.

— У вас есть личные инвестиции?

— Были акции Сбербанка и «Роснефти». Есть загородный дом, купленный еще в 1999 г., — там живу.

— Акции «Роснефти» тоже продали?

— Да. Подобные инвестиции требуют к себе каждодневного внимания, а физически времени на это нет. Я предпочитаю более простую форму вложений — депозит. Сбербанка, разумеется.

Биография

Родился в 1958 г. в Москве. Окончил Московский финансовый институт (МФИ), защитил кандидатскую диссертацию, стажировался в австрийском и германском нацбанках, а также минфине Германии. 1982 — начало банковской карьеры в отделении Госбанка СССР. 1984 — преподаватель в МФИ, замдекана факультета. 1993 — заместитель министра финансов. 1996 — президент, предправления Сбербанка.

Сбербанк — крупнейший российский банк по размеру активов. Филиальная сеть включает 17 территориальных банков, 812 отделений и 19 410 структурных подразделений. Активы — 4,282 трлн руб. (по МСФО за 1-е полугодие), капитал — 577,9 млрд руб., чистая прибыль — 47,99 млрд. Основной акционер — Центробанк, 57,6% в уставном капитале (60,3% голосующих акций), институциональные инвесторы — 35,7%, частные инвесторы — 5,2%, неинституциональные инвесторы — 1,5%. С момента начала торгов акциями Сбербанка в РТС (январь 1997 г.) капитализация выросла в 75,5 раза с $1,28 млрд до $96,62 млрд.

Беседовал Василий КУДИНОВ

Фото: Коммерсант